18+
  1. Лариса Васильева: Я главного слова еще не сказала...

Лариса Васильева: Я главного слова еще не сказала...

Лариса Васильева: Я главного слова еще не сказала...
Сегодня, 23 ноября, в Колонном зале Дома Союзов в Москве состоится торжественный вечер, посвященный юбилею знаменитой поэтессы и писательницы Ларисы Васильевой.

Она - одна из самых читаемых в России, автор нашумевших произведений: «Альбион и тайна времени», «Кремлевские жены», «Дети Кремля», «Жены российской короны», «Душа Москвы», «Сказки о любви»... А еще она удивительный рассказчик, знающая так много интересных увлекательных историй, в чем смогли убедиться миллионы телезрителей.

- Лариса Николаевна, свою творческую жизнь вы начинали как поэтесса. В одном из ваших стихотворений есть строка: «Я главного слова еще не сказала»... Это было написано давно. А что скажете сегодня, в свой очередной юбилей?

- То и скажу. Не надо подводить какие-то итоги. Не люблю за это юбилеи! Не надо намекать на возраст. Кстати, полностью абзац стихотворения звучит так:

Я главного слова еще не сказала,

Грядущего с прошлым узлом не связала,

А значит, меня не догнали года,

и я – молода...

Молодость - это не годы, толпящиеся впереди, а дерзкое чувство свободы в груди. У меня оно есть.

- Совсем недавно широко отмечался юбилей Людмилы Гурченко. Вы обе родились не только в один год, но и в один месяц в Харькове и росли в одном городе. Но знакомы ли были?

Лариса Васильева: Я главного слова еще не сказала... - В детстве не были. Познакомились уже в Москве. Иногда общались. Я всегда очень любила ее творчество, но не разделяла страха перед старостью. Однажды Люся сделала мне своеобразный комплимент - удивилась, узнав, что я не прибегаю к услугам косметологов. А зачем? Я ведь не актриса. Главное, чтоб не покинуло вдохновение. Для этого много работаю, мало ем, по утрам обливаюсь холодной водой. Стараюсь не злиться, хотя поводов хватает. В общем, поддерживаю хорошую форму – ведь столько еще надо успеть!

С Ларисой Николаевной я знакома больше пятнадцати лет. За это время она почти не изменилась. Все такая же моложавая, улыбчивая, доброжелательная, слегка ироничная, постоянно куда-то спешащяя.

Познакомилась я с Васильевой весьма неожиданно. Но могла ли тогда знать, что она на долгие годы станет мне близким человеком, чьи мудрые советы не раз помогали в жизни?

В тот год под Москвой открывался необычный музей танка Т-34, который создала Лариса Васильева, автор книги «Кремлевские жены», ставшей тогда настоящим бестселлером. Но причем тут музей танка? Моя редакция поручила мне об этом все узнать и написать.

Признаюсь, готовилась я к беседе, как школьница к экзамену. Даже нашла сборник стихов Васильевой и пожалела, что не читала их раньше. Потому что они очень искренние, доходчивые и написаны простыми словами без ложного пафоса, назиданья, визгливого восторга и трагического надрыва. Будь то стихи о любви, войне, друзьях, природе.

Недаром первый сборник ее лирических стихов «Льняная луна» сразу же получил премию Московского комсомола.

Мы встретились возле музея – небольшого двухэтажного белого здания, на котором написано громадными буквами: «Музей истории танка Т-34». Не сразу узнала Васильеву. Обычно видела ее на снимках и по телевизору в красивых платьях, с уложенной прической из длинных волос. А тут подходит ко мне женщина с короткой стрижкой в просторном свитере, растегнутой куртке с капюшоном, в резиновых сапогах...

Только выразительные глаза под стеклами элегантных очков не давали усомниться, что это и есть автор многих нашумевших книг, та самая Лариса - "светская львица", не один год прожившая в Лондоне.

- Мне не до светских тусовок, - сказала она. - Я создаю МУЗЕЙ ТАНКА!

- Но почему вдруг?

- Да не вдруг, - отмахнулась Лариса Николаевна. – Все расскажу и покажу.

Васильева водила меня по небольшим залам, где использовался каждый сантиметр его площади, и я поняла, какую колоссальную работу провели создатели первого и единственного в мире музей танка. И поймала себя на мысли, что мне удивительно просто общаться с моей собеседницей. Ни тени звездности и величия. Рядом - страстно увлеченный человек, женщина, которая смогла заразить многих своей идеей и осуществить ее.

Лариса Васильева: Я главного слова еще не сказала...

- Музей посвящен истории танка и всем, кто создавал, строил и воевал на этой боевой машине. Мой отец - один из создателей Т-34. Вместе с Морозовым и Кошкиным он получил за него Сталинскую премию, - сказала мне Васильева.

- А мой - был танкистом. Воевал на Курской дуге. Все мое послевоенное детство прошло на танковых полигонах.

- Я же с детства танки не любила, потому что им, а не мне, отец отдавал все свое время. Его рабочий день начинался с 8 утра и заканчивался в полночь. Но чем конкретно он занимался, в семье не обсуждалось. Секретно! Да я, поэтесса, и не стремилась узнать. А отец стихи не очень, скажем, понимал.

- Вы их писали с детства?

- Даже публиковалась в «Пионерской правде». Однажды сама Анна Ахматова, увидев мои стихи, написала мне. Великая поэтесса разобрала их «по косточкам». Но в конце добавила странную приписку: «Меня ты не бойся». А я никого не боялась. Была довольно самоуверенной девчонкой, и не сочла тогда нужным ответить Анне Андреевне. Потом об этом всю жизнь жалела. Ахматова же не раз снилась мне.

Показав музей, Васильева предложила зайти к ней на дачу, она недалеко от музея. По дороге я спросила писательницу про ее «Кремлевских жен».

- Кто подсказал идею, почему книга вызвала такой интерес?

- Я многие годы изучала древнерусскую литературу, по крупицам собирала сведения. Что случилось с женщиной за два прошедших века? Так складывалась книга "Жены русской короны".

Но однажды муж мне сказал: "Смотри, уходят из жизни недавние жены Кремля, даже дети... Пропустишь". И я "побежала". Помогало мне то, что жизнь моя каким-то образом была связана с Кремлем и что я была в то время уже известной поэтессой.

Почему книга стала такой популярной? Потому что многим хотелось узнать то, что долгие годы скрывалось за кремлевской стеной, было недоступно, обрастало легендами, слухами, сплетнями.

Меня за книгу не только хвалили, но и ругали. В основном мужчины резко коммунистического направления. Потому что у меня все жены оказались благороднее своих мужей. Никто из них не предал любимого человека, даже попав в тюрьму, в ссылку, чего не скажешь о государственных мужьях. Ни один из них не защитил свою жену, не разделил с ней тюремную участь.

- «Кремлевские жены», можно сказать, стали вашей визитной карточкой. Но до них все зачитывались вашей повестью «Туманный Альбион»,опубликованной в «Новом мире». Как попали в Англию?

- Туда направили мужа, Олега Васильева, корреспондента "Известий". Я ехать не хотела. Здесь у меня шла, развивалась поэтическая жизнь. Но, приехав в Англию, поняла, что буду писать прозаическую книгу без всякой политики. Книга имела успех наверное потому, что была первой "такой". "Альбион и тайна времени" - так она была названа у нас, а в Англии ее озаглавили: "Лара в Лондоне".

- Вы там даже читали лекции и вели семинары в университете Ноттингема. Так хорошо знаете English?

- Знаменитый английский писатель Чарльз Перси Сноу, который дал мне рекомендацию для вступления в члены Библиотеки Британского музея, назвал мой язык «Ларисиш». Но меня понимали и даже пожаловали титул «special professor».

- Почему не остались в Англии?

- У нас с мужем даже мыслей таких не было! Я люблю Англию, люблю Лондон, но свою страну и свою Москву люблю больше.

- Вы посвятили нашей столице замечательную книгу «Душа Москвы».

- Хотя родилась я на Украине, а в годы войны жила на Урале, куда был эвакуирован из Харькова завод отца, Москва давно стала для меня родной. Ведь меня сюда привезли в 1947 году, на 800-летие столицы. До сих пор помню, какой она была красивой в те дни! Я даже выразила свои впечатления в стихах.

- Вы уже давно стихов не пишете.

- Наверное, скоро будут и стихи. Сейчас для меня важней открыть музей танка, - сказала мне тогда Васильева.

В гостинной ее дачи я сразу же увидела на стене большой портрет молодого красивого военного.

- Это и есть мой отец, Кучеренко Николай Алексеевич, - сказала Лариса Николаевна. – Таким он был во время войны.

- Так вы по отцу Кучеренко? У меня тоже девичья фамилия кончается на «о». Значит, мы с вами – «хохлушки»! Я тоже родилась на Украине, в Николаеве.

- В Николаеве? - почему-то обрадовалась Лариса Николаевна. - И ты работала там на судостроительном заводе?! Тогда сможешь мне помочь узнать про одного замечательного человека, Фирсов его фамилия. Про него мой отец сказал перед смертью: «С него все начиналось. Без него бы ничего не было». А Фирсова обвинили перед войной в диверсии на николаевском судостроительном заводе. Потом отправили в Харьков создавать танки. В 37-ом за ним пришли и увели навсегда...

Васильева слегка разволновалась и даже не заметила, как перешла со мной на «ты». А я стала вспоминать, откуда знаю фамилию - Фирсов? И вдруг, словно током пронзило: Ольга Фирсова! Ленинградская альпинистка, укрывавшая в войну золотые вершины города от обстрелов. Много лет назад я встречалась с ней, писала о ее подвиге. Мы вместе даже слазили на шпиль Адмиралтейства во время его реставрации. И она ведь мне тогда сказала, что ее отец был инженером-конструктором, которого расстреляли по какому-то обвинению. Уж не его ли имела в виду Лариса Васильева?

- Его! А ты, значит, тоже встречалась с его дочерью Ольгой? Теперь кое-что знаешь и про ее отца. А мой отец, который всю жизнь занимался танками, умер в День танкистов 12 сентября 1976 года. Ему было 68 лет. Москва в тот день отмечала праздник салютом, а я читала отцу, который умирал при полном сознании, свои стихи, что-то ему рассказывала и пообещала: "Напишу о тебе книгу! О твоей жизни, об истории танка Т-34..." Он лишь усмехнулся: "Что ты об этом знаешь?.."

Действительно, что я знала? Ничего! Но ведь я дала отцу слово.

И свое слово дочь сдержала. Книги про отца, про танк, про его создателей все-таки написала. Музей «пробила». И доброе имя Афанасия Фирсова восстановила. Теперь в музее танка Т-34 есть стенд, посвященный гениальному конструктору.

«Случайные встречи отнюдь не случайны...» Это строка одного из стихов Ларисы Васильевой. Согласна: ведь совсем не случайно получила я когда-то задание редакции встретиться с ней.

С тех пор встречались мы много раз - и в ее московской квартире, и в музее, и на всевозможных творческих вечерах. Вместе были в Николаеве. Но чаще мы перезваниваемся. Потому что Васильева в основном живет на даче, а это 37-й километр от Москвы. Далековато ездить в гости. Она же там занимается проблемами музея, которому уже стало очень тесно. Чтоб расшириться, нужно столько всяких разрешений, согласований! Поэтому Васильева разрешила разместить штаб музея на своей даче, в гостиной, где висит портрет отца,

А свои книги она пишет ночами. Пишет по-прежнему перышком. Компьютер не освоила. И не хочет. Приходится только удивляться, как Васильева написала столько книг! Кроме уже названных, знаменитых, недавно появились новые. И они такие разные! Например, «Правда о танке Т-34» и «Жена и муза» о тайне Александра Пушкина. «В прицеле - Прохоровка» о великом танковом сражении и «Василиса» о том, как избежать катастрофу нашей цивилизации...

- Скоро выйдут еще две книги: «Исчезновение императора» - про Александра I и «Путешествие друзей с врагами» - про литературный процесс второй половины ХХ века.

А журнал «Наука и религия» начнет печатать мою повесть про Анну Ахматову: «Королева без королевства».

- Решили через много лет все-таки ответить великой поэтессе? А свои стихи больше не пишете? Только прозу?

- Насчет стихо-творения отвечу: я сажусь и не знаю, что буду писать. Все это идет оттуда! – она указала пальцем наверх.

...не найдешь у поэта

откровений судьбы.

Он не знает, откуда,

вопреки и не впрок,

появляется чудо

обжигающих строк...

- Лариса Николаевна, у вас большой список наград – премии, медали, ордена. В честь вас даже названа звезда в созвездии Стрельца. Вы довольны признанием?

- Все-таки подводишь итоги! Отвечу своей строкой: «Совсем не гонялась за славой»... И не гоняюсь до сих пор. У меня вовсю кипит работа. «Предпочитаю как пламя сгореть, чем тихо стареть»...