Владимир Соколов: «Саммит в Женеве - главный итог уже понятен»

Владимир Соколов: «Саммит в Женеве - главный итог уже понятен»
Сообщение о предстоящей встрече президентов России Владимира Путина и США Джозефа Байдена вызвало изрядный переполох по всему миру. Переполох, замечу, с одной стороны вполне ожидаемый, с другой же – трудно объяснимый в рамках господствующей на Западе политологической парадигмы.

Россия под руководством Владимира Путина определяет будущее мироустройство

Согласно ей, Россия – не более чем страна-изгой, обложенная санкциями, как волк флажками, только и помышляющая о том, как бы навредить соседям, подорвать европейское единство с помощью своего природного газа и извести на своей территории всех свободолюбивых граждан. О чем с такой разговаривать?

Да и сам Байден разве не обещал, что Путин «заплатит» за якобы имевшее место вмешательство в американские выборы? Разве он не согласился с провокационным вопросом журналиста, считает ли российского коллегу «убийцей»?

Реклама на веке
Как разместить

Случилось это, напомню, 17 марта. А менее чем через месяц, 13 апреля, по запросу Вашингтона состоялся разговор между Кремлем и Белым домом, в ходе которого Байден предложил Владимиру Путину личную встречу. Но, опять же, уже на следующий день американцы ввели очередной пакет санкций против нашей страны, а в довесок еще и выслали 10 наших дипломатов. Это кто же так, простите, делает?

Впрочем, подобная политическая шизофрения вполне в духе англосаксонской дипломатии: тут играем, тут не играем, тут рыбу заворачивали. Российская же дипломатия со времен светлейшего князя Горчакова (а то, возможно, и ранее – Горчаков тоже у кого-то учился) крепко стоит на позициях объективной реальности. Объективная же реальность такова, что российско-американские отношения находятся, пожалуй, в наинизшей точке со времен незабвенной «peregruzka» 2009 г.

Понимают это не только в России и США, но и в других странах, особенно в тех, что успешно калечили собственную экономику, поддерживая американские санкции против нашей страны. Сближение наших стран означает, что оплачивать счет за американский банкет придется именно им. Поэтому-то, когда 25 мая Кремль подтвердил готовность к встрече на высшем уровне, политологи и политики всего мира пришли в необычайное возбуждение.

Надо отметить, что президенты двух стран вообще встречаются не очень часто: в прошлый раз Владимир Путин встречался с американским президентом (тогда им был Дональд Трамп) в июле 2017 г. В тот раз главы государств беседовали с глазу на глаз два часа вместо запланированных 30 минут, и даже очаровательная Мелани Трамп не смогла прервать их диалог. А прямых обменов визитами не было с 2013 г. Неудивительно, что встреча в Женеве вызывает такой интерес.

Предстоящий саммит сравнивают с венской встречей президента США Джона Кеннеди и тогдашнего лидера СССР Никиты Хрущева в июне 1961 г., а так же с первой встречей генерального секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева с президентом Рональдом Рейганом в Женеве в ноябре 1985 г. И если встреча в Австрии не просто не привела ни к чему – вскоре после нее разразился Карибский кризис, поставивший мир на грань реальной ядерной войны, то за швейцарским саммитом последовал Рейкьявик, ставший «началом конца» холодной войны и гонки вооружений. По крайней мере, со стороны Советского Союза.

Вот только за прошедшие 35 лет изменилось очень многое. Прагматичный и жесткий Владимир Путин нисколько не похож на мягкотелого романтика Горбачева. Да и Америка Байдена, раздираемая внутренними противоречиями и на глазах теряющая былую экономическую и промышленную мощь уже не похожа на того мирового гегемона, каким была при Рейгане.

Многие это понимают. И очень беспокоятся. Прежде всего, в самих США. Так, обозреватель журнала The American Spectator, бывший заместитель министра обороны США Джед Баббин предполагает, что Байден проиграл Путину еще до схватки. Основанием для беспокойства бывшего «ястреба» стал отказ президента США продлевать введенные Дональдом Трампом санкции против строительства газопровода «Северный поток – 2». Что уж говорить об оппонентах Байдена в республиканском меньшинстве: здесь вообще уверены, что саммит больше нужен Белому дому, чем Кремлю, и что Байден буквально «вымолил» встречу у Путина.

Не очень нравится предстоящий саммит и европейцам от прибалтийских стран (что понятно, нормализация отношений лишит их доходов от профессиональной русофобии) до части политического спектра Германии. Эти заклинают Байдена «не поддаваться давлению Путина» и наперебой подсказывают пункты повестки, на которых американский президент должен, по их мнению, стоять как скала.

Как ни удивительно, переживают по поводу женевской встречи и наши китайские соседи и партнеры. Как предполагает Global Times – практически официальный орган КПК, ориентированный на западного читателя, Байден постарается втянуть Россию в формируемую США антикитайскую коалицию в обмен на незначительное послабление санкций. Напрасное беспокойство, на мой взгляд.

Мнения комментаторов внутри нашей страны распределились в широком спектре от «Путин едет принимать капитуляцию» до «Путин едет капитуляцию подписывать». Обсуждать обе крайности, конечно, смешно. Но большинство экспертов и политологов разделяют беспокойство о том, что договоренности с США не стоят бумаги, на которых они записаны. А уж если не записаны, то и подавно: достаточно вспомнить данное Горбачеву обещание не расширять НАТО на восток, от которого американцы теперь всячески открещиваются.

Вызывает множество вопросов и повестка встречи. Джен Псаки, спикер Белого дома озвучила американский вариант: стратегическая стабильность и контроль над наступательными видами оружия (прежде всего ядерного), ситуация на Украине и в Белоруссии. Чуть позже сам Байден добавил к этому списку тему нарушения прав человека.

Российская версия повестки более реалистична: она включает в себя, прежде всего, состояние межгосударственных отношений, противостояние пандемии COVID-19 и урегулирование региональных конфликтов. Единственное стопроцентное совпадение со списком Белого дома – обеспечение стратегической стабильности. Вопрос, однако, в том, что наши партнеры понимают под этим пунктом.

В любом случае, обсуждать предполагаемую повестку, а уж тем более – вероятные итоги переговоров сейчас столь же бессмысленно, как гадать вилами по воде: не то дождик, не то снег, не то будет, не то нет. Международные отношения – вовсе не та сфера, где любопытной широкой публике распахивают все двери и приглашают за кулисы. Возможно, о чем в действительности шел разговор и к чему пришли стороны, мы узнаем не скоро, а может, и никогда.

Тем не менее, это не значит, что из самого факта предстоящей встречи в Женеве нельзя сделать никаких выводов. Во-первых, США объективно находятся в крайне тяжелой ситуации по многим фронтам: это и состояние промышленности, и экономика в целом и целый ряд провалившихся геополитических авантюр вроде Афганистана и Сирии. Чтобы выйти из этого положения с минимальными потерями, Америке необходима помощь партнеров.

Во-вторых, попытка оперативно поправить отношения именно с Россией, а не с Евросоюзом или Китаем (которые, прямо скажем, тоже не блещут), говорит о том, что в качестве такого партнера в Вашингтоне не видят никого, кроме нашей страны. Это тоже объективный факт, который разделяют в бизнес-элите. Международные инвесторы, по словам эксперта Александр Ивлева, рассчитывают, что женевская встреча создаст «нормальные условия дальнейшего функционирования мировой экономики».

Немногим более двадцати лет назад Билл Клинтон похлопывал по плечу «друга Бориса» под разговоры о вечной дружбе, пока транснациональные компании раздергивали по своим закромам национальные богатства России, а западные политологи спорили, как скоро и на сколько удельных княжеств распадется наша страна. И за столь короткое время Владимир Путин и его команда вернули России заслуженную определяющую роль в мировой геополитике.

Чем бы ни закончилась женевская встреча, очевидно: строить будущее мироустройство без учета мнения и активного участия России просто немыслимо. Да и не получится.

Реклама на веке
Как разместить
В СОМБ назвали абсурдом рецензию RFI на фильм «Турист» Администрация Байдена рассматривает возможность проведения киберопераций против российских хакеров
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются