18+
  1. Наши зарубежные шефы стараются, чтобы любое их слово стало ТРЕНДОМ

Наши зарубежные шефы стараются, чтобы любое их слово стало ТРЕНДОМ

Наши зарубежные шефы стараются, чтобы любое их слово стало ТРЕНДОМ
Они стали "своими" тут у нас. А истинно свои стали чужими. Как это случилось? Московскому центру Карнеги удалось обрести ЛЕГИТИМНОСТЬ в России. Широкая российская аудитория – а также часть государственного аппарата (!) – воспринимает МЦК именно как российскую организацию.

Вопреки очевидному обстоятельству этот Центр является ни чем иным, как филиалом крупнейшего вашингтонского центра и финансируется только на американские/западные средства. Вследствие этого, противоречащие интересам России позиции, откровенно провашингтонские и про-НАТОвские, воспринимаются как вполне легитимные, не навязанные извне, а исходящие изнутри, то есть – от «своих»

РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ СТРАТЕГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЦЕНТР АКТУАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ

ДОКЛАД

Методы и технологии деятельности зарубежных и российских исследовательских центров, а также исследовательских структур и ВУЗов, получающих финансирование из зарубежных источников: анализ и обобщение

Февраль 2014

Оглавление

Оглавление.........................................................................1

ВВЕДЕНИЕ ..........................................................................2

МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ...........................................................5

РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ...........................................20

ЦЕНТР ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ РОССИИ (ПИР-ЦЕНТР).................................32

АНО ЛЕВАДА-ЦЕНТР...................................................................44

РОССИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ШКОЛА (РЭШ)...............................................55

ФОНД «НОВАЯ ЕВРАЗИЯ»...............................................................70

РОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

(РАМИ).............................................................................82

ИНСТИТУТ СОЦИОЛОГИИ РАН............................................................90

ВВЕДЕНИЕ

До настоящего времени правоприменение федерального закона № 121 ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов, в основном, касалось правозащитных и общественных организаций. Однако анализ деятельности отдельных исследовательских центров, научных учреждений и ВУЗов демонстрирует, что она, зачастую, прямо подпадает под действие данного закона. Они аналогичным образом получают зарубежное финансирование и ведут политическую деятельность, оказывая влияние на формирование политики и общественного мнения и, следовательно, подпадают под действие закона №121-ФЗ.

Основным источником финансирования ряда таких организаций (приведенных ниже) являются США, Великобритания и НАТО: либо напрямую, либо через частные фонды, связанные правительствами и спецслужбами этих стран. Наибольшую активность в финансировании исследовательской деятельности проявляют Фонд Макартуров, Корпорация Карнеги, Национальный фонд поддержки демократии (NED), Институт «Открытое общество» (OSI).

При этом исследовательские центры, научные организации и ВУЗы, пользуясь доверием и легитимностью в качестве «российских организаций», и прикрываясь научной деятельностью (с точки зрения закона не попадающей под политическую) используют значительные возможности доступа в СМИ и оказания влияния на российскую политику, задействуя, среди прочего следующие методы:

1 - Политической деятельностью, согласно российскому законодательству, признаются действия, направленные на влияние на процесс принятия решений органами государственной власти, либо формирование общественного мнения по тем или иным проблемам.

- Формирование общественного мнения путем выступлений в медиа, публикаций экспертных докладов.

- Создание пула экспертов по внутренней, внешней и оборонной политике, готового транслировать зарубежные (в основном, западные) идеологические и методологические установки.

- Формирование кадрового резерва для продвижения в ВУЗы, органы государственной власти.

- Идеологическое и информационное воздействие на представителей органов федеральной, региональной и муниципальной власти РФ путем участия в консультативных советах, подготовки аналитических материалов, проведения встреч в рамках мероприятий различного формата.

- Сбор социологической, политологической, военной и иной информации, имеющей разведывательную ценность, проведение мониторингов и аналитических исследований в интересах зарубежных заказчиков

Деятельность подобных структур не воспринимается как иностранная пропаганда, по факту таковой являясь. Более того, данные структуры воспринимаются как «носители тренда» и у российских экспертов вырабатывается стремление «оставаться в тренде» – то есть, по сути, мыслить в заданных парадигмах, подстраивать собственные высказывания под высказываемые позиции для поддержания популярности и собственной востребованности в масс-медиа. Отдельные структуры, обладают репутацией серьезного научного учреждения, вследствие этого их информация воспринимается как объективная данность, и исключает критическое отношение к ее содержанию («феномен научного авторитета»).

Представители различных НКО и ВУЗов сотрудничают на формальной и межличностной основе – одни и те же люди работают и являются членами попечительских, экспертных советов в партнерских организациях, проведении мероприятий, выпуске и рецензировании литературы, участии в организации исследований и аналитики на заказ. Таким образом, в экспертной среде формируется узкий круг «своих», которые определяют повестку дискуссий для значимой части российского экспертного поля, его персональный состав и степень допуска отдельных экспертов в СМИ.Все это приводит к тому, что позиции, противоречащие государственным интересам России, становятся устойчивым тезисом массового сознания и вектором мышления значительно части российского экспертного сообщества.

Ввиду сложившейся ситуации необходимо рассмотреть возможность расширения закона №121-ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов на исследовательскую деятельность, а также проверить на соблюдение закона №121-ФЗ об НКО, выполняющих функции иностранных агентов Московский центр Карнеги, ПИР-центр, Фонд «Новая Евразия», «Левада-центр», РАПН, а также структуры при РЭШ.

МОСКОВСКИЙ ЦЕНТР КАРНЕГИ

Резюме

Московский центр Карнеги является филиалом Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace).

Согласно отчетным документам Фонда Карнеги за 2011-2012 гг., задачей Московского центра Карнеги является «содействие интеллектуальному сотрудничеству ученых и специалистов США, России и других постсоветских государств». Спектр исследовательских программ МЦК включает темы: «Внешняя политика и безопасность», «Проблемы нераспространения», «Российская внутренняя политика и политические институты», «Общество и региональная политика», «Религия, общество и безопасность», «Экономическая политика»Московский центр Карнеги, являясь структурным подразделением вашингтонского Фонда Карнеги за международный мир, в основном финансируется из бюджета головного Фонда.

Московский центр Карнеги последовательно и агрессивно ретранслирует в Россию политические, ценностные и идеологические позиции истеблишмента США, добиваясь принятия российским общественным мнением и экспертным сообществом этих ценностей в качестве мировоззренческих и политических ориентиров.

Московский центр Карнеги был основан в 1994 году усилиями Майкла МАКФОЛА, сегодня посла США в России; Макфол руководил МЦК в 1994-1995 гг. Общее количество сотрудников МЦК, задействованных в осуществлении программ Фонда в 2011-2012 гг. составило 35 человек (для сравнения: 10 чел. в Брюсселе и 15 чел. в 6Бейруте). Согласно финансовому отчету Фонда Карнеги за 2012 г., МЦК занимает офисное помещение площадью 675 кв.м., арендная плата в 2012-2013 финансовом году составила 16 875 000 руб.

Центр занимается активной издательской деятельностью, выпуская брошюры с докладами на русском и английском языках, а также журнал журнала «Pro et Contra».

Ключевые сотрудники:

− Дмитрий ТРЕНИН – директор, председатель научного совета и руководитель программы «Внешняя политика и безопасность».

− Алексей АРБАТОВ – председатель программы «Проблемы нераспространения».

− Алексей МАЛАШЕНКО – сопредседатель программы «Религия, общество и безопасность».

− Лилия ШЕВЦОВА – председатель программы «Российская внутренняя политика и политические институты».

− Владимир ДВОРКИН – генерал-майор в отставке (один из основных авторов программных документов Стратегических ядерных сил РФ и РВСН), консультант программы «Проблемы нераспространения» (С ноября 2012 г. основное место работы – ИМЭМО РАН, однако остается экспертом МЦК).

− Наталия БУБНОВА – руководитель научно-аналитического производства МКЦ.

В Наблюдательный совет МЦК, в частности, входят:

− Карл БИЛЬДТ, министр иностранных дел Швеции;

− Борис НЕМЦОВ, оппозиционер;

− Тьерри де МОНБРИАЛЬ, президент Французского института международных отношений;

− Владимир РЫЖКОВ, оппозиционер;

− Владимир ПОЗНЕР, президент Фонда «Академия российского телевидения»;

− Андрей КОРТУНОВ, президент Фонда «Новая Евразия»;

− Сергей КАРАГАНОВ, почетный председатель СВОП;

− Стивен СЕСТАНОВИЧ, ведущий научный сотрудник Совета по международным отношениям (США);

− Евгений ЯСИН, президент Фонда «Либеральная миссия».

В вопросах внешней политики РФ и российско-американских отношений, МЦК занимает формально нейтральную либо умеренно либеральную позицию, выступая за продолжение «перезагрузки»,

дальнейшее развитие «европейского выбора России» и за необходимость принятия Россией в сложных и спорных международных вопросах (например – в отношении иранского ядерного досье) точки зрения «международной общественности», под которой МЦК понимает исключительно общественность западную.

В публикуемых материалах МЦК позволяет себе критику недостаточного понимания американскими политиками специфики российского государства, критику «умаления» американской стороной учета места России на международной арене. Впрочем, данные критические высказывания не носят систематического характера и направлены не на действительную оценку американской политики (основные цели и задачи которой не критикуются никогда), а, скорее, на повышения степени доверия к материалам МЦК у российской аудитории, поддержания образа «независимой и неангажированной организации».

Что же касается внутриполитических вопросов, то МЦК (особенно после избрания В.В.Путина на пост Президента РФ) последовательно выступает с ярко выраженных праволиберальных позиций, занимаясь изучением активности оппозиционных движений, расстановки сил и перспектив т.н. «протестного движения» в России. Анализ ряда материалов Центра (о военной реформе Вооруженных Сил РФ, внешнеполитических приоритетах России, политике в области безопасности) позволяет сделать вывод о том, что аналитические материалы МЦК направлены, во-первых, на информирование западной экспертной и политической аудитории о ситуации в России и вокруг нее.

Во-вторых – на оказание воздействия как на российское общественное мнение, так и на российское же экспертное сообщество путем формирования прозападного восприятия международной ситуации и принятия за основу либеральных и западных оценок внутриполитической ситуации в России.

Примеры распространяемых позиций и взглядов, по темам:

Военная реформа Вооруженных Сил РФ. Аналитический доклад «Военная реформа России: состояние и перспективы», июль 2013 г., авторы А. Арбатов и генерал-майор в отставке В. Дворкин. Доклад вышел в рамках программы «Проблемы нераспространения» при финансовой поддержке фонда «Корпорация Карнеги». В материале подробно анализируется ход продолжающегося преобразования ВС РФ после отставки А. Сердюкова и назначения С. Шойгу на пост министра обороны.

Позиции:

- Военная доктрина РФ от 2010 г. является стратегически неправильной, т.к. заостряет внимание на подготовке к обороне от возможной военной агрессии со стороны США и НАТО, а не на «борьбе с терроризмом и радикальными режимами».

- необходимо заключать «модернизационные альянсы» с США и странами Запада, под которыми понимается в том числе «кооперация» российского ВПК с ВПК стран НАТО и частичный переход российских ВС на иностранные образцы вооружений и техники – это гарантирует Россию от конфронтации, в том числе военной.

- Россия должна либо сокращать ядерный потенциал «в свете распространения оружия массового уничтожения и его ракетных и аэродинамических носителей, угрозы попадания их в руки безответственных режимов и террористов» либо осуществить переход на западные схемы и средства обеспечения его безопасности (естественно, в сотрудничестве с НАТО).

- «уголовные дела против активистов протестного движения», «пакет антидемократических законодательных актов парламента», «истерическая, густо замешанная на национализме и религиозном фанатизме кампания, посвященная «враждебному окружению России», «зловещим замыслам сионистов, либералов и пятой колонны»», а также «ползучая реабилитация сталинизма как воплощения величия и державности России» привели к осложнению отношений России с США и странами Запада. В результате этих действий, согласно докладу, застопорились переговоры с США по ПРО, обострились противоречия с Вашингтоном по Ближнему Востоку, находятся в упадке отношения с ЕС.

Разоружение. В. Дворкин:

- «Военный удар по Ирану неизбежен»: «Предотвратить военную операцию и обладание Ираном ядерным оружием, пока еще не поздно, можно консолидированными санкциями, более жесткими даже по сравнению с теми, которые уже реализуются США и Европой»

- «В Кремле давно пришли к пониманию, что к военной безопасности России реальный ядерный баланс с США никакого отношения не имеет, а для статуса вполне достаточно виртуального баланса

- «Вполне вероятно, что все эти заявления о выходе из этого Договора [РСМД], которые делал с присущей ему легкостью Сергей Иванов, когда был министром обороны и теперь, всего лишь демонстрация нашей суверенной самобытности и равновеликости с Западом

- Трое российских аналитиков – Алексей Арбатов, Владимир Дворкин, Сергей Ознобищев – выступили с предложением обмениваться данными о практике размещения высокоточного оружия на кораблях, подводных лодках и самолетах

Салафизм, ваххабизм. Позиции «известного исламоведа» А.Малашенко, руководителя программы «Религия, общество и безопасность» МЦК:

- «Ваххабизм нужно оставить в покое». «Салафиты – это совершенно легитимное направление в исламе. Я думаю, от самого понятия «борьба» пора отказываться. … В целом же, я думаю, ваххабизм следует оставить в покое и относиться к нему как к легитимному направлению». Объявлять салафитов врагами глупо, и «нужно налаживать с ними равноправный диалог».

- деление ислама на традиционный и нетрадиционный не обосновано: традиционный ислам «тормозит развитие мысли, загоняя ее в определенные рамки», а те, кто проповедует традиционный для России и других стран СНГ ислам ханафитского и шафиитского толка, «придерживаются коллаборационистских позиций, проявляя чрезмерную лояльность к власти».

В материалах МЦК по теме исламизма и религиозного фундаментализма вообще отсутствует какое-либо упоминание давно известного и убедительно доказанного факта связи салафизма с террористическими движениями внутри и за пределами России, не выделяется участие членов салафитских и других радикальных движений в боевых действиях в Ливии, Ираке и Сирии. «Запретной темой» для обсуждения является любое упоминание о связях салафитских организаций со странами-членами НАТО и о «спонсорской помощи», которой оказывают салафитом стратегические партнеры США в регионе (Саудовская Аравия и Катар). Также обходится молчанием тема «салафитской экспансии» на постсоветском пространстве Средней Азии и Казахстана.

Кроме того, в последнее время в выступлениях и материалах МЦК усилилось муссирование ложного посыла о том, что источником напряженности на Ближнем Востоке является «суннитско-шиитское» противостояние, что «салафизм» является своего рода ответной реакцией на активизацию шиитского Ирана в регионе.

Сирия. Наталия Бубнова, руководитель научно-аналитического производства МКЦ, интервью газете «Военно-промышленный курьер»:

- «Падение режима Асада – лишь вопрос времени».

- «Ряды сторонников Асада тают с каждым днем».

- «Доверия к сирийскому режиму и его обещаниям, делавшимся как внутри страны, так и на международном уровне, просто нет».

- «Волнения, несомненно, являются народными и до самых недавних пор носили мирный характер».

- «Россия, на мой взгляд, в значительной мере утратила поддержку в арабском мире, в арабском обществе. … На Ближнем Востоке Россию теперь воспринимают как государство, принимающее скорее сторону угнетателя, а не угнетенных».

(Бубнова Н., Муашер М. Падение режима Асада лишь вопрос времени. А Россия в значительной мере утратила поддержку в арабском мире, в арабском обществе // Военно-промышленный курьер. 29 февраля 2012. http://vpk-news.ru/articles/8651 Марван Муашер – вице-президент Фонда Карнеги,Вашингтон и Бейрут.)

Примечательно, что изменение ситуации в самой Сирии, перерастание внутрисирийского конфликта в фактическую интервенцию внешних игроков не нашло должного отражения в позициях МЦК. Кроме того, в более поздних публикациях по «сирийскому вопросу» ни один из сотрудников МЦК не признал, что в действительности позиция России по поддержке Асада вызвала значительный рост ее авторитета как в регионе, так и в мусульманской умме в целом, а личный рейтинг В.В.Путина на Востоке значительно опережает рейтинг Б.Обамы.

Совокупное изучение содержания и смысловой направленности наиболее характерных монографий, докладов и экспертных комментариев МЦК, в частности, «Пробуждение России» (2012 г.), «Постимпериум» (2012 г.), «Отношения России и стран СНГ: Перспектива 2020» (издан РСМД в 2013 г.), «Райс и русские» (2013 г.), позволяет сделать вывод о том, что Московский центр Карнеги последовательно и агрессивно ретранслирует в Россию политические, ценностные и идеологические позиции истеблишмента США, добиваясь принятия российским общественным мнением и экспертным сообществом этих ценностей в качестве мировоззренческих и политических ориентиров.

ОЦЕНКА И ПРОГНОЗ СОЦИАЛЬНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ РИСКОВ

Анализ исследовательско-аналитической деятельности Московского центра Карнеги позволяет установить выполнение им следующих функций:

МЦК является центром разработки, координации, сбора и анализа информации о внутреннем состоянии России, ее внешней и оборонной политике. МКЦ служит базой и инструментом активной работы с российскими политическими, научными, интеллектуальными элитами с целью получения необходимой информации для понимания «глубинных» процессов, происходящих в России. Качество анализа МКЦ, по мнению некоторых экспертов, превосходит качество информации и анализа посольства США. Российские эксперты МЦК отлично владеют смысловыми и речевыми оборотами, характерными для политического и идеологического мышления США и, таким образом, способны «переводить» российские реалии в смыслы, понятные истеблишменту США лучше, чем это делают американские специалисты.

Московский центр Карнеги реализует программные установки Государственного департамента США. МКЦ является ретранслятором политических позиций Вашингтона на российскую аудиторию. В российском экспертном сообществе МКЦ является центром распространения проамериканских позиций по наиболее важным международным вопросам. Далее, такие экспертные мнения и комментарии транслируются на российскую целевую аудиторию, восприимчивую к подобной информации: преподавателей и студентов вузов, СМИ прозападной (проамериканской) ориентации, экспертов, разделяющих западные и либеральные ценности.

Московскому центру Карнеги удалось обрести ЛЕГИТИМНОСТЬ в России. Широкая российская аудитория – а также часть государственного аппарата (!) – воспринимает МЦК именно как российскую организацию – вопреки очевидному обстоятельству, что этот Центр является ни чем иным, как филиалом крупнейшего вашингтонского центра и финансируется только на американские/западные средства. Вследствие этого, противоречащие интересам России позиции, откровенно провашингтонские и про-НАТОвские, воспринимаются как вполне легитимные, не навязанные извне, а исходящие изнутри, то есть – от «своих». Легитимность, а также российское гражданство позволяет руководству и сотрудникам МЦК иметь неограниченный доступ в российские государственные ведомства, экспертное сообщество и СМИ. В силу российской принадлежности, сотрудники МЦК и их деятельность не воспринимается как иностранная пропаганда. Поскольку публикации МЦК представляют собой в первую очередь – высококачественный пропагандистский продукт, то вредоносное для российской внешней политики содержание маскируется безукоризненно подобранным, зачастую эксклюзивным фактическим материалом, внешне логически не противоречивым, а следовательно – легко усваивается как общественным сознанием, так и экспертной средой. Более того, популярность и воспринимаемая легитимность экспертов МЦК, их неограниченное присутствие в СМИ, формируют у большой части российских экспертов убеждение, что именно эксперты МЦК являются «носителями тренда». Как следствие, у российских экспертов вырабатывается стремление «оставаться в тренде» – то есть, по сути, мыслить в заданных МЦК парадигмах, подстраивать собственные высказывания под позиции этого центра для поддержания популярности и собственной востребованности в масс-медиа. Все это приводит к тому, что позиции, противоречащие государственным интересам России, становятся устойчивым тезисом массового сознания и «трендом» мышления большей части российского экспертного сообщества. В результате данного процесса, в России сформировалась национальная сеть российских экспертов, имеющая достаточный уровень компетенций и степень доверия Вашингтона для самостоятельного ведения работы без непосредственного присмотра, при дистанционном курировании.

МЦК служит механизмом мониторинга российских экспертов, выявления возможных агентов влияния и объектов для вербовки. Проводимые мероприятия – семинары, круглые столы, заседания посещаются сотрудниками западных посольств (США, Великобритания и т.д.), часть из которых являются установленными сотрудниками резидентур ЦРУ и МИ-6 соответственно.

На площадке МЦК отрабатывается понимание тактики России во внешней и оборонной политике, разрабатываются подходы и аргументы для нейтрализации российских позиций на официальных переговорах. Сформированное экспертами МЦК понимание российских позиций и аргументов передается в ведомства США для разработки американской линии поведения в контактах с российскими ведомствами и в ходе официальных переговоров. В ходе постоянного общения между Москвой и Вашингтоном в рамках Карнеги, госведомства США получают необходимый срез информации для разработки тактики переговоров.

Московский центр Карнеги служит механизмом «обкатки» и повышения профессиональной квалификации «в поле» для сотрудников различных ведомств США. Так, посол США в России Майкл МАКФОЛ создавал и руководил МЦ в 1994-1995 гг.; заместитель госсекретаря по вопросам контроля над вооружениями и международной безопасности Роуз ГЕТЕМЮЛЛЕР, также отвечающая за переговоры с РФ по сокращению стратегических наступательных вооружений, с 2000 по 2008 г. возглавляла МЦК. Тот высокий уровень, на который переходят руководители МКЦ, свидетельствует о важности центра и ведущейся там работы для государственных органов США, а также о высокой степени доверия к руководству Центра (в н.в. Д.Тренин).

Московский центр Карнеги активно сотрудничает с прочими НКО на формальной и межличностной основе. Наиболее значимыми партнерами МЦК являются: Совет по внешней и оборонной политике (С.Караганов, Ф.Лукьянов), Фонд «Новая Евразия» (А.Кортунов), Московская школа политических исследований (Е.Немировская), Фонд «Либеральная миссия» (Е.Ясин), ПИР-Центр (В.Орлов). Подобное сотрудничество заключается в обмене кадрами – одни и те же люди работают или являются членами попечительских, экспертных советов в партнерских организациях, проведении мероприятий, выпуске и рецензировании литературы, участии в организации исследований и анализов под заказ. Таким образом, в экспертной среде формируется узкий круг «своих», которые определяют повестку дискуссий для российского экспертного поля, его персональный состав и степень допуска отдельных экспертов к СМИ.

В последние 2-3 года, с началом социально-политической нестабильности в странах Ближнего Востока и Северной Африки, началась «смычка» между «салафитскими» и прозападными кругами в России. Позиции прозападного «исламоведа» А.Малашенко являются яркой демонстрацией совпадения интересов радикального исламизма и Вашингтона. Следует ожидать продолжения и активизации данного направления работы на площадке Московского центра Карнеги.

Полностью доклад можно почитать на сайте Института.

Наши зарубежные шефы стараются, чтобы любое их слово стало ТРЕНДОМ

Читать доклад полностью

Последние новости