Почти без шансов: за пытки не наказывают

Почти без шансов: за пытки не наказывают
Фото: https://openmedia.io
Всего один-два человека из сотни заключенных, пожаловавшихся на пытки и злоупотреблениями полномочиями со стороны персонала колоний и сотрудников следственных изоляторов, имеют шансы увидеть своих обидчиков на скамье подсудимых.

За последние 4 года в среднем лишь одному из 44 граждан, приговоренных к лишению свободы, удалось добиться возбуждения уголовного дела в отношении сотрудников пенитенциарных учреждений, применивших в отношении них силу. При этом в некоторых субъектах РФ на насилие и произвол со стороны сотрудников колоний и изоляторов жаловались сотни заключенных и задержанных, однако ни одного уголовного дела открыто не было, сообщает РБК со ссылкой на фонд «Нужна помощь», который в рамках подготовки проекта «Если быть точным» получил статистику Следственного комитета России. Достоверность информации в беседе с агентством подтвердила консультирующая проект глава исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новикова.

В Следственном комитете подсчитали, что количество уголовных дел, открытых по части 3 статьи 286 Уголовного кодекса РФ, предусматривающей ответственность за превышение полномочий служащими Федеральной службы исполнения наказаний, оказалось в 43,7 раза меньше, нежели число соответствующих сигналов от осужденных. Последние сообщали о применении против них пыток и насильственных действий, в том числе с использованием специальных средств, 6,5 тыс. раз.

Расследование соответствующих нарушений пенитенциариев находится в компетенции СКР.

Примечательно, что, по статистике ведомства, сообщения о других уголовно наказуемых нарушениях гораздо чаще приводят к возбуждению уголовного дела – в среднем оно открывается по одному из пяти сигналов. По мнению главы юридического департамента правозащитного фонда «Русь сидящая» Алексея Федярова, на самом деле сообщений о насилии в тюрьмах, колониях и изоляторах было больше, чем 6,5 тыс., – СКР фиксирует только часть сигналов, прочие остаются незарегистрированными, поскольку орган, принявший заявление, самостоятельно определяет, необходима ли регистрация сигнала. В общей сложности наказание в местах лишения свободы в РФ отбывают 530 тыс. граждан. Более 80% из них (430 тыс. осужденных) отправлены в колонии, почти 98 тыс. находятся в следственных изоляторах. Контингент тюрем и колоний для несовершеннолетних насчитывает 2,3 тыс. человек.

Агентство отмечает, что открытых уголовных дел и зарегистрированных сигналов о насилии в колонии стало значительно больше в минувшем году, когда достоянием гласности стали пытки граждан, отбывающих наказание в Ярославской колонии №1. Видеоролик, на котором сотрудники колонии бьют осужденного, оказался в распоряжении «Новой газеты». В отношении руководства этого исправительного учреждения было возбуждено уголовное дело. Вскоре аналогичные прецеденты были зафиксированы в питерских «Крестах», а в нынешнем году – в карельской колонии №9. На этом фоне теперь уже бывший замглавы ФСИН Валерий Максименко заявил, что стыдится за деятельность своих подчиненных, унижающих и избивающих заключенных, и потому не намерен больше беседовать со СМИ.

Субъектом РФ, в котором жалобы осужденных реже всего заканчиваются открытием уголовного дела, стала Свердловская область - 5 производств на 720 сообщений. Схожее соотношение отмечается в Брянской области – 1 дело на 125 сигналов, в Пермском крае и Кемеровской области – по 3 дела на 323 и 301 сигнал соответственно, а также в Республике Мордовия – 5 дел на 496 жалоб осужденных. В 30 субъектах РФ не было открыто ни одного уголовного дела, в том числе в Иркутской области, где на насилие пенитенциариев пожаловались 362 осужденных. Реже всего на действия сотрудников колоний жалуются заключенные, отбывающие наказание на Северном Кавказе, в Тыве и на Алтае.

Федяров констатирует, что доказать вину сотрудников колоний и изоляторов крайне сложно, зачастую для этого не хватает даже видеоролика с записью избиения. По сути, в России практикуются двойные стандарты доказывания, ведь для признания человека виновным в незаконном обороте наркотиков хватает минимума доказательств, отмечает правозащитник. Новикова, в свою очередь, добавляет: СКР фактически игнорирует сообщения о пытках и насилии в колониях. Администрация таких учреждений располагает всеми ресурсами для уничтожения следов преступлений, а найти сторонних свидетелей в местах лишения свободы невозможно. Руководство колонии вправе не предоставлять СКР записи камер видеонаблюдения, заявив, что последние сломались, и не понесет за это ответственности, подчеркивает Новикова. Для того, чтобы устранить этот перекос, видео из колоний должно аккумулироваться в накопителях за их пределами, неподконтрольными администрации, считает правозащитница.

Реклама на веке
Как разместить
Инвестиции в инфраструктуру за 3 года составят 3,2 трлн рублей Трамп проигнорирует слушания по импичменту
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются