Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года) - часть 2

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года) - часть 2
Фото: http://russia-rating.ru/
Центр информационных коммуникаций «Рейтинг», в рамках проекта «Национальный рейтинг», опубликовал итоговое за 2020 год исследование, посвященное оценке деятельности глав субъектов Российской Федерации.

Продолжение первой части статьи ...

Вторая группа рейтинга

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года) - часть 2

Реклама на веке
Как разместить

Подведение итогов года существенно улучшило позиции в «Национальном рейтинге» Михаила Развожаева (город федерального значения Севастополь). Он заметно прибавлял в исследовании весь год, постепенно компенсируя тяжёлые имидживые потери, понесённые региональной властью при его предшественнике. Важной вехой в таком прогрессе играло сглаживание внутриэлитных трений в Севастополе, в частности, почти полное исчезновение из федеральной повестки противостояния главы Севастополя с Алексеем Чалым. Хотя некоторые эксперты полагают, что конфликт с этим политиком и бизнесменом полностью себя не исчерпал. Избрание Михаила Развожаева прошло при его подавляющем превосходстве и было омрачено, пожалуй, только отсутствием серьёзных соперников и слишком уж высоким процентом «за». Отмечают эксперты масштабное благоустройство Севастополя.

Проблемы с водоснабжением города, как и всего Крымского полуострова, были вызваны внешними факторами и принципиально не повлияли на имидж Михаила Развожаева. В отличие от информация о выделении Москвой 50 млрд рублей для решения указанной проблемы.

В мае в Севастополе отмечался резкий рост заболеваемости COVID-19, но в итоге положение и на этом фронте нормализовалось. Другое дело, что по-настоящему плохо обстояли дела в Севастополе с восстановлением экономических показателей после волн эпидемии.

Наблюдатели отмечают трения Михаила Развожаева с главой соседнего региона. Однако данное противостояние, по доминирующим оценкам, скорее вредит главе Крыма Сергею Аксёнову, которого некоторые эксперты традиционно подозревают в желании объединить под своим началом оба субъекта РФ, расположенные на полуострове.

Услышали эксперты и заявление Генеральной прокуратуры, отметившей Севастополь в числе десяти наименее коррумпированных регионов РФ.

При этом начало забора воды из Кадыковского карьера и озера у Гасфорта вызвало противоречивую реакцию.

Михаил Развожаев по-прежнему пользуется абсолютным доверием федерального центра, его политические позиции в течение года качественно укрепились, поэтому переход на высокие позиции во второй группе «Национального рейтинга» представляется вполне закономерным.

Оценки Алексея Текслера (Челябинская область) в «Национальном рейтинге» в первом полугодии отличались переменчивостью: он то немного поднимался в таблице исследования, то падал вниз. Однако для второго полугодия стал характерным достаточно уверенный восходящий тренд. Победа «Единой России» на выборах в Законодательное собрание объективно усилила позиции губернатора. Многие эксперты расценили её как вотум доверия самому Алексею Текслеру. Значительно усилились позиции губернатора и на муниципальном уровне. Голосование за поправки в Конституцию укрепило его аппаратные позиции.

Положение с эпидемией коронавируса в Челябинской области серьёзное, но без установления в масштабах России каких-либо «антирекордов». Кроме того, эксперты благосклонно оценили федеральные инициативы Алексея Текслера, предложившего запретить экспорт медицинских масок из страны и организовать их поставки во все регионы по фиксированной цене.

Общественная палата РФ, признав регион лучшим по взаимодействию органов власти и социально-ориентированных НКО, также добавила аргументов в пользу Алексея Текслера.

Отмечали эксперты продуктивную работу, проводящуюся в регионе, по рекультивации свалок. При этом экологические проблемы традиционно остаются в Челябинской области одними из наиболее острых, и эту остроту Алексей Текслер не смог полностью купировать. Однако на пресс-конференции Владимир Путин затронул тему улучшения экологической ситуации в Магнитогорске, что, безусловно, пошло в плюс губернатору.

Появление Сергея Меликова во главе Республики Дагестан было позитивно встречено экспертами. Рейтинг предыдущего главы, Владимира Васильева, совсем недавно очень высокий, постепенно ухудшался. В конце концов он покинул группу лидеров исследования. Наблюдатели в основном относились к прежнему главе с уважением, но полагали, что свою роль в Дагестане он уже сыграл. Обстановка требовала нового, более энергичного руководителя.

Начало работы Сергея Меликова было прервано его заболеванием COVID-19. В итоге, едва приступив к своим обязанностям, глава попал в медицинское учреждение, находящееся вне территории Дагестана. Ситуацию дистанционного управления регионом врио, проходящим лечение, никак нельзя назвать нормальной.

Вторая волна COVID-19 проходит в Дагестане гораздо мягче, чем первая. Во всяком случае, об этом свидетельствуют данные статистики, на которые ссылаются эксперты. Безусловно, нельзя связывать такой результат исключительно с появлением в Дагестане Сергея Меликова, однако объективно эта ситуация способствовала улучшению обстановки в регионе и укреплению авторитета врио.

Согласно информации Росстата, восстановление экономики республики происходит быстрыми темпами.

В кадровых вопросах Сергей Меликов (по воинскому званию он – генерал-полковник) тут же начал «махать шашкой», решительно производя перестановки, в частности, отправив в отставку региональное правительство. Отчасти глубокой ротации местных чиновников способствовало назначение республиканского премьера Артема Здунова врио в Мордовию, что освободило одну из ключевых позиций среди региональных чиновников.

Отмечают эксперты важное по значению и масштабам соглашение с «Газпромом» о газификации Республики Дагестан. Очевидно, что подобный документ требует продолжительного времени на подготовку и согласования. Работы по нему в значительной степени были проведены при Владимире Васильеве. Однако «лавры» в итоге достались именно Сергею Меликову. Тем не менее, неожиданная «командировка» в Москву, вызванная

болезнью, привела к ухудшению положения Сергея Меликова в итоговом за год «Национальном рейтинге» по сравнению с результатами предыдущего исследования. Сегодня не является редкостью ситуация, когда тот или иной глава осуществляет свои функции дистантно, находясь на излечении. Другое дело, что такая судьба постигла Сергея Меликова почти сразу после вступления в должность, в самый неподходящий момент.

Положение в «Национальном рейтинге» Сергея Жвачкина (Томская область), начиная со второго полугодия с. г., начало последовательно и очень заметно ухудшаться. Окончание года в этом смысле не стал исключением. Аресты муниципальных чиновников, завершившиеся задержанием мэра Томска, косвенно, но весьма серьёзно ударили по губернатору. Иван Кляйн считался безусловно лояльной губернатору фигурой, входил в его «команду».

В числе серьёзных провалов – избрание в городской парламент Томска представителя местного штаба Алексея Навального и общий неудовлетворительный результат на этих выборах «Единой России».

Другим слабым местом Сергея Жвачкина является непомерно высокий уровень задолженности вверенного ему региона. Отмечается крайне плохое состояние на рынке труда, а также серьёзные, по сравнению с большинством других регионов РФ, экономические трудности, которые испытывает область в результате эпидемии COVID-19. Во всяком случае, восстановление экономических показателей, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, происходит здесь очень медленными темпами.

Начиная с весны с. г., Александр Усс (Красноярский край) неизменно ухудшал своё положение в «Национальном рейтинге». За год твёрдые позиции этого главы во второй группе исследования сменило шаткое балансирование на грани вылета в кластер отстающих.

Подобный малопочетный «дрейф» был вызван целым рядом обстоятельств.

Многие эксперты ссылаются на социологические данные, демонстрирующие резкое падение поддержки главы населением. Участились сообщения о том, что и среди местных элит возросло число недовольных деятельностью Александра Усса. Подобные тенденции особенно неприятны для действующей власти в преддверии важных выборов следующего года.

Красноярский край относится к тем регионам, в которых экологические проблемы занимают первые строки повестки. Его административный центр, с известным на всю страну «чёрным небом», по данным международного рейтинга городов по качеству воздуха и загрязнению атмосферы, оказался среди самых неблагополучных в мире.

По словам губернатора, сведения о различных ЧП доходили до него не оперативно и в искажённом виде. Что само по себе свидетельствует о системных сбоях в управлении регионом.

Часть экспертов в конце года вновь повторили своё мнение, что экологические проблемы становятся фатальными для Александра Усса, и его частные успехи не компенсируют общего провала в этой сфере.

Среди болезненных проблем – легальные и нелегальные лесозаготовки. Закономерным в этой связи явился арест Димитрия Маслодудова, в 2018-2020 гг. возглавлявшего региональное министерство лесного хозяйства.

В течение года Красноярский край попадал в лидеры по темпам распространения коронавирусной инфекции. В декабре по общему числу заболевших и, что особенно печально, по количеству погибших регион находился среди самых неблагополучных в России. Проблемы с закупкой лекарств нашли отражение в уголовном деле против чиновников местного министерства здравоохранения.

Отдельные успешные действия краевого руководства (закладка самого северного моста через Енисей, работы по газификации и т. п.), объективно усиливший позиции главы арест бизнесмена Анатолия Быкова далеко не компенсировали негатив, преследовавший Александра Усса в нынешнем году.

Анкета «Национального рейтинга», рассылаемая экспертам, содержала пункт о желательности или нежелательности смены главы региона. В конце года впервые большинство респондентов ответили положительно на этот вопрос, высказавшись за отставку Александра Усса.

Сергей НАСЛЕДКОВ

Политконсультант

Главным вызовом, с которым столкнулась областная власть в 2020 году, безусловно, стала эпидемия коронавируса. В Магаданской области распространение вируса грозило привести к другой проблеме — срыву сезона золотодобычи. Вспышки заболевания на отдалённых приисках могли полностью парализовать работу золотопромышленной отрасли, ключевой для региона. Однако губернатор и правительство области приняли меры, которые позволили справиться с этой угрозой.

Магаданская область зависит от сезонных рабочих не только в золотопромышленной отрасли. С серьёзными трудностями столкнулись строители, дорожники, рыболовецкие предприятия. Но, несмотря на все затруднения, удалось осуществить практически все планы в рамках реализации нацпроектов. Такую задачу губернатор С. К. Носов поставил перед правительством в мае, и задача по большей части была решена.

Большим успехом губернатора и внутриполитического блока его администрации стал результат выборов в областную и городскую думы Магадана.

Несмотря на прогнозы многочисленных федеральных экспертов, в области не случилось никакого противостояния губернатора с местной элитой или конфликта по линии «область-город». Наоборот, в ходе предвыборной кампании С. К. Носову удалось добиться консолидации местной элиты вокруг партии «Единая Россия», что подтверждается результатами голосования. В куда более сложных социально-экономических условиях, на фоне протестов в Хабаровске, партия власти повторила результат 2015 года. Местная оппозиция не смогла предложить никакой альтернативной повестки и оказалась в положении политических маргиналов.

Взаимопонимание с действующей администрацией города Магадана проявилось в бесконфликтном течении избирательной кампании. Как следствие – действующий мэр Ю. Гришан получил поддержку области на выборах градоначальника.

Дмитрий ЕВСЮТКИН

Политолог. Руководитель аналитической группы «Запад»

Пандемия обнажила неготовность правительства Антона Алиханова к серьёзным испытаниям. «Низкая динамика доходов и неконкурентная внутренняя политика провоцируют напряженность в регионе», – говорится в докладе о социально-политической напряжённости в регионах России, подготовленном АНО «Лаборатория социальных наук».

Но обо всём по порядку.

В начале 2020 года стало известно, что современный онкоцентр в Калининграде за 4,2 млрд руб федеральных денег, который возводило ООО «АрТель», в текущем году построен не будет. Деньги разворовали, субподрядчиков обманули, рабочим не заплатили.

Вторым крупным провалом стало известие о том, что ООО «Больверк», которое заключило госконтракт с ФГУП «Росморпорт» на строительство порта в Пионерском на сумму 7,4 млрд рублей, тоже уже ничего не построит. Следствие сообщило о хищении 1,6 млрд рублей, а сам порт построен менее чем на четверть от проекта.

Ещё одним негативным фактором стало снижение производства автомобилей на крупнейшем предприятии Калининградской области – «Автоторе». И хотя это было следствием мировой пандемии коронавируса и новой системы распределения промсубсидий, региональное правительство не смогло предложить «Автотору» никакой адекватной поддержки.

Наконец, детективная история с покупкой правительством Алиханова самого знакового здания Калининграда – Дома Советов до сих пор сотрясает общество. Изначально губернатор обещал здание реконструировать и перевести туда все властные органы для более удобной логистики и быстрого взаимодействия. В марте 2020 года Антон Алиханов осторожно заявил, что купленному в региональную собственность Дому Советов может потребоваться серьёзная реконструкция. 19 августа он высказался о том, что состояние Дома Советов – критическое, и нужен «серьёзный демонтаж», а в ноябре он пришёл к выводу, что здание нужно сносить. Архитекторы, общественники, лидеры общественного мнения и часть населения выступают с резкой критикой сноса одного из самых знаменитых памятников советского модернизма.

Одним из существенных недостатков внутреннего блока правительства Алиханова следует считать слабую работу с населением по голосованию за поправки к основному закону страны. К финальному дню голосования по поправкам к Конституции явка в регионе составила чуть больше 40%. В последний день случился неожиданный всплеск гражданской активности, и явка достигла 56%. Тем не менее, за поправки проголосовало 72% граждан против 27%, что существенно ниже, чем в среднем по России.

Первая волна пандемии выявила проблемные зоны практически в каждом секторе ответственности правительства Калининградской области, но, как мы видим сегодня, выводы из этого сделаны не были. Более того, выросли риски протестных настроений, а перспективы региона потерялись в тумане второй волны пандемии.

Главным фактором возможных протестных настроений населения является полная разруха в медицине региона: политика главы областного минздрава Александра Кравченко, как и сама эта фигура, вызывают бурю отрицательных эмоций как у простых людей, так и у региональной элиты.

Второй фактор: отсутствие адекватной стратегии власти в борьбе с COVID-19. Ситуация с искажением картины заболеваемости и занижение смертности в регионе вышла на федеральный уровень. Идёт взрывной рост заболевших. А губернатор прилюдно говорит о выходе региона на «плато». В декабре сего года Михаил Мурашко назвал Калининградскую область в числе худших по ситуации с заболеваемостью, что послужило конфликту федерального министра с Антоном Алихановым.

Несоответствие между реальной картиной в областной медицине и той картиной, которые «рисует» правительство, вызывает озлобление у всех социальных слоёв.

Третий фактор – неуёмные аппетиты приближённых к правительству Алиханова застройщиков. Планы по застройке береговой линии променада в Светлогорске, Варникенского и Суздальского лесов, Филинской бухты, Верхнего озера в Калининграде вызывают стойкое общественное неприятие.

И заключительный фактор – слабое управление регионом. Связано это, с одной стороны, с назначением на руководящие посты людей случайных, с сомнительной репутацией или некомпетентных, а с другой стороны – конфликтами с населением, СМИ и элитами.

В правительстве всего 5-6 дееспособных министров, которые достались губернатору ещё от Николая Цуканова. Собственные назначенцы Алиханова часто демонстрируют профнепригодность, замечаются в конфликтах интересов и нарушении законодательства.

Конфликт Алиханова с главой Янтарного Алексеем Заливатским, экс-главой Славска Игорем Руденковым, депутатом Госдумы Александром Пятикопом, внезапная смена власти в мэрии Калининграда, уход Алексея Силанова и Юрия Федяшова, полное игнорирование позиций системных и несистемных партий на ЕДГ-2020 – всё это звенья одной цепи.

Смена власти в мэрии Калининграда привела к конфликту между председателем горсовета Андреем Кропоткиным (ставшим главой Калининграда) и протеже Алиханова сити-менеджером Еленой Дятловой. Сама «ротация» Силанова и воцарение Дятловой в мэрии подразумевалось Алихановым как превращение мэрии в департамент правительства, который на лету подхватывает и исполняет любые распоряжения из ДД1, но получилось ровно наоборот.

Не к месту и не ко времени затеянная Алихановым кадровая «чистка» в мэрии ведёт только к одному – к последующему нарастанию конфликтов команды «варягов» и местной элиты.

2020 дал понять населению и элитам, что, с одной стороны, губернатору явно не хватает компетенций и опыта для управления регионом, особенно в условиях кризиса. С другой стороны, стало понятно, что «молодого технократа» в Москву никто не зовёт, и он собирается оставаться в регионе на второй срок, а это чревато полным игнорированием интересов местной элиты и отстранением её от управления, земельных ресурсов и финансовых потоков.

И это может накалить ситуацию в регионе до предела, вплоть до всплеска протестов наподобие тех, что случились в регионе в 2009-2010 годах.

Наталья БАЛЫНСКАЯ

Политолог, профессор, зав. кафедрой государственного и муниципального управления и управления персоналом МГТУ им. Г. И. Носова (г. Магнитогорск)

За короткий срок глава Челябинской области Алексей Текслер смог взять под контроль политическую ситуацию в регионе.

Губернатор своим авторитетом «вытянул» итоги «Единой России» на выборах в Законодательное собрание, был назначен секретарём регионального отделения партии. Это сильный и ресурсный игрок на политической арене, который всё держит под контролем.

Губернатор выполнил все обязательства по проекту «Магнитогорск – вторая столица Южного Урала». Это заметно в регионе и во втором после Челябинска крупном городе – Магнитогорске. Дело не только и не столько в выполнении обязательств, а и в том, что многие вещи делаются на опережение: например, цифровизация школ, обновление парка трамваев, ремонт дорожного покрытия, софинансирование парка «Притяжение».

Хорошо также реагировал глава на ситуацию с пандемией: все его решения следовали вовремя и были адекватными.

Что мне больше всего импонирует: до Текслера не было проектов с таким грандиозным размахом, как «Притяжение», строительство бассейна на территории МГТУ им. Г. И. Носова, создание центра «Сириус» на базе детского лагеря МП «Отдых. Это говорит о его качественной управленческой позиции. Работа в регионе видна.

Дмитрий ЕВСЮТКИН

Политолог. Руководитель аналитической группы «Запад»

2020 год для губернатора Севастополя Михаила Развожаева прошёл со знаком «плюс».

Во-первых, он избавился от приставки «врио» и стал полноправным руководителем региона.

Во-вторых, несмотря на высокую заболеваемость ковидом по всей стране, Развожаев не допустил скатывания региона в красную зону.

В-третьих, ему до сих пор удаётся сохранять баланс в отношениях с элитными группами.

В-четвёртых, Развожаев отметился во взаимодействии с Владимиром Путиным, Сергеем Собяниным, Маратом Хуснуллиным и другими знаковыми фигурами.

В-пятых, был показан отличный результат по голосованию за поправки в Конституцию: «за» — 84,6%, «против» — 14,6%.

В-шестых, в городской среде Севастополя идут преобразования, которых не было уже десятилетия: реконструкция Большой Морской, масштабное благоустройства парка «Учкуевка», реконструкция Матросского бульвара, сдача сквера Севастопольских курсантов, ремонт Комсомольского парка (имени Байды), введение в строй моста на ул. Пожарова и многое другое. Город развивается, и это сильно бросается в глаза. Наверное, в единственном субъекте страны Развожаев приложил много сил для решения вопроса с молочной кухней и с приютом для животных.

И наконец, в-седьмых, за время присутствия Развожаева в Севастополе, не произошло никаких катастроф. И его фигура пока не вызывает резкого отторжения у населения ввиду определённого кредита доверия.

Из недостатков следует отметить неспособность губернатора заниматься городским хозяйством, тотальную нехватку кадров на всех уровнях власти, набившую оскомину историю с реконструкцией Камышевого шоссе, хищения в закупках медоборудования, искусственный передел на рынке вывоза мусора, вставшую ребром проблему с водоснабжением города, низкое качество медицины, спорную политику по замене кадров в правительстве, закрытость губернатора и департаментов правительства от СМИ и общества, скандал с самороспуском депутатов в Ленинском и Гагаринском районах Севастополя, массовое голосование «на пеньках» за Развожаева в ЕДГ.

Наблюдается и перебор с личным пиаром Развожаева, желание приписывать себе несуществующие заслуги. Проекты благоустройства были заложены, к примеру, Дмитрием Овсянниковым, реконструкция парка «Учкуевка» и Большой Морской произведены правительством Москвы, выборы были выиграны исключительно благодаря умелой работе ландскнехтов из Красноярска, возглавляемых Сергеем Толмачевым. Если разобрать каждый пункт, то в личном активе у Развожаева останется только молочная кухня и ещё не функционирующий приют для животных.

Также на сегодня в медиаполе явно видны некоторые признаки назревающего конфликта с Алексеем Чалым, что ранее привело уже к отставке двух губернаторов.

Положение Развожаева нельзя назвать очень устойчивым, особенно если учитывать, что на пике вторая волна ковида, а возможно, грядет и третья, а впереди – курортный сезон, выборы в Госдуму и муниципалитеты Севастополя, опустошение запасов воды и усиление борьбы за преобладание в городе элитных группировок.

Но в целом все эти проблемы решаемы, если к ним подходить более системно.

Андрей КАБАЦКОВ

Историк, доцент кафедры журналистики и массовых коммуникаций Пермского государственного национального исследовательского университета (ПГНИУ)

В январе 2020 года в Пермском крае произошла смена губернатора. М. Решетников стал министром экономического развития. И. о. губернатора был назначен Д. Махонин. Определяющими факторами деятельности нового главы в 2020 году стали эпидемия COVID-19 и избирательная кампания в сентябре.

Ограниченность опыта публичной политики у Д. Махонина, отсутствие сформированной команды управленцев, необходимость принимать экстренные управленческие решения по эпидемии в условиях недостатка информации определила противоречивый характер политических шагов нового главы региона в 2020 г.

От образа человечного руководителя-гуманиста, заботящегося о здоровье пермяков, медиа-образ Д. Махонина эволюционировал к традиционалистской политической норме губернатора-хозяйственника. Перед выборами в августе образ регионального руководителя стал соответствовать традициям и ожиданиям региональных сообществ. В медиа активно транслировалась его риторика на тему ремонта дорог, презентовали договоренности с промышленными гигантами («ЛУКойл», «Уралхим»/«Уралкалий» и др.), звучали высказывания на социальные темы помощи и заботы широким слоям населения.

К сожалению, говорить о чётком и гармоничном медийном образе Д. Махонина, как политического лица, в настоящий момент не представляется возможным.

Эпидемия проявила порочность стратегии прежнего десятилетия в сфере медицины. Политика властей, нацеленная на оптимизацию (сокращение работников) и реорганизацию (закрытие учреждений) в сфере медицины поставила новое руководство в ситуации эпидемии в сложные условия.

Дополнительным осложнением для Пермского края стал процесс смены губернатора в 2020 году. Реакции властной вертикали на вызовы эпидемии замедлились. Управленческие проблемы проявили себя в организации томографии, в работе служб скорой помощи, в сфере логистики и др. Иногда «окрик» со стороны губернатора помогал, иногда ситуация не менялась. В сознании граждан до сих пор не сформировалось чёткого и ясного понимания, как следует вести себя в условиях эпидемии, если заболел сам или заболели члены семьи. Граждане вынуждены компенсировать сбои работы медицинской системы за счет индивидуальных усилий – оплачивать услуги томографии, анализов, заниматься самолечением и т. п.

Региональные власти ничего не сделали для согласования двух моделей поведения граждан в условиях эпидемии – частных инициатив и институциональных практик. В итоге ситуация с эпидемией в регионе не внушает оптимизма. Управление процессом со стороны власти слабое. Коллективной паники пока не образовалось из-за слабых социальных связей между гражданами, не способных на естественные консолидации за пределами семейно-родственных отношений.

Ни на уровне губернатора, ни на уровне краевого центра (мэрии) не сформировано четкой медийной политики в отношении вызовов COVID-19. Региональные медиа действуют как эхо федеральных СМИ. Власть продолжает использовать каналы медиакоммуникации согласно пропагандистской модели.

Ориентиры губернаторской политики на ближайшие годы формулируются преимущественно спонтанно. Тем не менее, в медиа прозвучало несколько перспективных и понятных публике заявлений: о строительстве инфекционной больницы в краевом центре; о завершении некоторых проектов предшествующего губернатора, но с меньшим пафосом; о привлечении в регион инвестиций в сфере туризма и торговли (возобновлены переговоры с компанией «Икеа» об открытии торгового центра; снова реанимируется тема формирование инфраструктуры для внутреннего туризма.

Новым политическим высказыванием можно считать лишь идею с инфекционной больницей, которая расценивается публикой в качестве намека на отказ от использования методов оптимизации и сокращений в сфере медицины.

По мере ослабления напряженности с эпидемией и началом массовой вакцинации в следующем году хочется ожидать более чётко оформленных и внятных приоритетных проектов, отвечающих на вопрос: «Как будет развиваться регион в третьем десятилетии XXI века?»

Возможно, это поможет новому губернатору выйти из тени в федеральных медиа, где он сейчас совершенно не заметен.

Отсутствие собственной политической команды у нового губернатора затрудняет выход из текущего кризиса. Усилилось влияние лоббистских групп, развернувших масштабную кабинетную борьбу за посты в новом краевом правительстве. Кадровый голод сильнейшим образом проявил себя в ситуации формирования нового правительства. Парадоксально, что пост министра здравоохранения занял человек, который начинал и энергично проводил политику «оптимизации» медицинской сферы всего несколько лет назад. А на пост вице-премьера претендует мэр Перми, который стал олицетворением громкого провала транспортной реформы в городе, да и за все годы работы на посту главы не сумел реализовать ни одного проекта развития мегаполиса.

Позитивным элементом выступает личная сдержанная позиция Д. Махонина, предотвращающая радикальные и резкие реакции властных структур на нарушения эпидемиологической ситуации. В целом, как человеку, Дмитрию Махонину можно только посочувствовать. Неожиданный карьерный взлёт обернулся требованием проявить себя эффективным кризисным менеджером на фоне отсутствия кадров, плохо функционирующей управленческой вертикали, отсутствия опыта и ограниченности бюджетных средств. Если судить по тому, что ситуация в крае выглядит не сильно отличающейся от других подобных регионов, то вряд ли можно говорить о провале губернатора. Впрочем, и достижений у Пермского края за 2020 год нет.

Илья ГРАЩЕНКОВ

Генеральный директор Центра развития региональной политики

Владимир Солодов сменил бывшего губернатора Камчатки Владимира Илюхина в начале апреля – в самый разгар первой волны пандемии коронавируса. Первыми шагами Солодова стали попытки наладить ситуацию в камчатском здравоохранении, которое несколько запустили за последние годы. Та же краевая больница – это многострадальный проект. Деньги на строительство неоднократно выделяли и возвращали в бюджет. Камчадалы уже и не верили, что получат нормальное краевое медучреждение. Но Солодову удалось «выбить» деньги из федерального бюджета, во время поездки премьера Мишустина по ДВФО эти договоренности были подтверждены. Необходимо 8,4 миллиарда рублей, 6,9 из них направят из федерального бюджета. По плану первый этап больницы введут в конце 2022-го – начале 2023 года.

Пока что других застарелых проблем решить так и не удалось. Кроме того, пандемия серьёзно ударила по экономике Камчатки. Многие предприятия МСБ начали закрываться, а оказать им помощь местные власти толком не могут. Во-первых, пик закрытий пришелся на обновление власти в регионе, пока новый глава ещё не успел войти в курс дел. А во-вторых, у края нет широких финансовых возможностей. В итоге очевидно, что в развитии бизнеса и инвест-привлекательности региона на сегодняшний день дела обстоят неважно, по сравнению с прошлыми годами сделан шаг назад. То же самое касается и регуляторной среды, которая не смогла подстроиться под условия пандемийного форс-мажора и оказать бизнесу содействие. По всей видимости, в плане инвестиций для Камчатки 2020 год окажется провальным, как и для многих регионов ДВФО.

Второй серьёзный удар пришёлся на сентябрь, когда воды Тихого океана у берегов Камчатки оказались отравлены некими токсичными соединениями. Но что или кто именно отравил океан, до сих пор так и не ясно. Следственный комитет завёл уголовное дело по факту сброса отравляющих веществ в прибрежные воды. Губернатор чересчур быстро менял рабочие версии: то виной якобы послужили танкеры, которые Солодов обнаружил у берегов Камчатки, то некие цветущие водоросли. А вот военный полигон Козельский, который теперь срочно ликвидируют, почему-то остался вне подозрений. В любом случае, по экологическому имиджу Камчатки нанесён колоссальный удар. Боязнь отравления и заражения снижает привлекательность для туризма, а значит, бьёт и по основной идее превратить полуостров из «рыбного угла» в процветающий курорт.

Ещё один негативный момент – попытка упразднить администрацию Корякского АО. Это необдуманное решение вызвало накал между новым главой и коренными народами, которые испугались, что окажутся отрезанными от центра принятия решений. Это дало мощный импульс для роста национальных настроений, а Корякия даже пригрозила выходом из состава края.

Все эти неудачи можно отнести к нечётко выстроенной работе по коммуникации с населением: бизнесом, национальными меньшинствами, простыми камчадалами. Кроме того, ожидаемые проблемы пост-ковидного периода могут серьёзно ударить по экономике края, а значит, требование президента Путина – войти в ТОП-30 регионов по инвест-привлекательности, которое Камчатке удалось выполнить как раз в прошлом году, в этот раз может оказаться не выполненным. Впрочем, такой риск есть почти у всех регионов ДВФО, которые в последнее время улучшили свои позиции исключительно на фоне ожиданий, то есть оказались несколько перегретыми.

Дарья ШУЧАЛИНА

Журналист, руководитель регионального центра «ЖКХ Контроль» в Коми

С марта 2020-го Республикой Коми управляет Владимир Уйба. Первые полгода – в ранге врио главы, а после сентябрьских выборов – в статусе полноправного высшего должностного лица. За этот период он нарастил медицинские мощности региона для борьбы с ковидом, хотя, к сожалению, наш субъект РФ пока ещё лидирует по заболеваемости.

Новым главой изменена стратегия предшественника по развитию региона. К её воплощению уже приступило новое правительство, сформированное главой в конце осени большей частью из числа приезжих специалистов. Оправдают ли они его доверие и справятся ли с купированием вверенных министерств – покажет уже следующий год.

В отрасли ЖКХ показатели 2020-го при Владимире Уйба позитивные: практически полностью достигнуты годовые плановые показатели по капремонту жилфонда и по переселению жителей аварийных многоквартирных домов. Кроме того, приобретены квартиры для детей-сирот в новостройках (этим может похвастать не каждый регион). По направлению реформы ТКО в течение года сокращалось число жалоб граждан, поскольку проделана большая работа по наведению порядка с контейнерными площадками, обновлена региональная терсхема, ликвидированы несанкционированные свалки.

Из знаковых событий в области капстроительства год ознаменовался вводом школы в Сыктывкаре (в микрорайоне Орбита) – это был 4-летний долгострой из числа не реализованных до конца проектов прежнего руководства республики. Также мощный рывок совершён по проекту реконструкции республиканского стадиона: его сдача близится к завершению (в 2021 году он должен быть задействован в проведении чемпионата мира по бенди).

Андрей КОЗЛОВ

Журналист, редактор, гендиректор информационного агентства «Чита.Ру»

В 2020 году губернатору Забайкальского края Александру Осипову не очень повезло. Впрочем, как и всем нам. И это «не очень повезло» он не очень хорошо пережил на своём посту. Пандемию коронавируса регион встретил с системой здравоохранения, которая была сильно ослаблена, и кадровой чехардой в отрасли, которую сам же Осипов и устроил, и вечным недофинансированием, и последствиями так называемой оптимизации, которая больше всего зацепила первичное звено. В итоге ни первую, ни вторую волну заболеваемости край нормально не пережил. Региональные чиновники приложили изрядное количество усилий для того, чтобы показать свою эффективность, но, кроме них, в неё мало кто верит сейчас. У меня чёткое ощущение, что раздутая политтехнологами в выборный 2019 год популярность Осипова в 2020-м изрядно пошатнулась, и к концу года это прямо очевидно – появились публичные требования отставки, коррупционные скандалы подобрались впритык к краевому правительству. Окружение Осипова то ли от нервов, то ли от нежелания воспринимать действительность такой, какой она является на самом деле, буквально купает своего шефа в скандалах.

Перенастройка федерального правительства на регионе никак не сказалась. Если какие-то изменения и есть, то они носят совершенно бюрократический, аппаратный характер и со стороны не видны. Губернатор Осипов всё время на автопилоте пытается прислониться к новым федеральным игрокам, но, как и многое другое у него, это выглядит очень часто совершенно искусственно. Осипов вообще любит подчёркивать свою тесную, почти ментальную связь с федеральным центром и его центрами силы, но мне кажется, что на регион это влияет скорее негативно – глава региона гордится умением добывать готовую рыбу, а никак не способностью мастерить удочки.

Позиции губернатора Осипова за год ощутимо просели. И это обычная история для приезжих глав регионов у нас. Рейтинги и узнаваемость им мастерят политтехнологи за огромные деньги, а после их отъезда всё довольно быстро рассыпается. Ну, вот у Осипова в 2020 году всё и полетело в тартарары. Особенно это было заметно, когда из региона буквально на входе субъекта в пандемию уехал сделавший ему выборы глава администрации губернатора Сергей Нехаев. У Осипова не осталось соратников его уровня, а окружение предприняло серьёзные усилия, чтобы оградить шефа от реальности, а реальность – от шефа. Это им удалось, и Осипов сейчас как будто выпилен из ткани регионального пространства. В выдуманном мире ему, наверное, неплохо. Ну, а вот нам от всего этого – как-то не очень.

Про негативное я говорил, ну а про позитивное… Осипов в своих действиях последователен, и в 2020 году практически все поняли, чего от него можно ждать, а чего – совершенно не стоит. Сложилось очень неприятное хрупкое, но примерное равновесие, в котором эта система без особых, я думаю, потерь доедет до его отставки. Это понимание я бы записал в плюс – в 2019 году все были в серьёзной растерянности, потому что не понимали, что происходит, и сильно переживали. Теперь диспозиция всем понятна, и можно перестать гадать на кофейной гуще по поводу того, что Осипов и его окружение опять выкинут.

Владимир ГОРБАЧЕВ

Политический эксперт. Депутат Брянской областной Думы четвертого созыва (2004-2009 гг.)

По правде говоря, очень тяжёлый год уходит от нас в прошлое. Уходит – но свой «багаж» он оставляет всем нам, кому предстоит жить дальше. В этом «багаже» остаётся много страхов, апатии и, на мой взгляд, нарастающей неопределённости. Ну, кто же знал, что этот злополучный коронавирус так и не закончит свои опасные дела весной или летом? Кто знал, что «одобрение» новой Конституции вовсе не вызовет в итоге подъёма общественного оптимизма? Кто знал, что состоявшаяся два года назад так называемая пенсионная реформа в этом году стала проявлять свою явную неубедительность? А ведь хотели же сделать для людей, как лучше… Вот такие дела.

Брянщина не находится в стороне от основных потоков бытия российского общества и его проблем. Всё здесь в основе своей так же, как и повсюду – в «глубинной» России. Экология, рост потребительских цен, так называемые «выборы», невысокие зарплаты, бедные муниципалитеты, коммунальные платежи, высокомерное чиновничество, запустение многих сельских территорий…

Давно и часто говорят: Брянщина, как регион, имеет очень выгодное географическое расположение, она находится на стыке ряда стран, различных транзитных потоков. Это так и есть, как есть и то, что об этом не говорит у нас лишь ленивый. Но живущие в регионе брянцы нередко ловят себя на ощущении какой-то заброшенности Брянщины в этих самых потоках. Словно все эти потоки проносятся мимо нас, как будто картинка в окне мчащегося поезда. Если посмотреть на карту Центральной России, то очевидно: Брянщина словно в дальнем углу притаилась – ни к «селу», ни к «городу». Вот почему очень многие мои земляки в поисках лучшей жизни торопятся в иные, более устроенные места. Туда, где есть побольше «современности» – в плане образования, трудоустройства, самореализации, справедливости… В Москву, Воронеж, Санкт-Петербург. Нынешний человек – он ведь нуждается во многом, и хорошо жить (как и красиво тоже) ему уже не запретишь. Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше.

Как известно, люди нередко спасают себя разного рода верой. Это тоже известный психологический феномен. «Спасительную» роль играют и всякого рода современные мифы, которые легко и просто создаются сегодня с помощью информационных технологий. А распространяются они с помощью услужливых средств массовой информации. В Брянской области таких СМИ, увы, абсолютное большинство – местное телевидение, областные и районные газеты, электронные сетевые издания. Что касается нашего региона, то в последние годы наиболее заметным стал миф о Брянщине как о «территории рекордов». Как никакой другой социальный миф, он оказался востребован нынешней властью в регионе. Очень важно и следующее: она – его автор. С его помощью власть и согревает себя, и убеждает других в своей значимости, и обосновывает право на несменяемость. Даже обычное событие преподносится подчас как нечто историческое, словно выход в космос.

Но на самом ли деле наш край является флагманом, мы, брянцы, никак не можем сегодня по-настоящему узнать и понять. Это, если хотите, целая беда для общественного сознания, которое, между прочим, нуждается в правде-истине, не так ли? Во-первых, действующая власть, создавая указанный выше миф и тиражируя его с помощью «журналистики услуг», делает его доминантой в информационном поле. Во-вторых, в нашем регионе почти не осталось по-настоящему свободных средств массовой информации, которые могли бы озвучивать альтернативное мнение. В-третьих, научное сообщество региона (экономисты, социологи, демографы, аграрники и иные учёные мужи), которое по определению призвано бескорыстно «гласить истину», эту роль, увы, должным образом не выполняет. Ситуация в итоге печальная: мы, брянцы, не знаем подлинные (а не «виртуальные») реалии своего региона. Информационный монополизм даёт свои нехорошие плоды. Вот такие они, наши дела.

А всё остальное – хорошо. Так что в Новый год – за новым счастьем!

Антон ЧАБЛИН

Политолог, журналист. Руководитель и главный редактор портала «Акценты»

Главная интрига 2020 года в Адыгее была связана с ротацией председателя правительства Александра Наролина. Абсолютно очевидно, что для Мурата Кумпилова это было не собственное решение, а в значительной степени продиктованное Федерацией. Тем более, что Адыгея вошла в список регионов, у которых есть индивидуальный план развития и, соответственно, персональный куратор (Дмитрий Патрушев формально, а фактически, полагаю, этим будет заниматься его первый зам Джамбула Хатуов, которого, кстати, некогда прочили в главы Адыгеи).

Наролин ушёл в постпредство Адыгеи при Краснодарском крае, которое будет как раз курировать несколько проектов, предусмотренных тем самым планом развития региона (это, например, создание индустриального парка «Яблоновский» или горнолыжного курорта «Лагонаки»).

Кумпилов в ситуации вынужденной отставки премьера не только сохранил, но и усилил позиции. Поставил ещё одного абсолютно лояльного премьера Геннадия Митрофанова и оставил в правительстве практически всех министров.

В то же время главным минусом Кумпилова и можно считать такую ориентированность на одну группу влияния. В этой ситуации Адыгея всё больше начинает напоминать мне, скажем, Чечню. Никаких ротаций, никаких новых лиц. Думаю, Москва рано или поздно окажется этим снова недовольна и потребует если не радикальных, то хотя бы мягких ротаций.

Александр МАЛЬКЕВИЧ

Журналист, политолог, член Общественной палаты РФ. Президент Фонда защиты национальных ценностей

Качество противостояния вирусу обычно сопоставляют с эффективностью ВДЛ – высшего должностного лица региона.

Ставрополье по итогам года оказывается в числе тех регионов, где присутствие COVID-19 не сопровождалось вспышками и скачками. Косвенно это свидетельствует о том, что региональный штаб во главе с губернатором смог выстроить адекватную ситуации линию реагирования и мобилизовать возможности региональной системы здравоохранения.

Стоит отметить подход к профилактике социального напряжения в этот период. Властями был инициирован региональный волонтёрский проект, объединивший в крае десятки структур гражданского общества и тысячи людей – сотни тысяч нуждающихся в помощи ставропольцев получили её в период действия ограничений.

Экономика края также устояла. Несмотря на локдаун, засуху и неурожай, Ставрополье не провалилось фатальным образом в экономических показателях. Сохранён рост в ряде ключевых отраслей, таких, как промпроизводство и строительство. Самый яркий результат – высокий прирост инвестиций, который по итогам года оценивается более чем в 10%.

Это результат умелого применения режима ограничительных мер, с одной стороны. С другой стороны – гибкости в работе с инвесторами. Стоит вспомнить, что в период пандемии в краевой индустрии по сути появились новые подотрасли – по производству средств защиты, септиков, медоборудования. Сейчас при участии губернатора решается вопрос о создании в регионе собственного производства медицинского кислорода.

Ставрополье сохранило позиции среди регионов – лидеров по реализации национальных проектов и федеральных программ. По итогам года проектная команда региона отмечена на уровне правительства РФ как одна из лучших по выполнению нацпроекта «Безопасные и качественные автодороги».

Несмотря на пандемию, в Ставропольском крае удалось реализовать такие крупные проекты, как второй в регионе музей «Россия – моя история» (в Пятигорске). Завершено строительство первой в регионе промышленной солнечной электростанции, первого ветроэнергопарка.

Начато строительство всесезонного образовательного центра «Машук». Федеральную поддержку получила идея о создании уникального велотерренкура в регионе КМВ.

Как глава подгруппы Госсовета по направлению «Чистая Вода», Владимир Владимиров руководил работой по подготовке решения проблем водоснабжения в формате всей страны. Её итоги он представил на пленарном заседании Всероссийского водного конгресса.

Сергей СМИРНОВ

Политолог, генеральный директор фонда «Прикладная политология», исполнительный директор филиала клуба политического действия «4 ноября» (г. Ростов-на-Дону)

2020 год для губернатора Ростовской области был, с одной стороны, сложным, с другой – успешным. Всю первую половину года продолжались вбросы в местные и федеральные медиа по поводу досрочной отставки, аресты и задержания ростовских чиновников. Но, несмотря на всё это, кандидатура Василия Голубева была согласована президентом, победа на губернаторских выборах была убедительной, а сами выборы прошли с минимальным количеством нарушений.

Кстати, по результатам выборов и назначения члена Совета Федерации от губернатора Ростовской области Андрея Яцкина первым заместителем спикера верхней палаты российского парламента усилились лоббистские возможности Ростовской области на федеральном уровне.

Ситуация с пандемией коронавируса в области лучше, чем во многих других российских регионах, связанные с ней ограничения – мягче, а действия региональных и местных властей – эффективнее. Отдельные кризисные моменты, например, перебои с кислородом в одной из ростовских горбольниц – это исключения, которые только подтверждают вышесказанное.

В области по-прежнему реализуются крупные инфраструктурные проекты, в частности, Ростовское транспортное кольцо, ход строительства которого в конце ноября ростовский губернатор демонстрировал заместителю председателя правительства РФ Марату Хуснуллину.

Фактически единственной проблемой для области и её руководителя остается кадровый вопрос. В частности, в условиях начинающейся подготовки к парламентским выборам до сих пор вакантна должность заместителя губернатора по внутренней политике. Процесс обновления областного правительства начался задолго до губернаторских выборов, но насколько он будет радикальным, мы узнаем, когда истекут срочные договоры нынешних заместителей губернатора и областных министров.

Нынешний губернаторский срок будет последним для Василия Голубева, поэтому одна из важнейших задач для него – поиск преемника и помощь в формировании и обучении новой управленческой команды.

Александр ХУРУДЖИ

Правозащитник, сопредседатель «Партии Роста»

Из плюсов для Ростовской области в 2020 году хочется отметить достижение футбольного клуба «Ростов» – в лиге он вышел на четвёртое место. С футболом у губернатора всё хорошо. Поскольку у нас очень много болельщиков, пока с футболом все хорошо – с виду всё нормально и устойчиво.

Тем не менее, в этом году было несколько проблемных ситуаций, одна из которых произошла недавно. Пожар: взорвалась пиротехника, и мы прославились на всю страну.

Ещё больше Ростовская область «прославилась», когда 10 человек в больнице погибли из-за нехватки кислорода, при этом власти сразу назвали эту информацию фейком. В дальнейшем им пришлось извиняться.

Фоном этих невеселых событий продолжались истории с постоянными обвинениями ряда высокопоставленных чиновников региона в коррупции, которые в некоторых случаях доходили до ареста. Например, как это было с азовским градоначальником Владимиром Ращупкиным. Это и недавняя ситуация в Волгодонске с заместителем главы города. Всё это говорит о неустойчивости власти в Ростовской области, консенсуса по-прежнему не наблюдается, очень критичные выходят статьи.

Местное сообщество ожидало, что после выборов будет представлена новая команда. Прошло немало времени — команда новая не представлена. Более того, область долгое время находится без заместителя губернатора по внутренней политике. Всё вместе это характеризуется одним словом – хаос. Сможет ли Василий Голубев взять ситуацию под контроль и сформировать новую команду, а также изменить показатели рождаемости и др. – покажет 2021 год. Пока ситуация остается такой, как предсказывали многие эксперты в преддверии выборов.

Вместе с тем, обнадеживает свежее кадровое решение Голубева, назначившего министром ЖКХ области Михаила Солоницына, признанного профессионала: если критерием при формировании новой команды и дальше будет профессионализм, а не лояльность, у региона есть шанс на позитивные изменения.

Андрей ПОЛУХИН

Политолог, историк (г. Новокузнецк)

В уходящем году в общественном сознании окончательно сложились многие стереотипы восприятия губернатора Кузбасса. Кажется, регион к нему привык. Хозяйственник и не политик, не надоедает избирателям излишней назойливостью. Весьма часто в непростых ситуациях, если условия позволяют, С. Е. Цивилев любит подождать и взять длительную паузу, как это было летом во время экологических протестов на юге Кузбасса.

Как правило, после громкой шумихи и задним числом губернатор цепко и методично начинает разруливать ту или иную проблему. Это такой стиль. Не вижу в этом ничего плохого. 2-3 года идёт процесс вживания губернатора в свою роль. Замечу, что за это время меньше стало несуразностей и накладок. Хотя, как у историка, у меня много нареканий сохраняется по поводу информационной политики.

В регионе по сравнению с периодом предыдущего губернатора стало больше строек. Это заметно. Хотя многие из них осуществляются под рост регионального долга. Эпоха коронавируса негативно сказалась на анонсированных ранее громких проектах. Таких, как амбициозный культурный кластер в Кемерово. Федеральное финансирование так и не пришло.

Однако государство в лице президента РФ не отказало губернатору Кузбасса в самом большом его проекте – развитии Восточного полигона, что есть расширении пропускной способности железных дорог на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири (из-за проблем с вывозом угля снижение угледобычи в регионе ожидается на уровне 10%).

Усиливает позиции губернатора устойчивое восстановление практически в два раза цены на уголь с весны этого года. Это может вселять оптимизм. Как я уже ранее говорил в прошлых анализах, не подкачала в условиях кризиса металлургия, где выпуск продукции вырос на 2,2%. В области был собран неплохой урожай. Прирост к урожаю зерновых прошлого года составил 16,2%. Хозяйственный подход губернатора С. Е. Цивилева проявляется в попытке возрождения строительства Крапивинского гидроузла. Центральные и северные районы области периодически имеют проблемы дефицита воды. Этот советский проект был заморожен на волне экологических протестов времен перестройки. Времена коронавируса поспособствовали стремительному росту внутреннего туризма. Это коснулось и летнего отдыха, и особенно зимнего. Инфраструктура к этому оказалась не совсем готова. Тот же Новокузнецкий аэропорт очевидно не готов к такому потоку. Тут сказывается шлейф старой региональной политики однобокого развития Кемерово в ущерб Кузбассу в целом.

Важное достижение нынешних властей – присвоение летом Новокузнецку федерального звания «Города трудовой доблести и славы».

Юрий ЧЕРНЫШОВ

Заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, директор Алтайской школы политических исследований

При оценке деятельности губернаторов всегда бывает трудно объективно расставить акценты: что является факторами «непреодолимой силы», а что – заслугами или просчётами руководителя и его команды? Прежде всего, конечно, надо учитывать, что в 2020 году многие планы были перечёркнуты пандемией, и этот вызов коснулся всех.

Виктор Томенко, на мой взгляд, достаточно адекватно действовал весной: вдумчивая гибкая политика была всё-таки лучше, чем паника и жёсткие ограничения. Однако летом и осенью, очевидно, стоило сделать гораздо больше, чтобы подготовиться ко второй волне эпидемии, которая ударила по жителям региона с очень тяжёлыми последствиями. Наша «оптимизированная» система здравоохранения во многих местах просто не справлялась и испытала коллапс.

В октябре Алтайский край занял второе место среди регионов России по темпам роста смертности: умерло на 62,3% больше людей, чем в октябре 2019 года (4,6 тысячи человек, что почти на 2 тысячи больше). При этом и губернатор, и целый ряд заместителей и министров переболели коронавирусом. Сейчас усилиями административной команды ситуация понемногу выправляется, однако качество самой команды продолжает вызывать вопросы у населения и экспертов.

Многие ожидали «прорыва» с приходом Томенко, развития диалога с обществом, новых инвестиций, выхода из бедности. Однако диалог с обществом, как показала, например, история с назначением бизнес-омбудсмена, носит во многом формальный характер. Инвестиции кое-где привлекаются (например, на «Алтайкоксе»), но необходимы гораздо более значительные масштабы. А средняя зарплата в крае за январь-сентябрь 2020 года, по данным Росстата, составила 28,7 тыс. рублей (это последнее место по Сибири и предпоследнее по России).

Очевидно, что здесь велика роль условий, которые складывались в регионе десятилетиями. Однако очевидно и то, что для реального продвижения вперёд губернатору надо с опорой на общество создавать гораздо более эффективную команду, действующую профессионально, быстро и уверенно даже в самых кризисных обстоятельствах.

Дмитрий ФЕТИСОВ

Политический консультант. Директор консалтингового агентства «NPR Group»

Прошедший год стал, безусловно, провальным для губернатора Красноярского края Усса. Поставленный во главе региона, исходя из логики, что он будет нейтрализовывать межэлитные конфликты, устраивая все группы влияния, и решать проблемные вопросы, Усс в 2020 году окончательно доказал и федеральному центру, и местным элитам, и жителям, что делает всё с точностью до наоборот.

Помимо оставшейся не решенной проблемы «чёрного неба» над Красноярском, Усс и его окружение погрязли в многочисленных скандалах.

Не лучше обстоит дело у Усса и с выстраиванием баланса элит в регионе. Несмотря даже на задержание авторитетного бизнесмена Быкова, существенно влиявшего на местную политику, Усс так и не смог стабилизировать межэлитную обстановку, конфликтуя с различными местными центрами влияния. Парадокс, но уже сейчас можно говорить о том, что при Уссе, который должен был закрыть многие межэлитные противоречия, их количество уже превышает количество подобных конфликтов, которые были при его предшественнике – губернаторе Толоконском. При этом Усс умудрился даже продемонстрировать наличие конфликта с тем же «Норникелем», пытаясь полностью устраниться от ответственности за экологическую катастрофу в Норильске, тем самым ещё больше ухудшив свои позиции.

На фоне того, что уже многие федеральные эксперты констатируют существенный рост протестных настроений в Красноярском крае и даже демонстрировали исследования, подтверждающие этот тезис, Усс прочно обосновался в «группе риска». И если не предпримет существенных действий по исправлению ситуации, то его отставка – вопрос ближайших месяцев.

Юрий МОСКВИЧ

Политолог, государственный и общественный деятель. Народный депутат РСФСР, полномочный представитель Президента России в Красноярском крае, Таймырском и Эвенкийском автономных округах (1991-1998 гг.)

Итоги 2020 года для губернатора Красноярского края Александра Усса довольно сложные. Край впервые за долгое время находится в очень сильном конфликте с руководителями «Норильского никеля», такого никогда не было, более 10 лет представители «Норникеля» были губернаторами Красноярского края. В первую очередь, мы вспоминаем Хлопонина.

Второе: в крае нарастает экологический кризис, решение которого невозможно в течение короткого времени. Для этого требуются большие усилия и финансы не только края, но и федеральной власти.

Третье: ситуация с коронавирусом пошла по непредсказуемому пути. Губернатор ещё в апреле этого года полагал, что опасность эпидемии значительно преувеличена, что всё обойдётся, и вопрос эпидемии будет решаться постепенно путём вакцинации и выработки защитного механизма (иммунитета) у большинства людей. В крае по-прежнему очень большое количество заболевших и умерших. Край устойчиво занимает по заболевшим седьмое место в России. Губернатору пришлось ограничивать деятельность разных сфер экономики, в частности, услуг – ресторанов, культурных, спортивных организаций и т. д. Это вызывает большое количество вопросов.

И последнее: для края этот год оказался серьёзным – наблюдается отсутствие притока инвестиций, традиционного подспорья для решения многих краевых вопросов. Это обостряет отношения меду губернатором и большой частью бизнес-кругов. Неудивительно, что в последнее время в крае усиливается обсуждение мер подготовки Хлопонина и руководства «Норникеля» к проведению в губернаторы своего нового человека. Это вызывает большое количество дискуссий и споров. Совсем по-другому начинает рассматриваться последний социологический опрос, который фиксирует, что, с одной стороны, около трети населения поддерживает губернатора края, но, с другой стороны, показывает: практически половина населения имеет протестные настроения и хочет иной власти в крае.

Александр СКИПЕРСКИХ

Политолог

Политический процесс в Липецкой области сложно рассматривать как некий самостоятельный процесс, не имеющий ничего общего с процессами более высокого порядка. Находясь в жёстком федеральном политическом контексте, глава администрации Липецкой области Игорь Артамонов изначально не может демонстрировать избыточную самостоятельность.

Есть ощущение, что в течение уходящего 2020 года и у Кремля становится меньше вопросов к липецкому губернатору, некогда эпатировавшему липецкую общественность с завидной регулярностью. На наш взгляд, Игоря Артамонов стал более разборчив в темах, где ему приходится выступать в качестве ключевой фигуры, более осторожен в комментариях, публичных высказываниях.

Складывающаяся в Липецкой области реальность такая, какая есть. Такая же, скорее всего, и у многих других субъектов РФ, находящихся, перефразируя Льва Толстого, в том же положении, что и «несчастливые семьи». Липецкая власть и общество находятся в рутинизированном региональном политическом процессе. С одной стороны, власти нужно постоянно что-то делать, поддерживать жизнеобеспечение липчан, но, с другой стороны, это не даёт уже необходимый фидбэк.

В складывающейся реальности теряется ощущение праздника, которое медленно нарастало в конце 2019 г. Понятно, что особый драматизм исходит от ситуации с COVID-19, но кажется, что общество измотано и данной повесткой, которая уже не цепляет его по-настоящему. Практически каждый житель маленького региона уже по-своему оценил риски этой угрозы.

Более тревожна, на наш взгляд, экономическая повестка, затмевающая медицинскую. Жители испытали на себе существенное подорожание продуктов – хлеба, сахара, подсолнечного масла и т. д. До этого в Липецкой области подорожал проезд в общественном транспорте. Безусловно, недовольство вряд ли может нейтрализовать убаюкивающая риторика власти. Именно она в глазах людей напрямую связывается с ответственностью за значительное сокращение экономических свобод. Подорожание товаров и услуг, на наш взгляд, является крайне нервозной темой и перебивает по своим раздражающим эффектам повестку COVID-19.

В 2020 году Игорь Артамонов продолжил усиливать своё влияние в муниципалитетах за счёт личного участия в формировании корпуса местных глав. Так, в Липецкой области произошла смена глав в некоторых муниципальных районах, и сегодня уже по пальцам уже можно пересчитать муниципалитеты, в которых главы в своё время присягали на лояльность бывшему губернатору – Олегу Королёву.

В сентябре 2020 года прошли выборы в Липецкий городской Совет депутатов. Горсовет получился полностью подконтрольным власти. Бывший спикер городского Совета Игорь Тиньков, позволивший себе публично не согласиться с И. Артамоновым по некоторым вопросам, совершил неожиданное аппаратное передвижение в Орловскую область. В целом нужно признать, что внешне власть определённым образом усиливается, хотя это вовсе не означает, что данное усиление происходит за счёт консенсуса внутри, за счёт искренней мобилизации и сплочения масс.

Достаточно сложно оценивать уходящий год с точки зрения каких-либо достижений власти. Наверное, самым большим успехом можно считать продолжение управления регионом в непростых условиях, под сильным давлением ухудшающейся экономической конъюнктуры.

Тем не менее, в каждом муниципальном районе могут быть свои достижения, равно как и негативные проявления. Так, заметно улучшение ситуации с работой общественного транспорта в Ельце. К концу года практически удалось завершить реконструкцию в сквере Бунина и выполнить ремонт сетей по ул. Коммунаров. В Ельце продолжается реконструкция автомобильного моста. В 2021 г. ожидаются масштабные реконструкции городского пространства в Лебедяни и Данкове. Периодически сдаются объекты социальной инфраструктуры и в других муниципальных районах. Появляются новые ФАПы и Дома культуры. В Усманском районе, наверное, до сих пор помнят визит Владимира Путина, состоявшийся в начале 2020 года и совпавший с открытием новой поликлиники.

Вместе с тем, существует и много проблем. К числу наиболее принципиальных можно отнести совершенно сюрреалистический сюжет о массовом исходе врачей из Краснинской районной больницы. Это также инфраструктурные проблемы Липецка, связывающие жителей крупных микрорайонов и автомобилистов уже больше года. Периодически коридоры власти сотрясаются коррупционными разоблачениями, что, в принципе, посылает вполне конкретный сигнал местным чиновникам.

Как уже отмечалось выше, ситуация в Липецкой области практически напрямую зависит от общей федеральной политической конъюнктуры. Любые изменения «сверху» могут моментально отзываться на управлении регионом.

Третья группа рейтинга

Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года) - часть 2

Крупнейшим достижением в нынешнем году для Ивана Белозерцева (Пензенская область) явилось уверенное переизбрание на пост. При этом часть экспертов выражали сомнение в таком исходе электоральной кампании, ожидая второй тур. Тут следует оговориться, что подобное мнение разделяла меньшая часть наблюдателей. Большинство респондентов «Национального рейтинга» отрицали возможность смены главы и упомянутого второго тура, о чём ранее сообщалось в редакционных материалах исследования.

Однако слишком многие из наблюдателей указывали на беспардонное использование административного ресурса во время выборов, наличие свидетельств нарушений и т. п. Это серьёзно нивелировало профит, полученный Иваном Белозерцевым по итогам голосования. Сообщалось также об идущем в регионе переделе имущества, якобы существующем конфликте главы с Олегом Мельниченко, сенатором от Пензенской области.

Серьёзно ударил по имиджу губернатора арест зампреда правительства области — министра сельского хозяйства Андрея Бурлакова и его заместителя.

Настоящей информационной бомбой явился обвинительный приговор по делу об изнасиловании бывшему министру здравоохранения региона.

По многим параметрам различные межрегиональные исследования показывали крайне неблагоприятное в масштабах России положение Пензенской области. Примером тут могут служить индексы административного давления на бизнес (доклад бизнес-омбудсмена Бориса Титова), данные по демографии, о созданных в последние годы рабочих местах (РИА Рейтинг) и т. п.

В итоге, несмотря на переизбрание, год Иван Белозерцев закончил почти на том же месте в группе отстающих, на котором его начал.

По итогам года Рашид Темрезов (Карачаево-Черкесская Республика) продолжает находиться в группе отстающих «Национального рейтинга». Однако в последние месяцы он переместился из хвоста этого кластера ближе к середине, что можно считать частным успехом.

Эксперты особо отмечали удачное дистанционное общение Рашида Темрезова с Владимиром Путиным, во время которого президент принял приглашение посетить регион. Эффект от этого события не смогла даже поколебать информация о неверных данных, касающихся распространения коронавируса, которые якобы исходили от руководства республики. Впрочем, некоторые наблюдатели задались философским вопросом: во всех ли городах и весях России обнародуются данные, полностью совпадающие с реальностью?

Сообщалось о попадании Карачаево-Черкесии в ТОП-20 национального инвестиционного рейтинга.

Высоко оценили эксперты договоренности руководителя региона с «Газпромом» по программам газификации на ближайшие годы. Серьёзно восприняты планы строительства объездной дороги вокруг города Черкесска. Отмечаются солидные (50 тыс. руб.) выплаты в республике ветеранам к юбилею Победы в Великой Отечественной войне.

Хотя, конечно, нельзя не признать закономерными незавидные позиции Рашида Темрезова в исследовании: практически все обобщающие данные о положении в регионе, говоря мягко, не дают оснований для оптимизма.

Арест по обвинению в организации заказных убийств популярного главы Хабаровского края Сергея Фургала вызвал резонанс, на который явно изначально не рассчитывали в Москве. Именно на гребне этого скандала в регионе в статусе врио появился другой представитель ЛДПР Михаил Дегтярёв.

Сложившаяся ситуация привлекла и до сих пор привлекает внимание многих экспертов «Национального рейтинга», как местных, так и представляющих другие регионы. Разноречивые оценки зачастую слишком явно определялись мировоззренческими предпочтениями тех или иных групп наблюдателей. Однако доминирующие представления сводились к тому, что решение проводить ротацию, не меняя партийную принадлежность главы Края, технически было правильным. Однако ожидаемого эффекта – снижения интенсивности протестных выступлений в защиту Сергея Фургала – не последовало.

Определенный успех действующей власти принесла тактика некой отстранённости и игнорирования таких акций. После того, как они начали выдыхаться, превращаясь в фоновое событие, началось точечное применение репрессий. Тем не менее, выступления продолжались до конца года. Однако собиралось на них порой только несколько десятков человек.

Появившийся в регионе при таких обстоятельствах как ставленник Москвы, Михаил Дегтярёв, безусловно, получил свою долю негатива. Абсолютно логичным представляется его изначальное нахождение в конце 3-ей группы «Национального рейтинга». Хотя постепенно позиции начинают улучшаться. Большинство экспертов полагают, что время работает на врио. В последнее время положительно была воспринята поддержка главой идеи безналоговой экономики на Дальнем Востоке и намёк на то, что он продвигает её на самом высоком уровне.

Михаил Дегтярёв сумел замять скандал, связанный с демонстративным выходом из состава ЛДПР 17 депутатов Хабаровской думы. После вмешательства врио они отозвали свои заявления. Это укрепило его авторитет как руководителя.

Совсем неплохо (разумеется, относительно), по словам экспертов, промышленность Хабаровского края перенесла последствия эпидемии.

Понятную негативную реакцию вызвал тендер на оказание губернатору охранных услуг на сумму в 33 млн рублей. К счастью, Михаилу Дегтярёву хватило здравого смысла отказаться от подобного «капиталовложения» из средств местного бюджета. Хотя совсем без охраны он оставаться не сможет, но траты на неё придётся значительно сократить.

Абсолютно не понятно, зачем Михаил Дегтярёв периодически озвучивает заведомо проигрышные и совсем не обязательные сюжеты. Например, о том, что народ не является властью, но лишь её источником, и т. д. Во всяком случае, на технологичное формирование повестки и отвлечение внимания от «дела Фургала» это совершенно не похоже.

Часть риторики Михаила Дегтярёва была связана с блестящими перспективами, которые открывались перед Хабаровским краем в результате грядущего строительства моста на Сахалин. То, что данный проект был похоронен, нанесло определённый имиджевый ущерб главе региона. Впрочем, по мнению большинства экспертов, положение Михаила Дегтярёва будет оставаться шатким, пока он не отбросит от своей должности приставку «врио». Разумеется, если это у него получится.

Возвращаясь к аресту и отставке Сергея Фургала, ещё раз стоит отметить правильное понимание ситуации (или наличие у них инсайдерских источников) многими экспертами «Национального рейтинга», изначально не верящими в прочное положение этого главы, несмотря на достаточно большую его популярность в начале срока.

Владимир Сипягин (Владимирская область) по итогам 2020 года продолжает прозябать на задворках «Национального рейтинга». Причём нельзя сказать, что в регионе всё абсолютно беспросветно. Хотя процент смертей от коронавируса здесь большой, но в целом статистика заболеваемости по Владимирской области не является, в негативном смысле, чем-то из ряда вон выходящим. Данные Росстата показывают весьма неплохой уровень промышленного производства по сравнению с прошлым годом и т. д.

Однако в политическом смысле земля, фигурально выражаясь, горит под ногами у Владимира Сипягина. Депутаты областного парламента освоили практику самостоятельной законотворческой деятельности, не принимая во внимание мнение и прямое противодействие губернатора. Более того, после преодоления вето главы о поправках к закону о приватизации госимущества Законодательное собрание обратилось в суд с требованием принудить Владимира Сипягина исполнить теперь уже поневоле подписанный им документ.

Многие муниципальные руководители не только игнорируют мнение губернатора, но и успешно отстаивают свои, абсолютно не совместимые с ним позиции. Сильнейшим поражением Владимира Сипягина стало уверенное избрание Андрея Шохина, сити-менеджера города Владимира, на объединённую должность главы муниципалитета. Более того, ликвидация двуглавой системы городской власти только усилила позиции этого политического оппонента региональной власти.

В том же ряду – итоги выборов в горсовет Владимира, обеспечившие монополию «Единой России» в данном представительском учреждении.

Зоной напряжения остаётся город Струнино, жителям которого изрядно надоело ездить за медицинской помощью в районный центр. Вполне сочувствовали эксперты требованиям строительства здесь поликлиники (поручение губернатору, между прочим, Владимира Путина, продублированное вице-премьером Татьяной Голиковой).

Протесты, в том числе со стороны руководителей двух районов, вызвало строительство мусоросортировочных комплексов.

К сожалению, болезнь не обошла стороной и самого губернатора. Однако и тут Владимир Сипягин умудрился собрать почти весь возможный негатив, какой было возможно. Само по себе нахождение в платной клинике не на территории региона (в Москве) породило не лучшую для имиджа губернатора реакцию. Усугубило ситуацию заявление Владимира Сипягина о том, что его перемещение в столицу было вызвано единственно заботой о жителях области: дабы не занимать дефицитное место в региональных лечебных учреждениях.

Начав год на предпоследнем месте в «Национальном рейтинге», Валентин Коновалов (Республика Хакасия) на нём же его и закончил.

Эксперты часто поминали этого главу в связи с напрочь испорченными отношениями с полпредом и региональными депутатами. Республику отличает очень высокий уровень госдолга. Данное обстоятельство, по словам некоторых наблюдателей, само по себе может служить основанием для отставки. Минувшей зимой председатель Верховного Совета республики обвинял администрацию главы Хакасии в том, что там сидят мошенники. Сейчас же депутаты сформировали группу, открыто заявленной целью которой является отставка нынешнего губернатора.

Периодические (и порой успешные) усилия Валентина Коновалова по резкому повышению зарплаты чиновников раздражают население и расцениваются экспертами как несвоевременная и заведомо проигрышная политика. Тем более, что сам губернатор в данном случае не остаётся «честным и бескорыстным маклером», а доходы местного бюджета при нём весьма ощутимо сокращаются.

Руководство республики характеризует постоянная кадровая чехарда, сопровождаемая отставками ключевых чиновников. Только в последнее время на слуху – увольнения министра здравоохранения (уже не первого в нынешнем году), министра природных ресурсов и экологии. Вновь напомнили эксперты и об аресте и. о. замглавы Хакасии, министра строительства и ЖКХ.

Регион отличает высокий уровень безработицы и общий крайне низкий уровень жизни населения.

Депутаты разного уровня от КПРФ – однопартийцы Валентина Коновалова, обвинили его критиков в экстремистской деятельности. О чём они подали заявления в различные силовые структуры. Подобные акции в защиту главы на информационном поле (на юридические последствия, уверены эксперты, сами инициаторы акции не рассчитывают), крайне неудачны и только подрывают его имидж.

В итоге Валентина Коновалова можно признать одним из наиболее неудачливых глав регионов в рассматриваемый период.

Дмитрий ФЕТИСОВ

Политический консультант. Директор консалтингового агентства «NPR Group»

Уходящий год нельзя назвать успешным для губернатора Мурманской области Андрея Чибиса. С одной стороны, он продолжает осваиваться в регионе, у него вполне приличная ситуация с рейтингами, и Чибис демонстрирует желание добиться каких-либо успехов как управленец и продемонстрировать это федеральному центру.

С другой стороны, у Чибиса большие сложности с позиционированием, и он начинает настраивать против себя местные элиты, которые всё чаще проводят параллели между ним и его предшественницей Ковтун. И решение вопроса с элитами напрямую зависит от того, какое позиционирование действующий губернатор сможет выстроить для себя.

Пока же в этом вопросе похвастаться Чибису нечем. У него есть определенная политическая харизма, он старается создавать информационные поводы не только на региональном, но и на федеральном уровнях. Видно понимание, что позиции любого главы региона очень сильно зависят от того, как его воспринимают в Москве, но по всем ключевым моментам позиционирования он проваливается из-за отсутствия внятной стратегии позиционирования.

Мурманская область уступает другим регионам по темам освоения Арктики, у Чибиса отсутствуют идеи масштабных региональных проектов, он не может продемонстрировать конкретных улучшений в жизни населения Мурманской области, отсутствуют принципиально важные проекты для жителей региона, занятых в рыболовецком бизнесе и военной службе.

Всё это в совокупности в обозримом будущем может привести Чибиса к значительной потере позиций, но пока у него достаточно времени, чтобы скорректировать свои шаги и исправить ситуацию.

Вячеслав ГОРОДЕЦКИЙ

Главный редактор сетевого издания «Арктический Обозреватель»

Уходящий год для губернатора Андрея Чибиса был весьма разнообразным на события. С одной стороны, ему необходимо было отрабатывать федеральную повестку по коронавирусу, а с другой – работать над формированием команды.

Причём именно команды у губернатора как не было, так пока и нет предпосылок к её созданию. На протяжении всего года менялись ключевые фигуры в правительстве. Многим назначениям предшествовал интригующий «слив» в прогубернаторском Телеграм-канале. Интересно то, что о многих назначениях другие члены кабмина не знали вплоть до оперативного совещания. Доходило до абсурда, когда министерство информации не могло дать вразумительного комментария по кадрам по причине того, что там сами не знали.

С другой стороны, когда кто-то из команды уходил с должности, уход мог быть обставлен как «не оправдание доверия» и едва ли не позорное изгнание. Во второй половине года наметилась тенденция на «переманивание» на работу в правительство местных специалистов, из муниципалитетов – это министр образования Ольга Дзюба, вице-губернатор по внутренней политике Владимир Евменьков, министр коммунального хозяйства Алексей Лыженков и другие. Некоторые политические журналисты склонны оценивать привлечение местных как попытку дестабилизировать ситуацию в муниципалитетах (особенно это касается Мурманска). Мне же это видится безысходностью – мало кто из специалистов из других регионов хотел бы работать в команде под началом Андрея Чибиса.

В целом же можно констатировать, что по прошествии почти полутора лет со дня выборов губернатор Андрей Чибис по-прежнему работает с очень узким кругом людей, связанных с ним либо давними, либо новыми дружескими связями.

Андрей СЕРЕНКО

Директор Аналитического центра Российского общества политологов (РОП)

Для губернатора Волгоградской области Андрея Бочарова 2020-й оказался в целом удачным годом. Созданная Бочаровым за последние 7 лет региональная политическая система достаточно успешно прошла испытания пандемией коронавируса и социально-экономическим кризисом, который эта пандемия спровоцировала.

Это не значит, что область выходит из високосного года без потерь и потрясений, в частности, в системе здравоохранения и в сфере малого и среднего бизнеса – в этом отношении ситуация близка к среднероссийским показателям. Несомненно, последствия этих вызовов будут преодолеваться региональными властями, как минимум, весь наступающий 2021 год. Однако потрясения 2020 года не спровоцировали в Волгоградской области конфликта элит, не привели к росту протестной активности или снижению уровня и качества управляемости территорией.

Одно из главных многолетних достижений Бочарова – социально-политическая стабильность и абсолютная управляемость политическим процессом в регионе – было сохранено в уходящем году. В преддверии выборов в Госдуму это обстоятельство, несомненно, играет в пользу волгоградского губернатора, прежде всего, в глазах федерального центра.

Сегодня нет никаких оснований сомневаться в успешном для партии власти проведении парламентских выборов в Волгоградской области, подготовка к которым уже идёт полным ходом. Все основные, а также потенциальные участники предстоящей кампании в Госдуму последние месяцы заняты согласованием интересов с обладминистрацией, подтверждением своей лояльности главе региона. Ни один из крупных, серьёзных политических игроков в области не строит сегодня свою предвыборную стратегию на конкуренции или, тем более, конфронтации с губернатором и региональной властью. В этом смысле пандемия и экономический кризис никак не изменили политический ландшафт в регионе: губернатор остаётся на нём самым главным политиком и единственным центром принятия решений, с которым все предпочитают договариваться, а не конкурировать.

В уходящем году обозначились признаки начавшейся интеграции Волгоградской области в новый амбициозный федеральный инфраструктурный проект международного транспортного коридора (МТК) «Север-Юг». Для региона этот проект обещает крупные перемены, и не только в сфере модернизации дорожной сети. Речь идёт о большой корректировке в среднесрочной перспективе всей региональной социально-экономической модели, её большей включенности в транспортно-логистический кластер страны. Не исключено, что это в итоге весьма заметно отразится и на областной политической структуре.

Ожидаемые в связи с этим перемены придутся как раз на завершение второго губернаторского срока Бочарова. Не случайно в местных элитах во второй половине 2020 года стали популярными гадания – останется Бочаров на третий губернаторский срок или нет. Соответствующих сигналов волгоградские элитарии уже ждут от Москвы. Впрочем, вряд ли они появятся раньше, чем завершатся очередные выборы в Госдуму 2021 года.

Судя по тому, как ведёт себя сегодня сам Андрей Бочаров – ровно так же, как и все последние семь лет, – он тонкими политическими рефлексиями не озабочен. Глава региона по-прежнему успешно позиционирует себя в общественном мнении в качестве ответственного и жёсткого управленца, прекрасно знающего не только проблемы конкретных поселений, районов и городов, но и способного их решать. Собственно, этого и ожидают от Бочарова и от власти в целом волгоградцы.

Внутриполитический и медийный блок в администрации Волгоградской области достаточно профессионально на протяжении всего 2020 года справлялся со своими обязанностями, максимально используя потенциал имиджа губернатора в решении задач управления социальными настроениями и региональным политическим процессом. Всё это дает основания полагать, что созданная Бочаровым в регионе модель «управляемой демократии», максимально копирующая путинскую модель на федеральном уровне, продолжает оставаться эффективной, обеспечивая необходимый федеральной власти контроль над важнейшим южным субъектом РФ.

Антон ЧАБЛИН

Политолог, журналист. Руководитель и главный редактор портала «Акценты»

Политический год прошёл для Карачаево-Черкесии спокойно. Не было таких громких скандалов, как, например, дела сенаторов Арашукова и Дерева в 2019 году. Не было таких громких отставок, как в случае с Эльдаром Салпагаровым в 2018 году. Единственной крупной отставкой был уход первого вице-премьера Байчорова в феврале.

То есть в целом политический климат спокойный. Даже тяжёлая ситуация с ковидом не привела к протестным выступлениям, как, например, в Калмыкии или Дагестане.

Думаю, для Москвы политическое спокойствие именно сегодня, на старте большого электорального цикла – это самое главное. Могу предположить, что даже более важное, чем инвестиционные процессы.

В этом году с приходом новых кураторов региона (Чайка-Бабич-Трутнев) губернаторы активизировались, презентуя крупные инвестпроекты или реанимируя старые («Мамисон» в Карачаево-Черкесии, Каспийский хаб в Дагестане).

В Карачаево-Черкесии такие долгосрочные, курируемые Федерацией проекты – это реновация курорта Домбай и строительство Худесского ГОК. На период их реализации Москва, очевидно, заинтересована в сохранении политического статус-кво в регионе.

Антон СУМИН

Руководитель информационных проектов, медиаэксперт (г. Рязань)

Анализируя управленческую деятельность команды Любимова за 2020 год, лично я не вижу объективных причин для негативных оценок.

Я понимаю, что моя точка зрения, возможно, окажется отнюдь не самой популярной в экспертном сообществе. Критиковать, по закону жанра, всегда удобнее. Но давайте сосредоточимся на фактах. В сухом остатке за сентябрь-октябрь Рязанская область столкнулась с рядом масштабных вызовов. И знаете, я абсолютно не убежден, что команды предыдущих губернаторов, Олега Ивановича Ковалева и Георгия Ивановича Шпака, проявили бы более эффективные администраторские качества в решении данных задач.

Давайте подробнее разберём эти кейсы.

Во-первых, тема с возросшей протестной активностью на фоне производственных выбросов в атмосферу. Понятно, что вся история с промышленными предприятиями возникла не вчера и досталась Любимову по наследству от предыдущего руководства региона. Но именно ему выпала, в общем-то, неблагодарная роль распутать накопившиеся противоречия.

Ситуация грозила ростом социальной напряжённости. Но путём переговоров, в том числе с лидерами общественного мнения, заметной дестабилизации удалось избежать. Да, стратегически вопрос до сих пор не решён, идёт сложный этап переговоров и согласований, но общественно-политическая ситуация в целом сейчас сглажена. Надолго ли? Это тема уже для следующего анализа.

Во-вторых, федеральное ЧП в поселке Желтухинский Скопинского района. Взрыв боеприпасов на военном складе. Громыхнуло на всю Россию, в том числе – информационно. В этом случае губернатор и руководство региона повели себя, на мой взгляд, правильно. Незамедлительно прибыли на место чрезвычайного происшествия, координировали работу оперативного штаба, лично принимали участие в спасении людей. По общей стратегии вопросов нет, можно обсуждать частности, но это уже плоскость дискуссий.

И, наконец, в-третьих, осенняя волна COVID-19 и общероссийский тренд на понижение реально-располагаемых доходов населения. Эти два мощных фактора накладывают свой отпечаток практически на все события в регионе. То есть сам процесс управления регионом значительно усложнился.

С одной стороны, общество преодолело черту гипер-информационности, когда необходимо проявлять гибкость и моментально реагировать на любой вызов и сигнал. А с другой стороны, с учетом глобальных тенденций 2020 года, в обществе есть запрос на справедливость, и уже гораздо сложнее отделаться пустыми обещаниями. Именно поэтому команде губернатора приходится работать в условиях повышенной сложности, взвешивая каждый шаг.

Александр АСАФОВ

Политолог, журналист, политический эксперт. Автор проекта «Политические и электоральные процессы простыми словами»

Уходящий год принёс практически всем регионам одинаковые проблемы: коронавирус, медперсонал, бюджетные средства, распределение бюджета, экономика. Ситуация примерно одна и та же повсеместно. Но есть ряд регионов, на которые стоит обратить внимание.

Например, на ЕАО и главу этой территории Ростислава Гольдштейна: если смотреть на регион в динамике, безотносительно ситуации с коронавирусом, можно увидеть отличия в управлении регионом Гольдштейном, который прошёл через выборы в этом году, и достаточно успешно, и предыдущими губернаторами – Левинталем, а также теми, кто был до него. Гольдштейн самостоятельно принимает решения, и ту возможную ответственность, которая в регионах обычно распределена между губернатором и вице-губернатором, мэрами, он взял в свои руки, поскольку регион небольшой. Это не хорошо и не плохо, но это помогает ему жить в сложной ситуации несколько лучше, чем другим.

Помимо этого, он достаточно успешно руководит местным отделением партии «Единая Россия». Ключевой вопрос территории он решил с её помощью – выкупил исторические территории. Это – знаковое событие 2020 года.

Благодаря своим компетенциям, он привлёк в регион дополнительные деньги на реализацию проекта поддержки молодых семей – 3 млрд рублей. Это много для региона, у которого весь бюджет – 10 млрд. Помимо этого, ещё он «протащил» 1 млрд на дороги. То есть фактически половину бюджета ему удалось привлечь, благодаря взаимоотношениям с федеральной властью. Это на самом деле не частый случай, и не у многих губернаторов так получается.

Конечно, все проблемы, которые есть в подобных регионах, – увольнение медиков, коронавирусные меры и санкции, которые губернатор тоже вводил, обычные экономические проблемы, общие для всего ДФО, тенденция к ухудшению жизни людей – характерны и для ЕАО.

Но Гольдштейн довольно неплохо справляется. Он решительно действует и в вопросах применения федеральных полномочий по борьбе с коронавирусом. Это позволило ему усилить здравоохранение. Итоги года для него, если и не отличные, то хорошие.

Максим ВАСИЛЬЕВ

Заместитель директора Института социальных и экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Одним из самых громких событий уходящего 2020 года стало назначение врио губернатора Хабаровского края представителя ЛДПР Михаила Дегтярева. С первых дней в должности Дегтяреву пришлось несладко. Хабаровский край будоражили протесты в защиту экс-губернатора Фургала. Новоиспеченного губернатора приняли в штыки, в ходе протестов ему припомнили все его громкие заявления и даже предложили улететь в горячо любимый «дегтяревский космос». На что Михаил Дегтярев ответил, что никуда не уйдёт, работать надо, на столе, мол, метровая стопка документов, и уйдёт он только в случаев проигрыша на выборах. И не ушёл, остался расчищать «авгиевы конюшни» Хабаровщины.

Активная открытая манера руководства позволила Михаилу Дегтяреву наладить в кратчайшие сроки диалог между всеми ведущими хабаровскими акторами. Благодаря многочисленным интервью, встречам с трудовыми коллективами, поездкам по региону, знакомству с жителями, врио обнажил самые застарелые проблемы, которые не решались годами, и составил реальную картину дел в Хабаровском крае, что позволило определить основные векторы работы для скорейшего стратегического развития региона.

Одной из главных задач, с которой столкнулся Дегтярев, стала необходимость сделать территории Хабаровского края доступными друг для друга. Для этого необходимо развивать межрегиональные перевозки и, вполне возможно, способствовать созданию регионального авиаоператора, совершающего перелеты на территории Дальнего Востока.

Благодаря близости к федеральному центру, Михаил Дегтярев на начальных этапах руководства регионом добился выделения дополнительных 1,3 миллиарда рублей в краевой бюджет. Это оказалось огромным подспорьем в условиях пандемии, вследствие которой областные бюджеты значительно уменьшились. Дегтярев целенаправленно проводит работу по наполнению бюджета за счёт сокращения внутренних расходов, тех или иных статей расходов администрации. Ещё летом, благодаря врио, были скорректированы траты на содержание чиновничьего аппарата, что позволило уменьшить транспортный налог и не отразилось на доходной части бюджета. В прошлом месяце Дегтярев отказался от охраны, тем самым сэкономив порядка 33 млн рублей.

На федеральном уровне сегодня Михаил Дегтярев занят активным продвижением безналоговой зоны на территории Дальнего Востока.

В целом, работу врио губернатора Хабаровского края Михаила Дегтярева можно охарактеризовать как перспективную, с мощным медийным сопровождением, несмотря на тяжелейшее давление со стороны протестующих и добавившемуся в последнее время давлению со стороны местных элит.

Илдус ЯРУЛИН

Политолог, директор Института социально-политических технологий и коммуникаций Тихоокеанского государственного университета, руководитель Хабаровского краевого отделения Российского общества политологов (РОП)

Летом этого года Хабаровский край стал самым популярным регионом России. Задержание губернатора края Сергея Фургала и последовавшие за этим массовые протесты, которые не прекращаются до сих пор, привлекли всеобщее внимание. Две недели спустя на смену Фургалу в Хабаровск прислали 39-летнего Михаила Дегтярева, который не имел никакого отношения к краю, зато, как и Фургал, состоял в ЛДПР и пользовался особым расположением лидера партии Владимира Жириновского. Сейчас временно исполняющий обязанности губернатора Михаил Дегтярев подводит итоги своей пятимесячной работы в этом качестве.

Следует отметить, что новый врио губернатора в кратчайшие сроки провёл аудит состояния дел в регионе и ознакомился с краем и его проблемами, что позволило ему сформировать дорожную карту решения проблем Хабаровского края, а также определить перспективные точки роста, то есть те направления, инвестиции в которые дадут наибольший мультипликативный эффект и станут драйвером развития всей экономики региона, улучшив качество жизни граждан. При новом главе региона особое внимание уделяется эффективности трат бюджетных средств и контролю со стороны краевого правительства за решением различных проблем.

Одним из первых шагов Михаила Дегтярева стала попытка представить себя как ставленника федерального центра со всем полагающимся к этому приданым. Для начала он заявил, что пообщался с премьер-министром Михаилом Мишустиным, добился от него дополнительных 1,3 млрд рублей и в будущем попросит ещё денег. За этим последовала череда встреч с федеральными министрами и их заместителями. Деньги были обещаны, и немалые. Только поступили ли эти деньги в бюджет края – большой секрет.

Прошедшие месяцы показали, что на жителей Хабаровского края не произвели ожидаемого воздействия ни своеобразная риторика Дегтярева, ни обещанные федеральные деньги. Этих денег не хватило даже на то, чтобы поднять уровень доходов края. Проект бюджета региона на 2021 год на несколько миллиардов меньше базового на 2020 год, а с учётом всех корректировок он и вовсе просядет на 19,6% к этому году, составив 118,6 млрд рублей. Конечно, это не вина Дегтярева, это общая ситуация по стране. Однако, слово – не воробей, за язык никто не тянул.

Поэтому основным лейтмотивом высказываний мнений экспертов и общественников звучит мысль о том, что откровенно говорить о работе новой команды правительства во главе с креатурой президента и о её конкретных результатах можно будет тогда, когда все достигнутые договоренности будут подкреплены финансовыми и другими ресурсами в виде помощи из федерального бюджета.

К тому же до сих пор не состоялась встреча президента Путина с врио губернатора Хабаровского края, хотя анонсировалась она через месяц после вступления М. Дегтярева в должность. На наш взгляд, это пусть и косвенная, но показательная оценка.

Ну, а протесты в Хабаровске, хотя и резко снизились по численности участников, но, скорее всего, ушли вглубь и ещё себя проявят на предстоящих в сентябре 2021 года выборах депутатов Госдумы и губернатора Хабаровского края.

Поэтому общая оценка прозвучала, на наш взгляд, из уст полпреда в ДФО Юрия Трутнева: «Старается… Посмотрим!»

Заурбек ШАХМУРЗАЕВ

Эксперт клуба «Эльбрус». Директор Республиканского информационного агентства «Кабардино-Балкария» (2013-2017 гг.)

Пандемия COVID-19 негативно повлияла на все социально-экономические процессы в Кабардино-Балкарской республике. Количества рабочих мест не стало больше, предприятий малого и среднего бизнеса не прибавилось. Очевидным стало и то, что большую выживаемость показывают частные предприятия сельскохозяйственного сектора. Фермеры не снизили своих показателей, а также постарались не увеличивать цены на свою продукцию, хотя некоторый рост, связанный с зимним сезоном, всё-таки наблюдается. Например, цена на фрукты фактически осталось прежней, если сравнивать с зимой 2019 года. Цены на мясо крупного рогатого скота, баранины, птицы не увеличились. Молочная продукция местных производителей тоже находится под контролем республиканских властей.

Глава региона Казбек Коков, понимая сложную экономическую ситуацию Кабардино-Балкарии, выдержал некоторое давление федеральных СМИ и не стал объявлять локдаун, то есть режим ограничения в свободе передвижения граждан, работе различных учреждений, который вводится государством во время стихийных бедствий, эпидемий, массовых беспорядков и т. п. Аналитики считают, что Коков действует правильно, сохраняя частичный режим ограничений для граждан возраста 65+ и не ограничивая в деятельности малый и средний бизнес.

В общем-то, количество ковидных больных в республике остается высоким, как и в соседних регионах. Однако республиканским властям удаётся держать в рабочем состоянии все больницы, поликлиники и амбулатории. Сегодня в Кабардино-Балкарии нет медицинского учреждения, которое бы закрылось из-за каких-то чрезвычайных обстоятельств. Врачи и медсестры продолжают самоотверженную борьбу с вирусом. Это даёт людям надежду на медицинскую помощь.

На мой взгляд, не совсем понятна роль органов местного самоуправления в этот сложный период. Не удалось выяснить, какие действенные меры сегодня предпринимают главы местных администраций, чтобы каким-то образом снизить нагрузку на бизнес, поддержать сельхозпроизводителя, создать благоприятные условия для возникновения новых частных предпринимателей. Несмотря на то, что глава региона готов поддержать любую конструктивную инициативу муниципалов, от них, по-моему, таковых не исходит.

Олег РЕУТ

Политолог, публицист. Член Общественного совета при Центральной избирательной комиссии Республики Карелия (г. Петрозаводск)

Практически на протяжении всего года основные вызовы региональному политическому режиму формировались за пределами его контура. В связи с коронавирусной пандемией стала изменяться ситуация в экономике; эффективность действий республиканских властей оказалась в центре общественного внимания. И если проекции властной машины по осям правоохранительных и надзорных органов были способны доказать свою результативность, то в отношении осей, обеспечивающих предоставление государственных услуг в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты, недовольство населения выросло кратно.

Казалось бы, перед главами регионов открылась возможность продемонстрировать свои компетенции и управленческие возможности. Однако перераспределение с федерального на региональный уровень полномочий по введению ограничительных мер и выработке государственной политики по поддержанию социально-экономического положения населения не стало историей успеха. Бюджетная зависимость от Москвы, помноженная на неспособность реализовать политическую волю, подтвердили все худшие прогнозы в отношении компетентности Артура Парфенчикова по эффективному преодолению вызовов и угроз.

Удивительно, но население довольно быстро стало проявлять привыкание к новостям чрезвычайного характера, сохраняя при этом критичность в восприятии переходов губернатором всех возможных «красных линий» при введении ограничительных мер. Это, однако, не было подкреплено способностью гражданского общества к мобилизации, тем более на политической платформе. Превращаясь в социальную норму, конформизм способствовал массовому безразличию. С другой стороны, трансформация общественно-политических отношений всё-таки имела место. Так, в частности, анализ официальных итогов всероссийского голосования по поправкам, вносимым в Конституцию, зафиксировал существенное изменение электоральных практик в Республике Карелия. Наряду с Камчатским краем, Иркутской областью, Хабаровским краем, Томской и Мурманской областями, Карелия (46,07%) вошла в число территорий с наименьшей явкой по стране.

Прошедшие в 2020 году муниципальные выборы в республике показали те же тенденции, что и в предыдущие годы: почти все кампании были неконкурентными и сопровождались административным принуждением и стимулирующей электоральной мобилизацией, хотя наблюдателями зафиксированы и новые факторы – впервые были выявлены признаки серьёзных фальсификаций. В этих условиях республиканским властям следовало протестировать возможные варианты реконфигурации партийного поля перед региональными выборами-2021, но в итоге всё оказалось пущено на самотёк. Внутриполитический трек в работе губернаторской администрации последовательно маргинализовался. «Самострел» пришёлся на «Единую Россию», член президиума регионального политсовета, секретарь петрозаводского отделения партии Геннадий Боднарчук был помещён под арест в рамках возбужденного в отношении него уголовного дела, но при этом сохранил все имеющиеся должности. Унаследовать городскую политическую машину не удалось ни одной из конкурирующих субэлитных групп, что только усилило репутационные издержки для всей партии власти.

В рассматриваемых обстоятельствах траектория политического развития Карелии определяется влиянием двух групп факторов. Первая из них связана с динамикой общественных настроений, которые в обозримом будущем (особенно на фоне вызванного пандемией экономического спада) вряд ли будут благоприятными для региональных властей. Вторая обусловлена восприятием угроз внутриэлитных расколов и кадровых переформатирований, вовлекающих реальных и потенциальных представителей так называемой «системной» оппозиции. Последняя заинтересована в ослаблении региональной автократии, что позволяет ей претендовать на перераспределение части ресурсов в свою пользу, но не в её падении – радикальную смену режима его лояльные «попутчики» могут попросту не пережить. Это не означает, что «системная» оппозиция безусловно лояльна высшему должностному лицу, но она всё же довольно редко выступает на стороне внешних сил, которые могли бы обеспечить снос губернатора.

Тем не менее, уходящий год был самым сложным в политической карьере Артура Парфенчикова. Неизбежность отставки выступала определяющим ожидания сюжетом. Когда же отставка произойдёт, в центре политических событий в регионе окажутся не её причины и поводы, а скорее всего модернизационная повестка, даже приблизиться к встраиванию в которую у главы региона так и не получилось.

Андрей СЕРЕНКО

Директор Аналитического центра Российского общества политологов (РОП)

Уходящий 2020 год показал всю жестокость эксперимента федерального центра с назначением Бату Хасикова на пост главы Калмыкии. Причём речь идет как о жестокости по отношению к Степной республике, так и к самому Хасикову, явно не подготовленному к столь тяжёлым испытаниям и получившему в нынешнем году от разочарованных земляков снисходительное прозвище «Физрук».

Для Калмыкии и лично Бату Хасикова 2020-й, наверное, был одним из самых худших годов 21 века. И дело не только в пандемии коронавируса – она лишь усилила депрессивные тенденции в социально-экономической и политической сферах республики, которые в значительной степени возникли как результат обвала завышенных общественных ожиданий, связанных со сменой руководства региона в марте 2019 года.

В уходящем году Хасикову и его команде не только не удалось решить застарелые проблемы республики (прежде всего речь идёт о долгожданном прорыве в сфере снабжения населения качественной питьевой водой, а также о создании новых рабочих мест), но они спровоцировали возникновение новых болевых точек. Кризис в животноводстве, связанный с провалами в работе по заготовке кормов и дополненный засухой и нашествием саранчи, массовая гибель рыбы в водоёмах региона превратились в крупные медийные и политические скандалы, вышедшие на федеральный уровень.

В 2020 году в республике разразился мощный политический кризис, обнаруживший глубокий конфликт элит, спровоцированный политической неэффективностью самого Хасикова и его внутриполитического блока. Этот кризис проявился, в частности, в «депутатском бунте» в Народном хурале (парламенте) Калмыкии, где возникла межфракционная депутатская группа с участием представителей «Единой России», КПРФ и «Справедливой России». Её участники заявили о поддержке курса президента Владимира Путина и о неприятии политики Хасикова, которая, по мнению депутатов, идёт вразрез с установками российского лидера и дискредитирует их в общественном мнении Степной республики.

Окружение главы Калмыкии не придумало ничего лучше, как попытаться обвинить часть депутатов-«единороссов» в нелояльности федеральному центру, а также выдать «депутатский бунт» за «происки» бывших руководителей региона – Кирсана Илюмжинова и Алексея Орлова. И хотя эту позицию команды Хасикова поддержали некоторые чиновники на Старой площади, на самом деле такая интерпретация не имеет ничего общего с реальностью. Политический кризис 2020 года в Калмыкии – это, в первую очередь, дело рук нынешнего руководства республики, не способного сформулировать позитивную и консолидирующую повестку для региональных элит и социальных групп. Неадекватность представителей внутриполитического блока в администрации Хасикова сегодня стала уже притчей во языцех. Очевидно, что сохранение курса 2020 года в республиканской политике будет лишь воспроизводить и усиливать политический кризис в 2021 году.

Одним из итогов 2020 года в республике стало падение популярности «Единой России» и, напротив, рост интереса жителей Калмыкии к КПРФ и «Справедливой России». Судя по данным некоторых опросов общественного мнения, реальный рейтинг «ЕР» в Степной республике сейчас не превышает 13-15%. Очевидно, что с таким заделом выиграть предстоящие выборы в Госдуму партия власти сможет, только прибегнув к грубому административному ресурсу и масштабным электоральным манипуляциям. Кстати, на состоявшемся 4 декабря в Пятигорске заседании влиятельного экспертного клуба «Юг» уже прозвучали опасения относительно того, что нынешний политический кризис в Калмыкии может привести к консолидации оппозиционных групп и сил в ходе парламентских выборов 2021 года, сделав крайне сложной победу на них «Единой России». Очевидно, что эти опасения не беспочвенны: команда Хасикова сегодня превращается в главную проблему партии власти на предстоящих выборах в Госдуму.

В самой же команде Хасикова в 2020 году начался процесс распада. Осенью объявил о своём уходе Сангаджи Тарбаев – ближайший друг, советник и правая рука Хасикова, один из «отцов» его победы в 2019 году. Уходу предшествовали несколько конфликтов Тарбаева с главой республики, ставшие достоянием гласности. Из администрации Хасикова уволились также некоторые сотрудники рангом и значением поменьше. По слухам, через несколько месяцев может стать вакантной и должность председателя правительства Калмыкии. «Команда мечты» Бату Хасикова тает на глазах, рядом же с главой региона остаются, мягко говоря, не самые эффективные и подготовленные кадры, часть которых, похоже, больше озабочены не столько успехами шефа, сколько расстановкой родственников на хлебные должности.

Предстоящий 2021 год обещает быть не менее тяжелым для Калмыкии, чем уходящий 2020-й. Политический и социально-экономический кризис будут усиливаться, равно как и кризис управления. В общественном мнении Степной республики усиливаются ожидания смены власти, надежды на приход нового главы региона с профессиональной командой, способной хоть на какие-то перемены к лучшему.

Очевидно, что на этот раз новым главой Калмыкии должен быть жёсткий административно-политический менеджер, способный вести содержательный диалог с различными группами интересов, предлагая перспективную консолидирующую повестку. Наверное, желательно, чтобы новый глава Калмыкии имел также опыт военной, чекистской или полицейской службы. Потому что без такого опыта ушедшую в 2020 году вразнос калмыцкую политическую систему уже не сбалансировать.

Михаил ВЕРХОТУРОВ

Политтехнолог. Директор агентства новостей «Хакасия-Информ» (2009-2011 гг.)

2020 год стал определяющим в отношении к Валентину Коновалову со стороны остатков его электората, экспертов и окружения губернатора. В начале-середине 2019 года у защитников коммунистического главы Хакасии были популярны фразы: «Дайте поработать Коновалову хотя бы 1-2 года, он себя проявит, наберётся опыта», и «надо сплотиться вокруг Валентина Олеговича!» Конец 2020 года окончательно показал, что управленческого опыта Коновалов не набрался, сплотиться вокруг него почему-то желающих практически не осталось, а окружение губернатора меняется с космической скоростью. Никакого просвета в политической, экономической, финансовой жизни республики нет. Напротив, Хакасия падает в пропасть по большинству показателей.

Виноватых нашли депутаты КПРФ различных советов региона: коммунисты написали заявление в МВД, Следственный комитет и ФСБ на журналистов, блогеров и общественников, которые смеют критиковать Коновалова. Депутаты, приближённые к губернатору, в заявлении просят проверить более 10 человек на экстремистскую деятельность. Показательно вот что. Если в ноябре 2018 года Хакасия раскололась на два лагеря, то в декабре 2020 года можно утверждать, что она вновь сплотилась. Только не так, как этого хотелось бы сторонникам Коновалова, а с точностью до наоборот – вокруг понимания того, что губернатор Хакасии не справляется со своими обязанностями. И подобные заявления от депутатов это подтверждают – никаких внятных аргументов в оправдание ошибок и странных решений Коновалова больше невозможно найти.

Валентин Коновалов во время очередного прямого эфира с подписчиками в соцсетях, отвечая на вопрос о своей добровольной отставке, заявил, что будет сидеть до конца срока, а дальше избиратели сами сделают свой выбор. Молодого юриста партийной газеты, случайно запрыгнувшего в кресло губернатора, можно понять. Десятикратный рост личных доходов в сравнении с прошлым местом. Жена, трое детей, которые не нарадуются от изменившегося статуса их семьи. Все остальные жители Хакасии стали заложниками этой истории из разряда «из грязи – в князи».

Эльвира ЛИФАНОВА

Член Общественной палаты РФ от Республики Тыва

2020 год глава Республики Тыва, по моему мнению, завершает с хорошими результатами. Прежде всего, Шолбан Валерьевич Кара-оол смог удержать на достойном уровне эпидемиологическую ситуацию, не уйти при этом в жёсткую карантинную схему во время пандемии. Министерством обороны здесь был развёрнут мобильный госпиталь для больных, построен новый госпиталь – это смогли сделать не во всех регионах, и, на мой взгляд, это полностью заслуга главы. У жителей республики теперь есть не только антиковидные мощности, но и возможность сейчас и в дальнейшем лечиться в новом, современном и оборудованном хорошей техникой госпитале.

Также в 2020 году в Тыве прошли выборы в муниципальные советы, довыборы в верховный хурал. Оппозиционеры, конечно, пытались мутить воду, но ничего не вышло, всё прошло очень спокойно, и наблюдатели от Общественной палаты не зафиксировали ни одного нарушения, а наблюдательский корпус был достаточно серьёзным. Я считаю, что это тоже плюс главе.

В штатном режиме прошло голосование по внесению изменений в Конституцию РФ: и информационная составляющая была на высоком уровне, и республика показала высокий процент явки – значит, людям всё правильно донесли и объяснили, так, что у них не возникло вопросов или недовольства.

Особо хочу подчеркнуть: несмотря на пандемию, реализуется программа по переселению из ветхого и аварийного жилья. В этом плане у нас регион сложный, потому что все строительные материалы завозятся из-за пределов республики. Причём. железной дороги нет, их доставляют автомобильным транспортом, от этого идёт подорожание квадратного метра жилья. Тем не менее, программа реализуется. Были нарекания несколько лет назад в наш адрес, и достаточно серьёзные, но глава руки не опускает, наоборот, заставляет чиновников работать.

Каждый понедельник он проводит аппаратное совещание в онлайн-режиме со всеми руководителями районов и с руководителями всех структур. Это совещание проводится в открытом доступе, и каждый житель республики имеет возможность получить информацию из первых уст. А как он разносит нерадивых чиновников и делает им замечания – не дай бог оказаться на их месте. Это человек, у которого всё под контролем, он далёк от интриг, всегда занимает прямую, честную позицию. Сам открыт и требует того же самого от своих подчинённых. Мне очень импонирует его жёсткий настрой, требовательность к себе и подчинённым – чиновникам разных рангов.

Несмотря на климатические трудности и огромные расстояния между нашими населенными пунктами, дороги ремонтируются, открываются фельдшерские и акушерские пункты.

Лично главой республики запущена программ «Новая жизнь» – губернаторский проект, уникальный по своему содержанию, направленный на купирование рецидивной преступности, дающий возможность бывшим заключённым быстро социализироваться – получить скот и заняться животноводством. При этом люди сами решают на сходе граждан, кому предоставить такую возможность.

Александр СПЕРКАЧ

Директор по исследованиям Центра информационных коммуникаций «Рейтинг», преподаватель Департамента политологии Финансового университета при Правительстве России

Оценивать главу Тывы Шолбана Кара-оола одновременно и просто, и не очень. Подведомственная ему территория политически напоминает тихий омут, категорически не замечаемый информационщиками и прочими служителями СМИ (свидетельство чему – большинство рейтингов Медиалогии). С другой стороны, имеющиеся частные экспертные оценки, рейтинги, индексы и рэнкинги почти единогласно помещают регион или его руководителя куда-нибудь поближе к последним строчкам таблиц, когда речь ведётся о позитивных показателях. Если же оценивается нечто социально неблагоприятное, например, число убийств на 100 000 жителей, Тыва уверенно ходит в лидерах. Как и по общему объёму федеральных дотаций, особенно если рассчитывать их на душу местного населения.

Тыва, безусловно, может похвастаться демографией. Причём статистику здесь определяют не мигранты, но сугубо местные жители.

Другим ресурсом является хорошо налаженный электоральный учёт и контроль. Показатели «Единой России» на выборах, итоги разных прочих важных для Москвы электоральных мероприятий превосходят прославленные достижения на этой стезе многих северокавказских субъектов РФ. Не всех, конечно, ибо кто же сможет превзойти Чечню и Дагестан, но многих.

Это серьёзный, хотя и двусмысленный политический актив Шолбана Кара-оола, аппаратное и политическое значение которого не стоит преуменьшать. Другим стоящим активом является покровительство самого известного и влиятельного тувинца в России — Сергея Шойгу.

При таких исходных данных не вызвала особого шума даже идея главы сделать руководителем правительства своего племянника Карима Саган-оола (после разделения полномочий руководителя республики и регионального правительства). В каком-либо другом регионе подобный план вызвал бы бурю негодования, отозвавшуюся на федеральном уровне.

Однако Шолбан Кара-оол решил нарушить существующую идиллию обмена правильных избирательных бюллетеней на дотации. Его призыв к изменению границ с соседними регионами, возвращение земель, «минеральными источниками которых… тувинцы с древности пользовались как целебными» – крайне неприятная пилюля для федерального центра. Проблема даже не в самой постановке вопроса. В конце концов, почему бы субъектам РФ и не уточнить границы между собой? Проблема в выносе «сора из избы», то есть трансляции территориальных притязаний в общественное и информационное пространство. Причём в период серьёзного экономического, социального и политического кризиса, который в Тыве ощущается особенно остро. Тут достаточно сравнить показатели промышленного производства республики с прошлогодними.

Опасность подобного «дележа территорий» настолько очевидна и однозначна, момент для обнародования претензий настолько неудачен (впрочем, смотря какие цели преследовать), что речь вполне можно вести о провокации. То, что в следующем году срок полномочий Шолбана Кара-оола заканчивается, и таким нехитрым способом он пытается поддержать свою популярность среди тувинцев, не меняет сути происходящего.

Реклама на веке
Как разместить
Национальный Рейтинг Губернаторов (Итоги 2020 года) - часть 1 Трамп амнистировал 15 человек, в том числе осужденных по расследованию Мюллера
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются