Почему «Газпром» боится независимых производителей?

Почему «Газпром» боится независимых производителей?
Фото: http://tass.ru
Заместитель начальника департамента перспективного развития ПАО «Газпром» Николай Кисленко заявил журналистам, что «инициативы независимых производителей газа по реформе газовой отрасли РФ могут привести к ее краху».

Дело в том, что крупнейшие независимые производители газа (НПГ) в РФ, такие, как «Роснефть», «Новатэк», «ЛУКОЙЛ» и «Сургутнефтегаз», давно воюют с газовым монополистом за недискриминационный доступ к единой системе газоснабжения (ЕСГ) «Газпрома».

Современная структура газотранспортной системы страны сложилась в 70-90-е годы, когда начали бурно осваиваться газовые месторождения Западной Сибири. К уже действующим системам Саратов – Москва, Северный Кавказ – Центр, Бухара – Урал, Средняя Азия – Центр и другим добавились протяженные магистральные газопроводы из Тюменской области.

ЕСГ России сегодня включает более 151 тыс. км магистральных газопроводов и более 1 тыс. км газопроводов-перемычек, 256 компрессорных станций и 23 подземных хранилищ газа (ПХГ).

Реклама на веке

Право собственности на ЕСГ принадлежит «Газпрому».

В настоящее время инициативы НПГ простираются гораздо дальше, чем просто допуск к ЕСГ, и речь идет действительно о возможной реформе газовой отрасли, то есть либерализации экспорта трубопроводного газа и предоставлении НПГ доступа к газпромовским газовым хранилищам, которые позволяют компенсировать сезонные изменения спроса.

В «Газпроме» считают, что эти нововведения подорвут «стабильность бюджетных поступлений, сохранение поставок газа зарубежным потребителям в рамках межправительственных соглашений, а также развитие энергетики России в целом» и что «реализация подобных инициатив может фактически привести к краху газовой отрасли».

Основной идеей независимых производителей газа, «от имени и по поручению» которых выступил в свое время глава «Роснефти» Игорь Сечин, было выделение из структуры «Газпрома» ЕСГ и создание на ее базе газотранспортного аналога «Транснефти». Для этого предлагалось выделить из «Газпрома» трубопроводный бизнес. Однако правительственная комиссия по ТЭК, которая в октябре 2014 года занималась этим вопросом, данный проект не поддержала.

В настоящее время доступ к ЕСГ предоставляется всем российским производителям газа, но для независимых производителей, которых в «Газпроме» называют «нерегулируемым сектором», тарифная плата за транспортировку газа в пять раз больше, чем для газпромовских «дочек», у которых тарифы на уровне себестоимости транспортировки.

Либерализация газового рынка ожидаемо повысит конкуренцию на внутреннем рынке, что приведет к снижению цен на газификацию населенных пунктов РФ и даст толчок к развитию социальной сферы.

Кроме того, вывод из «Газпрома» ЕСГ и допуск к экспорту трубопроводного газа независимых производителей снимет обвинения против российского газового монополиста со стороны Еврокомиссии, которая требует «свободы транзита» газа.

Столь же очевидны и возможные негативные последствия реструктуризации «Газпрома». Магистральные газопроводы в России довольно сильно изношены, и если ЕСГ будет выделена в отдельную организацию, условный «Трансгаз», то это наверняка приведет к урезанию бюджета на диагностику и ремонт трубопроводов, а, следовательно, увеличит их аварийность.

Между тем, число аварий на объектах «Газпрома» и без того резко выросло за последние годы. По данным Ростехнадзора, в прошлом году число аварий выросло на 65%. В 2017 году было 40 аварий, в результате которых были травмированы или погибли люди, в то время как в 2016 году всего 22. Заметим, что эксперты Ростехнадзора провели анализ этих аварий и пришли к выводу: их основная причина заключается в том, что «Газпром» утратил контроль над своими дочерними предприятиями.

Самая масштабная по размерам ущерба и экологическим последствиям авария произошла в Свердловской области. Здешняя «дочка» «Газпрома» - «Газпром трансгаз Югорск», что называется, до последнего эксплуатировала трубопровод, проложенный еще в 1966 году. Когда древнюю трубу начали ремонтировать, 26 июля ее разорвало на 354-м км магистрального газопровода «Игрим — Нижний Тагил». Длина порыва составила 20 метров. В своем заключении Ростехнадзор отметил низкий уровень организации со стороны Ивдельского линейного управления «Газпрома» и формальный подход к исполнению своих обязанностей со стороны сотрудников «Газпром трансгаз Югорск».

Снижение уровня корпоративного менеджмента «Газпром» пытается компенсировать за счет ограничения доступа НПГ в свою трубу. Так, стало известно, что «Газпром» с 15 мая в очередной раз снизит объемы закупок газа у независимых производителей. У «ЛУКОЙЛа» - на 3 млн. куб. м в сутки, у ТНК-ВР – на 2,2 млн. куб. м, у «Роснефти» – на 1,73 млн. куб. м. Возможно, будет также снижена закупочная цена у независимых производителей газа.

А, между тем, именно жесткая ценовая политика «Газпрома» привела его к потере потребителей, которые стали уходить к конкурентам.

В России такими стали независимые производители газа, которые с 1999 года по 2014 год нарастили добычу газа в 7 раз (с 33 млрд. до 208 млрд. куб. м), в Европе — поставщики СПГ: только лишь катарская Qatargas за нулевые годы увеличила свой экспорт в страны Старого Света в 9 раз (с 5 млрд. до 44 млрд. куб. м). Довершила дело по ослаблению позиций «Газпрома» сланцевая революция в США.

Что же касается самого «Газпрома», то одной из его главных проблем является снижение добычи газа за последние 10 лет на 20%. Это связано в основном с естественным снижением добычи на Ямбургском и Уренгойском месторождениях, введенных в эксплуатацию еще в 80-е годы. Введение в строй Бованенковского месторождения не может компенсировать падение добычи в Ямбурге и Уренгое. Однако вместо того, чтобы вложиться в новые месторождения, «Газпром» активно скупал непрофильные активы - нефтяные («Сибнефть», «Томскнефть»), энергетические («Мосэнерго») и газотрейдерские («Росукрэнерго»).

Таким образом, на пике мировых цен на углеводороды (между 2003 и 2007 годами) в развитие газодобычи «Газпром» вложил $18,5 млрд., а в скупку непрофильных активов — $32,1 млрд. Это типичный пример неорганичного корпоративного роста, который и привел к нынешней негативной проблематике у газового монополиста и его попытке решить свои проблемы отчасти за счет независимых производителей.

Еще одной проблемой газового монополиста стал внешний долг, выросший за 10 последних лет в 3 раза (с 500 млрд. до 1,65 трлн. рублей).

Снижение уровня корпоративного менеджмента, потеря экспортных рынков и финансовые проблемы – все это привело к резкому обрушению капитализации «Газпрома». Если в 2006 году он входил в четверку самых дорогих компаний мира ($257,7 млрд.), уступая лишь ExxonMobil ($390 млрд.), General Electric ($354 млрд.) и Microsoft ($280 млрд.), то в 2016 году опустился в самый конец третьей сотни компаний, а капитализация российского газового монополиста снизилась до $56,6 млрд.

Главная причина всех проблем «Газпрома» - его монопольное положение на российском рынке, поэтому рано или поздно реструктуризация «Газпрома» станет безальтернативной. Главное здесь – не увлечься мифами о приватизации и демонополизации как экономической панацее. Возможно, на сегодняшний день оптимальным может стать вариант, предложенный «Новатэком», который подразумевает создание и допуск к трубопроводному экспорту совместных предприятий «Газпрома», а также независимых производителей газа.

Реклама на веке
Волоколамская оборона губернатора Воробьева Турагентство «Красноярский джамаат»
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются