18+
  1. Расстрелянный храм

Расстрелянный храм

Расстрелянный храм
Семьдесят лет назад, 19 января 1944 года, был освобожден прекрасный город Петергоф, безжалостно уничтоженный фашистами при отступлении. И только один почти уцелевший 70-метровый собор Петра и Павла величественно возвышался среди развалин.

Какая-то неведомая сила уберегла храм. Лишь одна его стена с куполом, обращенная к заливу, была разрушена...

Много лет назад мне дали командировку в Ленинград на целых три дня! Поселилась я в «Октябрьской», рядом с вокзалом. В ту пору в гостиницах обычно висела на стене радиоточка, по которой можно было услышать местные новости. И в последний день командировки я услышала утром по радио любопытную беседу.

ЦитатаИзготовление лестниц из бетона - сложный технологический процесс, сопряженный со множеством нюансов (дизайн, конструкция помещения и т.п.), поэтому без консультации специалистов обойтись весьма сложно. На сайте компании Mercury Forge mercury-forge.ru можно не только получить такую консультацию, но и выбрать бетонную лестницу из множества типовых предложений или разработать индивидуальный проект.Конец цитаты

Разговор шел о реставрации Петродворца. Так в те годы назывался Петергоф, который переименовали 27 января 1944 года. Прислушалась. Ленинградский журналист брал интервью у какого-то чиновника из горисполкома. Говорилось, что уже многое в Петродворце удалось возродить. Пора бы взяться и за восстановление главного храма города. Ведь это не просто культовое сооружение, а замечательный памятник архитектуры. И вдруг исполкомовец сказал: «Помню, когда я в войну служил в Кронштадте, пришлось мне вести по собору огонь, чтобы «выкурить» из этой точки вражеских корректировщиков». - «Ну, так теперь помогите восстановить его!» - воскликнул корреспондент. - «Да, восстановить надо, - ответил собеседник. - Обещаю посодействовать».

У меня оставался последний день командировки, и я, быстро закончив дела по работе, помчалась в Петродворец, чтобы увидеть расстрелянный собор и разыскать стрелявшего. Там мне удалось узнать, что человек, голос которого я слышала по радиоточке, - заместитель председателя Ленгорисполкома Михаил Дмитриевич Филонов, бывший морской офицер. Живет он в Ленинграде, а сюда лишь наведывается. Однако поездка моя не была напрасной. Я узнала номер телефона Филонова и проникла на территорию собора Петра и Павла.

Он стоял за забором без крестов, с ободранными куполами, в куче мусора и старых ржавых бочек, с выбитыми стеклами и разрушенной стеной... Это по ней лупили наши снаряды с корабля Михаила Филонова. Позвонила ему из гостиницы, но застала только поздно вечером, всего за час до моего отъезда в Москву. Однако успела его разговорить и узнать, что собор обстреливали два наших линкора - «Марат», на котором служил Михаил Дмитриевич, и «Октябрьская Революция». И что он, Филонов, все эти годы тяжело переживал о содеянном. «А что было делать? Ведь эта точка доставляла нам немало хлопот. Фашистские снаряды били по Кронштадту и Ленинграду точно в цель. Надо было ее уничтожить».

Мы договорились, что я еще приеду в Ленинград, он много чего расскажет, а я напишу. Но в редакции мне тогда объяснили: восстановление церкви - тема для газеты неактуальная, и давать ради этого снова командировку в Ленинград - непозволительная роскошь!

Но я уже заболела этой темой. В те годы Интернета не было - пришлось узнавать о соборе по книгам, благо, что была записана в Ленинскую библиотеку.

Расстрелянный храм

Петергофский собор Петра и Павла

...Сооружение Петергофского собора Святых Первоверховных Апостолов Петра и Павла началось с обращения горожан к императору Александру III - старый храм уже не вмещал всех верующих. Император лично определил место для нового храма в центре города около Царицынского (Ольгина) пруда. Устроил конкурс среди лучших архитекторов ивыбрал проект Николая Владимировича Султанова - в стиле московского церковного каменного зодчества.

Расстрелянный храм

Портрет архитектора Н.Султанова (из архива)

Султанов - русский архитектор, искусствовед, историк архитектуры, реставратор, преподаватель, директор института... Поражает количество обязанностей, которые он выполнял. Строил и реставрировал здания в Петербурге, Москве, Подмосковье, Нижнем Новгороде, Владимире, Угличе, Ростове Великом... Мечтал возродить допетровское церковное зодчество. Петергофский собор в его проекте –-яркий, нарядный, напоминал очертаниями московский храм Василия Блаженного.

Сначала в соответствии с проектом был выполнен раскрашенный макет из гипса. Новому царю - Николаю II все понравилось, и работы пошли полным ходом. Возводились и штукатурились стены, настилались полы, прокладывалась вентиляция. В постройке храма Султанов использовал последние достижения технического прогресса.

Одновременно с собором строились здания церковно-приходской школы, котельной и электростанции.

Работы началиcь в 1894 году, ровно сто двадцать лет назад. Закончились через десять лет. 12 июня (по старому стилю) 1905 года в присутствии императорской семьи собор Петра и Павла освятили. Он стал главным религиозным храмом для жителей Петергофа.

А в 1934 году его закрыли. Сняли кресты, колокола, содрали позолоченную облицовку глав, вынесли всю утварь и иконы. И даже намеревались взорвать, но передумали, и устроили в храме склад тары. В 1941 году фашисты устроили в нем казарму, столовую, а на самом верху - наблюдательный пункт...

Я несколько раз звонила из Москвы Филонову. К большому сожалению, встретиться нам так и не удалось по разным причинам. Но он успел выполнить свое обещание - по его инициативе руководители районного и городского исполкомов приняли решение о восстановление собора. Были выделены средства и материалы. Тогда же государственная инспекция по охране памятников выдала задание на реставрацию.

Она началась с возведения строительных лесов. Как только они появились, мои знакомые ленинградцы сообщили мне об этом, и я поехала за свой счет в Петергоф. Местные жители по-прежнему так называли свой город. Спустя годы старое название ему вернули.

Восстановлением собора руководил заслуженный архитектор Евгений Павлович Севастьянов. Он родился в Петергофе и немало сделал для возрождения города и его уникального дворцово-паркового комплекса. И вот теперь под его руководством трудилась творческая группа «Реставратор», которая восстанавливала Петергофский собор.

Первые чертежи для реставрации были готовы к 1974 году, а потом все замерло. Собор по-прежнему стоял в лесах, с разбитыми куполами, выбитыми окнами и разрушенной стеной... Не хватало средств.

Толчком к интенсивным действиям стали Олимпийские игры 1980 года. Закипела работа. Заблестели позолотой пять отреставрированных куполов. На них надо было водрузить вызолоченные латунные кресты, изготовленные реставраторами, - тяжелые и сложные по рисунку. Главный крест весит 400 килограммов. Остальные поменьше.

Наверх их поднимали по очереди с помощью вертолета и с ювелирной точностью ставили на прежние места. За установкой крестов наблюдала огромная толпа - жители и гости Петродворца. Люди радовались, кричали «ура!», поздравляли друг друга, надеясь, что совсем скоро собор восстановят. Вот только что будет в нем - музей или концертный зал?

Однако с окончанием Олимпиады работа снова остановилась и снова из-за отсутствия финансирования. Евгений Павлович Севастьянов бил тревогу, обращался за помощью. Храм ведь не охранялся, и его окна еще не были застеклены, поэтому погибала настенная живопись, растаскивались иконостасы. Собор - великолепный памятник церковного зодчества, в котором все, начиная от архитектурного решения и убранства интерьеров до богослужебной утвари и облачений, было выдержано в едином стилистическом ключе.

Роспись храма выполнялась по эскизам самого Султанова московскими мастерами знаменитого села Палех. По замыслу архитектора храм не должен быть заурядным произведением, должен наполняться уникальными, а не рыночными произведениями, поэтому вся церковная утварь: паникадила, бра, лампады, кресты также были выполнены по акварельным рисункам архитектора. В соборе три иконостаса. Центральный - многоярусный, облицован уникальными голубовато-дымчатыми полихромными изразцами. Два боковых - из белого мрамора. И вот теперь все это гибло...

Многие годы храм стоял в лесах, и на вопросы туристов - иностранных и наших - экскурсоводам из года в год приходилось что-то невнятно объяснять про сложные реставрационные работы.

- Евгений Павлович надорвал свое здоровье, бегая по инстанциям, - сказала мне Елена Павловна Логунова, тогда председатель общественной организации «Возрождение Петергофа». - Он 18 лет жизни отдал восстановлению этого собора и мечтал, чтобы его возвратили верующим.

Мечта архитектора сбылась лишь в 1989 году после празднования 1000-летия крещения Руси. Теперь восстановительные работы продолжило Ленинградское епархиальное управление. Специалисты объединения «Реставратор» передали ему здание храма, воссоздав фасады практически полностью.

Сам Севастьянов воспроизвел в эскизах рисунки Султанова, по которым мастера Высшего художественного училища имени Веры Мухиной изготовили более 40 видов изразцов. Началось восстановление интерьера.

19 января 1990 года после 55 лет молчания прошло первое богослужение под открытым небом - Петергофский храм не мог принять всех желающих.

А в 1994 году, двадцать лет назад, реставрация была полностью закончена, и патриарх Алексий II освятил собор. К большому сожалению, и Севастьянов, и Филонов не дожили до этого дня, хотя оба сделали немало, чтобы он наступил.

В отреставрированном храме мне довелось побывать несколько раз, в том числе и совсем недавно. Он выглядит замечательно. Удивительной красоты и стройности! Каждый человек, независимо от его отношения к религии, не может не любоваться этим произведением искусства.

- Кто не знает историю храма, вряд ли поверит, какие испытания на него выпали, - сказала мне в нашей долгой беседе Елена Павловна Логунова, которая много знает про этот храм, многое сделала со своими коллегами для его восстановления и написала о нем книжечку, посвятив ее Евгению Павловичу Севастьянову.

Расстрелянный храм

Елена Павловна Логунова

Собор виден в Петергофе издалека. Здание пирамидальной формы увенчано пятью главами в форме шатров с золочеными луковицами.

Фасад облицован красным и отделан желтым кирпичом. Декорирован многоцветными изразцами, которые изготавливались по рисункам Султанова. Зеленый тон изразцов и шатров, золото главок и коньков на колокольнице, серовато-белый цвет песчаника, светло-желтый цвет отделки... Выглядит очень живописно! Внешне похож и на собор Василия Блаженного, и на храм Спаса-на-Крови.

За часовней храма, не нарушая пирамидальной формы собора, возвышается колокольница, по виду напоминающая терем. В древнем зодчестве колокольни были разнообразны по форме и размерам. Часто их ставили отдельно от храма, были они выше или ниже его. Но Султанов создал не высокую, а широкую с аркадами колокольню. Такой тип существовал на Руси ранее. Это позволило разместить большой набор различных колоколов.

К огромному сожалению, все старые дореволюционные колокола не сохранились. Те, что висят сейчас, - современные. О них мне подробно рассказала Елена Павловна Логунова.

Первый набор колоколов собору подарила в 1990 году церковная община Мариенбурга, что под Гатчиной. Вскоре бывший директор Пушкинского заповедника на Псковщине, почетный гражданин Петергофа С.Гейченко подарил собору колокол-дискант.

- Он наш земляк, здесь родился, работал, отсюда ушел на фронт, - подчеркнула Елена Павловна.

В 1991 году супруги Бахман из Германии купили для Петергофского собора стальные колокола на знаменитом колокольном заводе Аахена. В 1993-м они прибыли в Петергоф. Самый большой из них - баритон, весит 1750 кг. Второй колокол - тенор, его вес 1100 кг. Третий колокол - альт, весит 900 кг. Голоса колоколов подобраны по звукам песни «Дубинушка» и слышны очень далеко.

5 октября 2003 года в Белом зале Большого Петергофского дворца состоялся необычный концерт классической музыки под названием «Дар». Так было отмечено десятилетие, когда на звоннице собора Петра и Павла зазвучали три самых главных, басовых колокола. Даритель из Аахена - музыкант-виолончелист, преподаватель музыки Дитрих Бахман тоже участвовал в концерте.

Внешне храм величав, но внутри кажется небольшим, уютным. Я вошла в него с удивительно красивого, ну просто сказочного крыльца! Утренняя служба уже закончилась, в храме прихожан не было. Только батюшка в парчовом одеянии стоял возле иконостаса. Я попыталась его сфотографировать, но он не позволил.

- Я ведь не фотомодель! Вы лучше храм поснимайте. Посмотрите, какая красота! Походите, посмотрите, поднимитесь наверх. Увидите много интересного. Такого храма нет нигде больше.

Действительно, Султанов придумал здесь много оригинального.

При входе - большая круговая галерея. Теплая и высокая, она идет по периметру здания, огибая помещения за алтарем. По замыслу архитектора предназначена она для крестных ходов в ненастное время «без всякого вреда для здоровья их участников». Там же спроектированы специальные места для освящения яиц, куличей и пасхи, «чтоб не ставились на землю, в грязь».

Николай Владимирович Султанов отмечал: «...человеку в храме должно быть просторно, тепло, удобно и светло». Архитектор продумал все аспекты удобств и для священнослужителей, и для прихожан. В обычных храмах такого не было.

Забота зодчего о людях проявилась во всем. В храме не бывает сквозняков, так как при выходе на улицу построены теплые сени. Спроектированы были даже помещения для верхней одежды.

Для отпевания усопших предусмотрено особое помещение. Для духовенства - отдельный вход в ризницу, где хранятся церковная утварь, книги, облачения священнослужителей.

Для естественного освещения собора в каждом шатре-чердаке прорезаны световые окна, так называемые «слухи». Внутри собора - винтовая лестница. Следуя совету батюшки, я поднялась по ней наверх, одолев 143 ступеньки. Она выводит в шатер малой главы. По мосткам можно обойти собор вокруг, побывать в остальных главах, не поднимаясь в главный шатер. Здесь на стенах можно увидеть много исторических снимков, на которых запечатлен храм до реставрации, во время проведения работ и после восстановления. Трудно переоценить помощь, которую оказали сами горожане при возрождении собора. И верующие, и неверующие убирали мусор, чистили, скребли... Вносили денежные пожертвования. В храме можно увидеть имена и фамилии всех, кто добровольно поддержал материальную жизнь собора.

Запечатлены на снимках подъем и установка крестов. Кресты эти можно рассмотреть из слуховых окон. К сожалению, первоначальные не сохранились, и в 1980 году по старым чертежам были изготовлены великолепные копии. Эти узорчатые кресты с особыми завитками, лучами, звездами являются замечательными образцами прикладного искусства, выполненными русскими мастерами-кузнецами.

Расстрелянный храм

Один из удивительных крестов храма (фото автора)

По наружной лестнице можно подняться еще выше, в шатер главного купола, и увидеть панораму не только окрестностей Петергофа. Отсюда виден Кронштадт, Финский залив, Васильевский остров Петербурга. Где-то здесь в войну, на колокольнице, возле этих окон, враги корректировали свой артиллерийский огонь. А вон оттуда, со стороны Кронштадта, меткий залп наших орудий «выкурил» корректировщиков, разрушив колокольницу. Это была вынужденная мера и, по большому счету, сравнительно небольшая потеря для здания. Но чудо, что немцы в отместку не взорвали храм, и его удалось восстановить!

Любуясь сегодня собором и возрожденным Петергофом, мы едва ли найдем те раны, что нанесла им война. Город прекрасен как прежде. И даже лучше! С высоты - дух захватывает от этой красоты! Недаром многие туристы, приезжающие в Петергоф, стремятся подняться на смотровую площадку Петропавловского храма.

Архитектор Султанов с самого начала мечтал сделать обзорную площадку доступной для всех желающих как в Исаакиевском соборе. Кстати, Николай Владимирович прочил своему собору роль второго Исаакия.

Это - лебединая песня зодчего. Петергофский собор завершил его творческий путь. Он умер на чужбине в 1908 году. Покоится на погосте русской церкви в Висбадене, а возрожденное творение его рук продолжает восхищать каждого, кто ценит настоящее искусство.

В этом году храму с такой нелегкой судьбой исполняется 110 лет.

Последние новости