Последний «блицкриг» Меркель

Последний «блицкриг» Меркель
Фото: http://Reuters.com
Федеральные выборы в бундестаг прошли 24 сентября 2017 года, но только 25 января победители - правоцентристский блок ХДС/ХСС и Социал-демократическая партия Германии - смогли приступить к официальным переговорам о коалиции. Политическая ситуация в ФРГ важна для России тем, что напрямую касается судьбы «Северного потока-2».

И хочется, и колется

До начала декабря прошлого года шли торги между двумя крупнейшими фракциями в бундестаге. И только в первых числах декабря наметились шаги навстречу друг другу. «Мир ждет, что мы начнем действовать», «стабильное правительство», «историческая необходимость» - с помощью таких словесных конструкций федеральный канцлер агитировала ХДС/ХСС создать парламентский союз с социал-демократами. Меркель продвигала вариант «большой коалиции», разве что аргументировала не тем, что такой ход поможет сохранить ее у власти, а интересами ЕС. Дискуссия о возможной коалиции с ХДС/ХСС вызвала жаркие споры среди социал-демократов, вопрос пришлось выносить на федеральный съезд как высший уровень управления СДПГ. В итоге 7 декабря съезд прошел в формате многочасовых дебатов, по итогам которых делегаты осторожно высказались в стиле «и хочется, и колется», разрешив переговорщикам начать «предварительные консультации» с правоцентристами о формировании коалиции.

Но и это решение оказалось не окончательным. Внутренние трения в СДПГ были настолько жесткими, что социал-демократам пришлось 21 января проводить внеочередной съезд, чтобы решить все проблемные вопросы.

Реклама на веке
Как разместить

В рай через ушко Меркель

«Век» уже писал о том, что депутатский состав XIX бундестага ФРГ – это 709 мест, которые по итогам выборов 24 сентября 2017 года распределились между политическими игроками следующим образом:

- правоцентристы и правые консерваторы – блок ХДС/ХСС (руководители - Ангела Меркель и Хорст Зеехофер) – 246;

- левоцентристская Социал-демократическая партия Германии (Мартин Шульц) – 153;

- правая «Альтернатива для Германии» (Александер Гауланд и Алиса Вайдель) - 92;

- праволиберальная Свободная демократическая партия (Кристиан Линднер) – 80;

- социалистическая «Левые» (Сара Вагенкнехт и Дитмар Бартш) - 69;

- экологический блок «Альянс 90»/«Зеленые» (Катрин Геринг-Экардт и Джем Оздемир) - 67;

- независимые парламентарии - 2 депутатских мандата.

Простая арифметика показывает, что для коалиции нужно как минимум 355 голосов. А на практике это означает 365-370 мандатов, чтобы коалиция могла стабильно работать и не зависела от болезней или командировок отдельных депутатов.

И вот здесь результаты выборов превратились в головную боль для Меркель и «партии власти» ХДС/ХСС, потому что создали барьер, который можно описать словами «попасть в рай сквозь игольное ушко».

Сначала Меркель & Co надеялись создать парламентское большинство со Свободной демократической партией и экологами «Альянс 90»/«Зеленые», рассчитывая получить 393 голоса. Трехпартийная коалиция так и не увидела свет, но благодаря журналистам запомнилась под названием «Ямайка» (прозвище по цветам партийных флагов).

Следом ХДС/ХСС перенацелили свои усилия на переговоры с СДПГ, итогом которых стал проект коалиционного соглашения на 28 страниц, включавший как попытку выработать единый подход к будущему ЕС, так и сформировать общий взгляд на широкий круг внутренних вопросов (снижение отчислений в фонд страхования на случай безработицы на 0,3%, пенсии на уровне 48% от зарплаты и т. д.)

Двойной риск для Меркель

«Большая коалиция» - это 399 голосов в идеале, то есть, с запасом больше необходимого минимума.

И вот на данном этапе социал-демократы требуют от потенциальных партнеров из ХДС/ХСС уступок по трем направлениям – законодательство о труде, медицина и беженцы. К примеру, в сфере трудового законодательства социал-демократы выступают против временных трудовых договоров, настаивая за постоянных соглашениях между наемным работником и работодателем. А в области медицины СДПГ хочет, чтобы имеющие частную страховку и члены обычных больничных касс получали одинаковое медицинское обслуживание (хотя такой подход убивает страховую медицину, потому что непонятно, в чем тогда разница). Что касается беженцев, то социал-демократы традиционно для левых и левоцентристских партий Европы выступают за смягчение миграционного законодательства, в частности, против нынешнего подхода, когда в ФРГ действует мораторий на воссоединение семей, а потом планируется пускать не более 1000 человек в месяц.

Между тем, четыре месяца переговоров поставили нынешнее правительство ФРГ перед «вилкой» – либо «большая коалиция», либо роспуск нижней палаты бундестага и новые выборы.

Оба варианта – и коалиция с СДПГ, и досрочные выборы таят «подводные камни» лично для Меркель. Если канцлер пойдет на уступки левоцентристам в части трудового законодательства и беженцев, есть риск, что восстанут рядовые члены ХДС. А уж правое крыло, представляющее интересы немецкого бизнеса, гарантированно выступит против. Немецкий капитал может посчитать, что досрочные выборы – это меньшая цена, чем уступки наемным работникам, с которыми, по Марксу, капиталисты по жизни находятся в конфликте.

Но, если говорить лично о Меркель, то вариант с досрочными выборами для нее еще более опасен. Внутри ХДС идет дискуссия о замене лидера партии. Социология показывает, что ХДС/ХСС сохраняет высокие рейтинги (около 33%), поэтому правые, скорее всего, выиграют выборы, но есть риск, что предложат на пост федерального канцлера другую фигуру. В связи с этим высоки шансы, что мы наблюдаем «лебединую песню» Меркель во главе федерального правительства ФРГ.

Там, где идет «Северный поток-2»

Политическая ситуация в ФРГ важна для России тем, что составы парламентской коалиции и федерального правительства напрямую влияют на судьбу «Северного потока-2». Между тем, процесс идет несмотря на критические возгласы со стороны США и Польши (что, как мы понимаем, является повтором мнения тех же Соединенных Штатов). 31 января стало известно о том, что горное ведомство г. Штральзунд (север ФРГ, земля Мекленбург-Передняя Померания) официально разрешило строительство и эксплуатацию участка нового газопровода длиной 55 км в территориальных водах ФРГ. Кроме того, официальное разрешение позволяет проведение газопровода и по сухопутной части в районе коммуны Лубмин (входит в состав района Восточная Верхняя Померания в той же федеральной земле).

В минувшую в субботу, 27 января, госсекретарь США Рекс Тиллерсон после встречи с польским премьером Матеушем Моравецким публично поддержал Польшу, которая критикует строительство «Северного потока-2». Немцы доверили озвучить свою реакцию спикеру МИД ФРГ Райнеру Бройлю, намеренно отправив отвечать Тиллерсону человека «не в уровень». Бройль довольно холодно прокомментировал заявление одного из первых лиц США в иезуитском стиле – суть его комментария сводится к тому, что он не видит смысла это комментировать. «Не вижу оснований оценивать, не считаю эти высказывания вызывающими удивление», — Бройль свел свой комментарий к выражению позиции «это не достойно того, чтобы реагировать». То есть, Меркель договаривается и колеблется, а процесс все равно идет.

Реклама на веке
Как разместить
Испания передала США российского программиста Левашова В Калининградском художественном музее открылась выставка «От Сталинграда до Кенигсберга»
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются