18+
  1. Костин зачистил Forbes через Федотова

Костин зачистил Forbes через Федотова

Костин зачистил Forbes через Федотова
У богатых – свои причуды. Кто-то из них хочет красоваться на первых строчках рейтинга Forbes, а кто-то желает оставаться в тени, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. К последним смело можно отнести главу ВТБ Андрея Костина.

Как вычистить компромат из Рунета, обналичить $100 тыс от олигарха Александра Лебедева, подарить $6 млн надоевшей жене и родить ребенка от молодой любовницы

Купив у германского концерна Axel Springer российскую версию журнала Forbes, бизнесмен Александр Федотов публично рассказал о важных изменениях редакционной политики. Новый собственник подчеркнул озабоченность рейтингом зарплат менеджеров государственных компаний, который годами возмущал затронутых персон. Федотов планирует покончить с этой скандальной рубрикой: «Я искренне считаю, что люди, которые читают Forbes, не интересуются зарплатами чиновников.... Про это писать необязательно... Рейтинг зарплат чиновников там, наверное, может быть, но это неинтересно настоящим читателям Forbes».

Сказано — сделано, уже сверстанный коллективном Forbes список самых дорогих государственных управляющих за 2014 год отправился в мусорную корзину. Ведь «настоящие читатели» — это прежде всего фигуранты рейтинга, которые помогали Федорову стать владельцем журнала. В противном случае трудно понять, откуда у не слишком удачливого (убыток за 2014 год — 39,2 млн руб) издателя русских версий L’Officiel и Numero вдруг проснулся интерес к деловой прессе и обнаружились деньги для инвестиций.

Кто же из верхних строчек топа оказался настолько обозлен, что организовал зачистку списка? По данным источников в редакции Forbes, с Федоровым договорился президент государственного банка «ВТБ» Андрей Костин.

Этот герой наиболее резонансных коррупционных скандалов последних 20 лет занял первое место в рейтинге Forbes за 2011 год с зарплатой в $30 млн. В пятёрке самых дорогостоящих менеджеров страны также оказался Михаил Кузовлёв — первый заместителем Костина, а затем глава поглощённого ВТБ «Банка Москвы».

Из ВТБ в ответ рассылался яростный пресс-релиз о клевете и фальсификациях. Однако объяснения о том, что правление во главе с Костиным получило от банка за год 608 млн руб, а все топ-менеджеры группы ВТБ — 5,7 млрд, прозвучали неубедительно. Редакция Forbes изначально указала, что в общую сумму входят и другие источники доходов. Существенную часть непубличных поступлений на имя Костина составили офшорные транши от кипрского Russian Commmercial Bank. Одним из директоров этой структуры числился Кузовлёв, так что кипрский банк выплатил в 2011 году менеджерам группы ВТБ $40 млн только в виде дивидендов.

Важным слагаемым стали также сверхдоходы от номинальных должностей при госкомпаниях — например, «Роснефти», где до 2014 года Костин числился независимым директором. Его вознаграждение доходило в отдельные годы до $200 тыс, причём оформление гонораров даже внешне напоминало лицемерный спектакль. В 2008 году в связи с кризисом независимые директора «отказались» от денег, но совет директоров «Роснефти» «заставил» их принять вознаграждение!

По итогам 2012 года Костин с $35 млн. оказался в списке Forbes на втором месте, уступив президенту «Роснефти» Игорю Сечину. Кузовлёв, сохранив свои $15 млн, переместился на шестую позицию.

Однако уже в следующем году Сечина исключили из рейтинга, а заработавший $37 млн глава ВТБ вернул себе лидерство. Верный соратник Кузовлёв, в 20012-2013 гг. также числившийся среди независимых директоров «Роснефти», переместился на третью позицию с $17 млн.

Костин столь же неудачно пытался опровергать Forbes. В интервью немецкой газете Handelsblatt он назвал указанную в рейтинге цифру «полной чушью» и заявил, что в 2013 году получил 200 млн рублей, а в 2014 году — 240 млн рублей. Банкир подчеркнул, что эти суммы включают «все бонусы» от ВТБ. Но ни слова не сказал о Russian Commmercial Bank, «Роснефти», а также засекреченных от общественного интереса счетах, переводах, офшорах и вознаграждениях. Между тем, только через компанию Сечина независимому директору Костину в 2013 году должны были поступить $560 тыс.

Всё это пусть крайне сомнительные, но официальные доходы. Известны и откровенно криминальные истории — например, эпизод с кредитом, полученным у ВТБ владельцем «Украгрохимпромхолдинга» Алексеем Бессоновым. Согласно официальной версии, одолжив $100 млн с целью закупки 2500 цистерн для аммиака, Бессонов из 2568 млн рублей 1512 перевёл на личный счёт. Сам бизнесмен клялся, что откатил $17 млн первому зампреду правления ВТБ Вадиму Левину и первому вице-президенту — свату Костина Владимиру Яценко. Причём последнему сверх денежной взятки подарил «мерседес-бенц».

Следствие обнаружило в гараже костинского свата этот лимузин, и отметило, что «одним из элементов разработанного Бессоновым плана явилось подыскание в ОАО «ВТБ» лиц, которые, действуя из личной корыстной заинтересованности, могли оказать помощь в получении кредита без надлежащей оценки финансовых рисков операции». Тем не менее, $17 млн бесследно исчезли, а Левин с Яценко так и не появились на скамье подсудимых. Поэтому возникло мнение, что в компанию к севшему на 13 лет Бессонову они не попали только потому, что заранее поделились с Андреем Костиным, который, в свою очередь, уладил проблемы в правоохранительных органах.

По столь же тихой схеме решались вопросы с Forbes, чьи читатели так и не узнают, сколько на самом деле заработал президент ВТБ в 2014 и 2015 годах. Эта личная победа Андрея Костина над свободой слова одержана бескровно, путем ряда теневых сделок и лоббистских операций. Очевидно, что хозяин ВТБ многократно умнее губернатора Псковской области Андрея Турчака, в ходе конфликта с журналистом Олегом Кашиным нанявшего мордоворотов с железными прутьями и теперь спасающегося от последствий собственной кровожадности.

Костин без лишней огласки вычистил из русского Forbes не только ненавистный рейтинг. По нашим данным, Александр Федоров дал указание присылать ему перед выпуском все материалы, где ВТБ будет упоминаться в критическом ключе. Поэтому на страницах Forbes не сможет появиться подробное исследование о том, как повлияла на доходы топ-менеджеров группы ВТБ трата фондов в рамках новых поглощений. Например, покупки болгарского оператора связи Bulgarian Telecommunication Company, который, по мнению его акционеров, стал жертвой рейдерского захвата со стороны VTB Capital Plc.

Не будет опубликована и любопытная историческая справка о том, как в июле 1999 года председатель Внешэкономбанка Андрей Костин получил через счета ЗАО «Ресурсторгцентр» более 2 млн 440 тыс. рублей ($100 тыс.). Информация о платеже зафиксирована в архивах налоговых органов города Москвы. Щедрость «Ресургторгцентра» была вызвана тем, что ЗАО принадлежало «Национальному резервному банку» Александра Лебедева — антипутинского оппозиционера и владельца официально финансируемой странами НАТО «Новой Газеты».

Поскольку Костин сам в прошлом работал у Лебедева и вместе с ним «осваивал» нелегальную предвыборную кассу президента Бориса Ельцина в знаменитом «деле о коробке из-под ксерокса», стремление олигарха одарить приятеля понятно. Но приятель с 1996 года управлял ведущим российским госбанком, так что его личное обогащение за счет капиталов олигарха являлось полностью незаконным и весьма напоминало взятку. Чтобы оценить, насколько полноценно были отработаны $100 тыс, нужно проанализировать понятные экономические отношения между «НРБ» и государственными финансовыми учреждениями Андрея Костина.

Впрочем, бюджет семьи складывается из доходов каждого ее члена. Согласно источникам ИА «Руспрес», супруга президента ВТБ Наталия Владимировна Гордеева 14 ноября 2006 года зарегистрировала с банком «ВТБ 24» сделку № 50-50-20/139/2006-233 на сумму $6 млн. Речь шла о расширении загородного имения. Банк сделал этот подарок официальной жене своего руководителя, когда полигамный менеджер Костин стал жить на два дома, назначив второй фактической супругой мать своего внебрачного ребенка — актрису Оксану Лаврентьеву.

Наверное, обеспечивать выплаты госпожа Гордеевой планировала из выручки собственного издательства «Искусство ХХI век», торгующего высокодуховными книгами на Сивцевом Вражке. В схемах семейной бизнес-империи имеются и другие не менее примечательные компании. Их связь с швейцарской R&S Investments, которая внесла 29,9 млн руб в уставной капитал «Искусства ХХI век», а сама была зарегистрирована по адресу фирмы Sparring Partners, отмывавшей международную репутацию Андрея Костина, заслуживает отдельного рассмотрения. Равно как эпопея об улучшении жилищных условий членов клана Костиных-Гордевых-Лаврентьевых в московском регионе, включая особую роль председателя наблюдательного совета «Торгового дома Внешторгбанка» Владимира Страздинга.

****

Деполитизацию "Русского Forbes" Федотов "сделает красиво"

Бизнес нового хозяина ИД "Аксель Шпрингер Раша" связан с "Боевым братством" Громова-Саблина

Покупкой издательского дома «Аксель Шпрингер раша», основным активом которого является российская версия журнала Forbes, владелец нишевого издательского дома «Арт ком медиа» Александр Федотов обязан закону об ограничении участия иностранцев в российских СМИ. Он вступает в силу с нового года и вводит порог — не более 20% иностранного участия в учредителях российских СМИ. Крупные зарубежные издательские дома были вынуждены искать покупателя на свой бизнес. Немецкий медиахолдинг Axel Springer продал российские активы Федотову.

Тот сразу после сделки отметился громким заявлением. Федотов заявил, что журнал «немного чересчур политизирован», но при нем так не будет. «Forbes — это журнал не о политике, а о бизнесе и экономике <...> Мы просто изменим Forbes», — рассказал Федотов в интервью «Снобу». Например, он искренне считает, что аудитория Forbes не интересуется зарплатами чиновников и госменеджеров. Про это писать необязательно, куда интереснее истории успеха, карьера людей, объяснял новый владелец журнала уже в интервью РБК.

[rbc.ru, 16.10.2015, "Новый владелец Forbes — РБК: "Мы будем стараться не заходить в политику":

— Forbes — влиятельный журнал, на него много обращают внимания и во власти, и в бизнесе, и, соответственно, на человека или компанию, которые им владеют, может оказываться давление, хотя бы в виде звонков. Насколько вы к этому готовы?

— Я не ожидаю какого-то давления и не знаю о конкретных примерах давления. Какие-то нюансы, конечно, будут, но они бывают и в наших журналах — когда люди недовольны чем-то, что мы написали. Если мы ошиблись, мы исправляем ошибку и извиняемся, а если мы написали то, что считаем нужным, мы будем отстаивать свою позицию, в том числе и в суде.

Если мы говорим про Forbes и бизнес, то я не думаю, что речь будет идти о давлении, скорее, о каких-то переговорах, и они будут касаться генерального директора, а не меня.

— В 2014 году глава «Роснефти» Игорь Сечин подал иск к Forbes из-за материала, в котором обсуждалась, в частности, его зарплата. Должны ли быть в Forbes общественно значимые материалы про зарплату государственных чиновников и менеджеров?

— Я считаю, что там должны быть материалы про важные события, связанные с бизнесом и экономикой, но я искренне считаю, что люди, которые читают Forbes, не интересуются зарплатами чиновников. Я говорил со многими бизнесменами.

Я не могу сказать, что Forbes про это не будет писать — это будет сильно зависеть от конкретной истории и контекста. Но я считаю, что про это писать необязательно. В Forbes интереснее читать истории про то, как достичь успеха, про карьеру людей, на которых хочешь равняться. Рейтинг зарплат чиновников там, наверное, может быть, но это неинтересно настоящим читателям Forbes. [...]

— Большая часть общественно-политических СМИ в России принадлежит крупным бизнесменам, так или иначе приближенным к власти. Предполагается, что они отвечают за свои СМИ.

— Так говорят. Я точно не знаю. [...]

— Обсуждалась ли сделка с Axel Springer с властями, с кем-то из администрации президента?

— Я с ними не знаком, и мне кажется, они про меня не знают. [...]

— Были ли какие-то партнеры, которые вместе с вами инвестировали в покупку активов «Аксель Шпрингер Раша»?

— В настоящий момент нет.

— А планируются?

— Но вы же сами сказали, что будет какое-то давление, какие-то звонки. Мало ли. — Врезка К.ру]

На вопросы об истории его собственного успеха Федотов не ответил. Его представитель сослался на то, что бизнесмен несколько дней не в Москве и связи с ним нет.

«Ведомости» выяснили, что Федотов участвовал в подмосковных земельных проектах, связанных с одним из лидеров «Боевого братства» — основателем движения «Антимайдан» Дмитрием Саблиным и его бывшим деловым партнером Дмитрием Аксеновым. Компании Федотова, входящие в Art Trading Group и специализирующиеся на архитектуре и дизайне, отделывали кабинет бывшего губернатора Московской области, председателя «Боевого братства» Бориса Громова, создавали архитектуру нового здания подмосковного правительства в Красногорске и дворец президента Ингушетии в Магасе. Бывший президент республики Руслан Аушев — зампредседателя «Боевого братства».

Еще работавшие в компаниях Федотова специалисты декорировали частную резиденцию Дмитрия Медведева, занимались отделкой кабинетов в Госдуме и усадеб в подмосковной деревне Акулинино, известной поместьями бывшего президента РЖД Владимира Якунина, президента «Транснефти» Николая Токарева и гендиректора госкорпорации «Ростех» Сергея Чемезова.

Как Федотову удалось построить такой бизнес, чтобы его клиентами стали представители политической элиты? И зачем ему понадобился Forbes?

Поставщик

Федотов не москвич, но насчет того, откуда он родом, есть разночтения. Давно знающая Федотова Ксения Собчак, которая взяла у него интервью для «Сноба», отмечала, что он из Копейска Челябинской области. Люди, которые общались с ним в 1990-х гг., говорят, что Федотов из Червонограда Львовской области Украины.

В самом начале 1990-х выпускник Физтеха Федотов с двумя знакомыми, окончившими Физтех раньше его, — Алексеем Мирошниченко и Равилем Салиховым создали малое предприятие «Арт сервис». Оно работало при дирекции благотворительного фонда «Культурная инициатива» американского финансиста Джорджа Сороса. Занималось предприятие продажей предметов искусства и ремонтом домов, рассказал Федотов «Снобу». Искусство, по словам Федотова, продавал Мирошниченко. А затем пути партнеров разошлись. Старшие физтеховцы остались заниматься «искусством и еще чем-то». А Федотов увлекся дизайном, архитектурой и параллельно стал поставлять в Россию компьютеры, калькуляторы и прочую электронику, чем в 1990-е гг. занимались многие нынешние крупные предприниматели, зарабатывая первые серьезные по тем временам деньги. Компьютеры и калькуляторы Citizen из Сингапура в Россию ввозил, например, основатель «Абсолют банка» Александр Светаков.

Федотов поставлял итальянскую технику Olivetti. Вместе с однокурсником Сергеем Шестаковым в 1990-х гг. они были совладельцами фирмы «Олирос» с офисом на Саввинской набережной, 5, которая продавала и обслуживала электронику Olivetti. Здесь же в то время прописались компании Федотова и Шестакова — агентство недвижимости «Фирма Кронос» и «Арт трейдинг контракт», занимающийся архитектурой, дизайном, интерьерами и проектами под ключ. У Федотова, Шестакова и их партнера Александра Парамонова была также фирма, которая в начале 2000-х гг. реконструировала трехэтажный особняк 1917 года постройки рядом с Саввинской по адресу: 1-й Тружеников переулок, 14. Сейчас там офисный центр класса В, в котором также расположились компании Федотова.

На поставках итальянской техники, ремонте и строительстве Федотову, по его словам, удалось неплохо заработать. Правда, в базе данных СПАРК сведения о доходах этих компаний либо отсутствуют, либо весьма скромны. Но, как говорил Федотов «Снобу», «в то время вполне можно было, если экономить и приумножать, набрать на маленький медиахолдинг».

Инвестор

Как Федотов приумножил свой капитал? В частности, по приглашению друзей выгодно инвестировал в подмосковные земельные проекты. Федотов подружился со Светаковым. Тот начал покупать земли в Подмосковье после того, как в 1995 г. один из совладельцев «Абсолют банка» познакомил его со своим партнером — предпринимателем Дмитрием Аксеновым, известным теперь основателем девелоперского холдинга RDI Group. Аксенов с 1994 г. был партнером родственников бывшего замминистра обороны, а впоследствии губернатора Московской области Бориса Громова — его племянницы Аллы Налчи и мужа племянницы Дмитрия Саблина, сообщал Forbes.

Федотов, Саблин, Светаков и родственница Аксенова — соседи по Жуковке — соучредители некоммерческого партнерства «Жуковка XXI» в Одинцовском районе. Бывший однокурсник Федотова — Шестаков вместе с Аксеновым и родственницей Саблина числился соучредителем некоммерческого партнерства по содействию в благоустройстве базы отдыха «Утро» в Солнечногорске.

Светаков рассказал «Ведомостям», что знает Федотова примерно с начала 2000-х гг. Тот был младшим партнером и занимался оперативным управлением небольшой части совместных земельных активов. Основным контрагентом для Светакова, по его словам, был Аксенов и обо всем он договаривался с ним. Вдаваться в детали Светаков не стал, объяснив, что оперативным управлением не занимался, активных проектов было больше сотни и о внутренних отношениях внутри этой системы не знает. Но он подтвердил, что Федотов участвовал в финансировании проекта. Также Светаков отметил, что его совместный бизнес с Аксеновым давно завершился.

Конкретные проекты Светаков не раскрыл. Но Федотову (по данным СПАРК) в прошлом принадлежала, к примеру, половина Юридического информационного бюро, зарегистрированного в подмосковном селе Молоково. Управляющей компанией этого бюро впоследствии стала фирма «Лэнд девелопмент» с тем же адресом и телефоном, что у бюро. Ее гендиректором был сын заместителя председателя подмосковного правительства Василия Громова — Максим, а владельцами — фирма «Рота девелопмент» Саблина.

Юридическому информационному бюро принадлежал искусственный пруд в Троицком округе «большой Москвы» у поселка Первомайское площадью 19,5 га. Это следует из решения Арбитражного суда Московской области по иску компании к ООО «Елизарово-96» от 2013 г. Ответчик был зарегистрирован по тому же адресу и с тем же телефоном, что и Юридическое информационное бюро. Гендиректор у обеих компаний тоже был общий. «Елизарово-96» на тот момент владела тремя участками рядом с прудом общей площадью больше 79,5 га.

Юридическое информационное бюро требовало от «Елизарово-96» снести как самовольное строение бетонную дорогу вдоль берега водохранилища. Ответчик не возражал. Как следует из решения суда, против выступал расположенный неподалеку дачный кооператив «Мирный» (участвовал в деле как третье лицо), к владениям которого и вела бетонка. Иск Юридического информационного бюро был отклонен.

А спустя год, в 2014 г., Юридическое информационное бюро было присоединено к «Елизарово-96». Но в объединенной структуре у Федотова доли уже не оказалось.

«У меня никогда не было «крыши», — уверял Федотов, отвечая на вопрос о сложных временах. Возможно, имея таких сильных партнеров, пользоваться чьими-то другими услугами просто не было необходимости.

Скупщик подмосковных земель предприниматель Илья Дыскин в 2006 г. рассказывал Forbes: «Скупали мы один колхоз. Вдруг приезжают ребята из «Боевого братства», а с ними два автобуса ОМОНа и говорят: или мы сейчас здесь скупаем тоже, или ОМОНом вас всех положим и акции отберем. Я потом с Саблиным шесть часов разговаривал».

Громов, Саблин и Аксенов не ответили на вопросы.

Декоратор

Компания Федотова «Арт трэйдинг контракт», созданная в 1995 г., на своем сайте сообщает, что занимается архитектурным проектированием, дизайном интерьеров и оказывает инжиниринговые услуги. Компания входит в группу Федотова Art Trading Group, включающую в том числе медиахолдинг ArtCom Media, который Федотов начал создавать в 2008 г., рекламное агентство, продвигавшее еще продукцию Olivetti, и event-агентство.

Медиахолдинг Федотова далек от политики, в него входят журналы о стиле, моде, дизайне и образе жизни SNC, Port, Numero, Object, Gold Digest, Interni и Exterieurs design.

«Арт трэйдинг контракт» среди клиентов называет правительство Московской области, правительство Ингушетии, Сбербанк, гостиницы «Космос» и «Мир».

На английской версии сайта в числе клиентов указан Минюст, а некоторые реализованные проекты конкретизированы — строительство Чертановского и Черемушкинского филиалов Сбербанка, отделка дворца президента Ингушетии в Магасе, зал ресепшн Дома правительства Московской области и архитектура здания, а также элитные коттеджи в Елизарове.

Люди, работавшие в компаниях группы, в своем портфолио сообщают, что в период губернаторства Громова принимали участие в отделке его кабинета в новом здании подмосковного правительства «совместно с итальянскими мастерами». Трудились над дверями, оконными порталами, панеляцией, карнизными поясами, декоративными арочными балками частной резиденции премьер-министра Дмитрия Медведева. Занимались перепланировкой кабинетов в Госдуме и частными домами, в том числе усадьбами в Акулинине.

Но открытые финансовые показатели «Арт трэйдинг контракта», доступные в СПАРК, не впечатляют. В 2013–2014 гг. при ежегодной выручке в 1,1 млн руб. компания показывает убытки в 0,8–0,99 млн руб. Издательский дом «Арт ком медиа» тоже демонстрирует убытки в 35,96 млн и 24,3 млн руб. соответственно. Зато прибыль показывает созданная в 2008 г. телекоммуникационная компания Федотова Web3Tel, предлагающая сервис единой связи, позволяющий осуществлять звонки на местные региональные и зарубежные номера с любых телефонных терминалов по VOIP-каналам без подключения спецоборудования и доступа к интернету. При выручке в 2013–2014 гг. в 11,54 млн и 14,77 млн руб. она показывает чистую прибыль в 0,36 млн и 1,32 млн руб. И издательский дом «Гольф медиа», зарегистрированный в 2010 г. и принадлежащий поровну Федотову и предпринимателю Леониду Макарону (совладелец издательства, выпускающего газету бесплатных объявлений «Из рук в руки»), в 2014 г. при выручке в 7,16 млн руб. показал чистую прибыль в 0,66 млн руб.

Сам Федотов объяснял Собчак, что среди его медийных активов есть хорошие примеры: английский Port — «очень маленький журнал, в нем работает небольшое число людей, немного рекламы, но это позволяет им быть в прибыли». «У нас сейчас не убыточный, а инвестиционный период, — поправлял он Собчак. — Если мы не начнем никакой новый проект, если будем работать с тем, что у нас сейчас есть, и если будем развивать, как сейчас планируется, печатные издания, то к концу 2017 г. мы выйдем по всем проектам в плюс». Сумму инвестиций в свой медийный холдинг и сколько заплатил при покупке «Аксель Шпрингер раша» Федотов не раскрывает. Он только признался, что давний знакомый его и Светакова — бывший топ-менеджер «Абсолют банка» Михаил Сердцев в прошлом инвестировал в журналы Numero, SNC и Port, но вышел из этих проектов. Сердцев — еще один сосед Федотова, Светакова и Саблина в Жуковке и соучредитель некоммерческого партнерства «Жуковка XXI».

Покупатель

Знакомые Федотова объясняют его успех развитым чувством прекрасного и неполитизированностью. Эстетика, дизайн, архитектура, стиль и искусство форм — это действительно его. Он это любит, неплохо в этом разбирается и построил на этом бизнес. Поехал знакомиться с итальянскими дизайнерами и позвал их в Россию в 1990-х гг., как только заработал первые деньги. Дальше мнения знакомых расходятся. Одни считают, что умного и неполитизированного Федотова, «умеющего сделать красиво», могли попросить заодно купить Forbes, поскольку представители власти нередко воспринимают журналистов как некий «обслуживающий персонал», создающий красивую картинку, рассуждает знающий Федотова человек, — кого же попросить об этом, как не Федотова с его эстетическим чувством? Знакомый Федотова и человек, который осведомлен о сделке, полагают, что неформально обсуждение вопроса о покупке Forbes могло идти через сенатора Саблина. Саблин это не комментирует.

«Все это конспирологические домыслы. Думаю, это имеет мало отношения к реальности. Я его знаю как порядочного, ответственного человека. И мы продолжаем общаться, хотя совместного бизнеса у нас нет», — сказал Светаков.

Кто такой Дмитрий Саблин

Дмитрий Саблин до 2000 г. служил в Вооруженных силах, а затем в Министерстве по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям. В 1997 г. ветераны локальных войн и конфликтов образовали всероссийскую общественную организацию «Боевое братство». Возглавил ее бывший замминистра обороны Борис Громов. А Саблин в 2000 г. был избран вице-президентом «Боевого братства», а затем первым заместителем председателя движения. А когда Громов избрался губернатором Московской области в 2000 г., Саблин пришел в подмосковное правительство его советником. Еще в начале 1990-х гг. Саблин познакомился с риэлтором Дмитрием Аксеновым. Впоследствии они основали компанию «Регион-Р», которая аккумулировала подмосковные земли. В итоге на ее базе был создан один из крупнейших землевладельцев Московской области — RDI Group, где Аксенов и Саблин стали основными акционерами. Саблин вышел из акционеров в конце 2010 г. Бывший сотрудник группы сказал, что, хотя Саблин и Аксенов разошлись во взглядах на бизнес, расстались они без конфликта. В конце 2003 г. Саблин стал депутатом Госдумы и пробыл в парламенте до 2013 г., поменявшись местами с Громовым: Саблин ушел в сенаторы, а Громов из Совета Федерации переместился в Госдуму. Саблин показал пятый по величине доход среди сенаторов за 2014 г. — 6,4 млн руб., а его жена Алла — 110,5 млн руб.

В начале 2015 г. Фонд борьбы с коррупцией нашел у Саблина дом в подмосковной Жуковке — в коттеджном поселке «Жуковка XXI». Среди учредителей некоммерческого партнерства «Жуковка XXI» также есть и новый владелец Forbes Александр Федотов. В январе 2015 г. Саблин стал одним из основателей движения «Антимайдан», созданного, как сказано в манифесте, для того чтобы не допустить цветных революций.

В числе создателей «Антимайдана» также лидер мотоклуба «Ночные волки» Александр Залдостанов (Хирург), воин-афганец Вячеслав Шабанов, публицист Николай Стариков и чемпионка мира по боям без правил Юлия Березикова. Штаб движения состоит из представителей «Боевого братства», Совета ветеранов Афганистана, «Ночных волков» и казачества.

«Мы решительно заявляем, что не допустим силового свержения законно избранной власти, какими бы красивыми лозунгами это насилие ни прикрывалось», — говорится, в частности, в манифесте «Антимайдана» на его сайте.

«Под эгидой борьбы с мигалками, налогами, коррупцией они разрушали свою страну <...> «Пятая колонна» не действует прямо. Не ходит под плакатами, открыто призывающими к свержению режима. Она хитрая и трусливая. Прикрываясь защитой автомобилистов, она пытается собрать под свои знамена людей», — сказано в обращении члена координационного движения «Антимайдан» Александра Ионова на сайте движения.