18+
  1. Широко зажмуренные глаза

Широко зажмуренные глаза

Широко зажмуренные глаза
История с увольнением гендиректора МНТК «Микрохирургия глаза» наглядно показывает, от чего надо лечить российскую медицину. На 14 ноября 2012 года в Мосгорсуде назначено рассмотрение иска Христо Перикловича Тахчиди о восстановлении на работе в МНТК «Микрохирургия глаза».

Дело в данном случае не просто громкое и «резонансное». Его смело можно назвать знаковым. По сути, исход этого процесса позволит либо защитить «честь и достоинство» отечественной медицины, либо покажет, что ее у нас вообще быть не может, потому что никому она не нужна.

Заседание в Мосгорсуде – это своего рода дуэль между настоящей медициной и системой, как ее метко однажды назвали, «здравозахоронения». Между профессионалами и чиновниками. Между здравым смыслом и пиаром. Между зрячими и слепыми - если говорить не о пациентах офтальмолога, а о тех, кто по должности обязан глядеть в оба, но по непонятной причине закрывает глаза и умывает руки…

Малоприятная эпопея эта тянется уже почти год. И может повториться в любой момент и в любом месте, если 14 ноября будет, что называется, создан опасный прецедент. Нет никакой уверенности, что «справедливость восторжествует». Не восторжествовала же пока. И силы противников, похоже, неравные.

Минздрав: с предубеждением и без предупреждения

История с увольнением руководителя ФГУ Межотраслевого научно-технического комплекса (МНТК) «Микрохирургия глаза» имени академика С.Н. Федорова известного офтальмолога Христо Перикловича Тахчиди должна была, по замыслу авторов ее сценария, пройти тихо и незаметно. Однако она всколыхнула не только медицинское сообщество, но и, без преувеличения, всю страну. На защиту уволенного главы МНТК встали даже те, кто от медицины был далек, а офтальмологов именовал «глазниками», потому что никогда к их помощи не прибегал.

Сюжет истории был прост, как партбилет в кармане пиджака. 22 ноября 2011 г. в соответствии с приказом № 352-кр от 15.11.2011 за подписью тогдашнего министра здравоохранения Татьяны Голиковой генеральный директор МНТК «Микрохирургия глаза» Христо Тахчиди был уволен со своего поста «в связи с назначением генерального директора» всемирно известного офтальмологического комплекса.

Основанием послужило окончание трудового договора с Тахчиди, который Голикова решила не продлевать.

Вместо Христо Тахчиди в Минздравсоцразвития предложили иного кандидата, до той поры никому в офтальмологии не известного, так как отношения к этой сфере медицины не имевшего вообще.

Гендиректором МНТК стал Александр Чухраев. Бывший депутат Государственной думы, единоросс. Этим уже сказано практически все. Но «бонусом» при назначении для Чухраева являлось его медицинское образование, полученное в Рыльском медучилище по специальности «фельдшер», а позже в Курском мединституте и ординатуре по специальности «хирург общего профиля».

Затем была аспирантура, но диссертацию в ту пору Чухраев так и не защитил (что для советских времен было более чем странно – шутили, что «только смерть может вырвать из рядов аспирантов». Тем более когда выпускник поступал в аспирантуру сразу, не отработав положенных 3 лет по распределению, то есть явно «за особые заслуги»).

При этом Александр Чухраев имел обширный опыт комсомольской работы – целых 5 лет руководил комитетом ВЛКСМ своего института. Защита не состоялась, зато Чухраев сразу стал не врачом, а главврачом (не зря же бытует поговорка, что профессии это разные). В 30 лет он был назначен главным врачом Курской областной больницы. Почему именно он, а не маститый хирург, выдающийся ученый или известный терапевт, - загадка, ответ на которую знали лишь те, кто занимался «кадровым резервом».

Вундеркиндом он не был, выдающихся работ не публиковал, открытий сделать не успел. В Курске поговаривали о том, что существенную роль при назначении Александра Чухраева сыграл авторитет его старшего брата Бориса, который занимал высокие посты в советской номенклатуре (позднее он станет крупным начальником в системе МВД и партструктурах «Единой России»)

Впоследствии сам Чухраев в интервью с гордостью рассказывал, как за 20 лет пребывания на посту его 18 раз пытались уволить, но безуспешно. Он был не по зубам никому. Зато сам с легкостью разгрыз-таки на новом месте гранит науки. Главврачу областной больницы защитить диссертацию по хирургии оказалось проще, чем зеленому аспиранту – видимо, было больше времени на подготовку, не так отвлекали текущие дела и нудные пациенты.

Получив кандидатскую степень, Александр Чухраев возглавил лично созданную в Курском мединституте кафедру сестринского дела и руководил ею с 1995 по 2011 г. Параллельно с политической деятельностью, восемью годами в Госдуме, депутатскими обязанностями и честолюбивыми мечтами. Которые в итоге осуществились самым лучшим для него образом.

В Госдуме он, по свидетельству коллег-депутатов, особенной активностью за все 8 лет так и не отличился, «имени» себе не создал. Возможно, что и товарищи по думской фракции к нему несколько охладели – и продлевать срок полномочий партийного товарища сочли излишним. Депутату нужно было искать себе новое место – и оно в итоге нашлось. Судя по тому, какие акценты постоянно расставлял Чухраев в своих интервью, он весьма чувствителен к таким атрибутам властной должности, как личный кабинет, персональный водитель и высокая зарплата.

Все это в МНТК «Микрохирургия глаза» для него Минздрав подготовил. Забыл только предупредить о главном: о том, что на этом посту требуется еще и совсем другое отношение к работе, чем могли себе представить подавляющее большинство депутатов, чиновников, министров-неспециалистов и прочих людей, к медицине тяготеющих, но от нее по сути своей далеких.

Христо Тахчиди подобными карьерными успехами похвастаться не мог никогда. Кресло у него теплым не считалось – обычно это был стул у микроскопа, под которым офтальмологи-федоровцы делают свои уникальные операции.

В карьере Тахчиди все шло медленно и скрупулезно. Без волшебных взлетов. Вообще без спецэффектов. Родился в Казахстане, куда были сосланы в ходе сталинских репрессий отец и дед, этнические греки. Окончил в 1976 г. лечебный факультет Свердловского государственного мединститута. Потом были 10 лет работы ассистентом на кафедре глазных болезней. Стал доцентом этой кафедры, а потом деканом лечфака.

А затем Святослав Федоров, который жестко и точно оценивал своих будущих соратников, буквально «выцепил» Тахчиди из общего ряда и сделал его в 1987 году директором Свердловского (позднее – Екатеринбургского) филиала МНТК. Напомним, что тогда у МНТК строилось сразу 11 филиалов по всей стране, идею создания своего микрохирургического комплекса Федоров буквально выносил и выцарапал в бою у существовавшей в СССР «планово-коечной» медицинской системы. Случайных людей, не энтузиастов, не фанатов офтальмологии он во главе своих филиалов не ставил. А Свердловский филиал был у Федорова одним из самых «любимых» - с него и спрос был больше, чем со многих других.

Сейчас Христо Тахчиди – лауреат премии правительства РФ в области науки и техники, полученной еще в 2005 г. за научное обоснование, разработку и внедрение в офтальмологическую практику фотопротекторных искусственных хрусталиков с естественной спектральной характеристикой. Член крупнейших иностранных офтальмологических обществ, входит в Президиум правления Всероссийского общества офтальмолога. В декабре 2011 года (практически сразу после увольнения с поста по решению минздравсоцразвития) он был избран членом-корреспондентом Российской академии наук. Избран громко и демонстративно.

Но главное – доктор медицинских наук Христо Тахчиди имеет среди коллег авторитет безупречного профессионала «Федоровской школы». И МНТК, который после смерти его основателя пережил период безвластия и разворовывания, чуть не обанкротился и не пошел ко дну, был стараниями нового гендиректора возвращен к жизни. Удалось спасти и уникальное научно-экспериментальное производство, гордость академика Святослава Федорова – его попытались разграбить прежде всего. В настоящий момент это лучшее в России офтальмологическое предприятие, где выпускаются лекарства, искусственные хрусталики, разнообразные материалы для операций и т.д.

В качестве главы МНТК Христо Тахчиди выиграл более 25 арбитражных и уголовных дел против тех, кто стремился клинику «прихватизировать» в свою пользу. К моменту его увольнения он добился того, чтобы количество операций возросло с прежних 160 до 350 тысяч в год, количество обследованных больных – с 300 тысяч до миллиона ежегодно. Доходы МНТК выросли в 6 раз, производительность труда всемеро, зарплаты сотрудников – вдесятеро. А коллектив МНТК – главное, чем всегда гордился академик Федоров, вновь стал жить по законам, принятым в «империи МНТК»: то есть ставить во главу не койко-дни, а интересы больного, не «обслуживать» или «предоставлять услуги» - а лечить и вылечивать даже самые сложные случаи.

Фигуры без умолчания

Увольнение Христо Тахчиди произвело эффект разорвавшейся бомбы. В его защиту выступили многие российские и зарубежные деятели науки, культуры, видные политики и литераторы, ряд влиятельных организаций. Особенно возмутила общественность попытка минздравсоцразвития «оправдать» свое решение, когда в адрес бывшего главы МНТК стали звучать обвинения в СМИ – в основном, ничем не подрепленные. Задействованы в этой кампании были самые разные ресурсы – от Первого канала телевидения до неких анонимных «интернет-ботов», оставлявших в Сети оскорбительные комментарии. По мнению журналистов, подобные ресурсы предоставлялись Чухраеву «на неформальной основе» - однако дело свое выполняли строго по графику. Ряд журналистов высказывал аргументы, что к подобным действиям могли быть причастны подконтрольные «Единой России» интернет-ресурсы, разве что в данном случае использовались они в личных целях экс-депутата.

Главное, что вызвали эти нападки, - встречную волну возмущения. Да какую!

В комментариях противников Тахчиди пренебрежительно говорилось, что, мол, «через неделю о нем забудут», и все уляжется. Однако кампания в защиту уволенного главы МНТК «Микрохирургия глаза» набирала обороты. Знаменитый детский хирург Леонид Рошаль лично обратился к Владимиру Путину, который был тогда премьер-министром РФ, с просьбой разобраться в ситуации, и В.В. Путин дал поручение Генпрокуратуре проверить обоснованность увольнения Тахчиди. Генпрокуратура не нашла в деятельности Тахчиди нарушений, которые могли бы послужить основанием для его увольнения.

Убедительный ответ «черным пиарщикам» дала Российская Академия наук. В ходе тайного голосования на выборах членов-корреспондентов РАН Тахчиди обошел своего ближайшего конкурента – Директора НИИ глазных болезней имени Гельмгольца Владимира Нероева с десятикратным преимуществом (кстати, именно Нероев пророчил Тахчиди то самое забвение через неделю после отставки).

Позиция Минздравсоцразвития выглядела куда менее убедительной. Вернее, уже никак не выглядела. Пресс-релиз, в котором медицинские чиновники поначалу пытались обосновать свою правоту при увольнении гендиректора МНТК, через сутки срочно и тихо убрали с сайта министерства. Как полагают юристы, подобный документ мог бы стать основанием для обвинения министерства в прямой клевете. Фактически единственным документом, который отражал позицию Минздрава в этом вопросе, остался приказ, за подписью Татьяны Голиковой. Иных обоснований скандального увольнения, кроме даты окончания его контракта, в нем не содержалось.

Минздрав по обыкновению попытался «предупредить» и «вылечить» общественность от излишней горячности. В ход пошли средства пропаганды и контрпропаганды в СМИ. Христо Тахчиди узнал о себе много нового и интересного: например, то, как он «развалил» клинику или «наживался» на ней. Доказательств, правда, к обвинениям не полагалось.

А свеженазначенный глава МНТК стал раздавать интервью, где всячески подчеркивал, что является «учеником» великого Федорова (это немедленно опровергли журналисты, проследившие биографию нового гендиректора, его деятельность как ученого и как медика: никаких пересечений путей Чухраева и Федорова, кроме возможных случайных встреч в коридорах власти, не обнаружилось).

В попытке хоть как-то обосновать увольнение Тахчиди к его дискредитации подключили практически всех, кто согласился говорить о выдающемся офтальмологе негативно. Фактуры для этого у оппонентов отчаянно не хватало. Дошло до того, что в телесюжете с критикой Тахчиди был замечен человек, на частных предприятиях которого милиция ранее изымала при обыске оборудование, принадлежавшее МНТК «Микрохирургия глаза». Этого человека даже судили за экономические преступления, связанные с его действиями против МНТК, признали виновным и назначили наказание. Правда, в телесюжете он выступал в роли «эксперта» в микрохирургии глаза.

Блицкриг провалился. Но война перешла в долгую «окопную» стадию. На сегодня, пожалуй, не осталось ни одного обвинения в адрес Тахчиди, лживость которого не была бы подтверждена публично выложенными документами. Генеральная прокуратура по личному поручению Владимира Путина провела расследование обстоятельств увольнения Тахчиди и пришла к выводу, что никаких нарушений, которые могли бы послужить основанием для увольнения Тахчиди, не существует.

Затем был суд, который подтвердил, что Христо Тахчиди был уволен незаконно, и восстановил офтальмолога на работе.

Но Минздрав доказал, что если он «предупреждает», то не зря. На следующий же день Христо Периклович был снова – демонстративно – уволен приказом министра Татьяны Голиковой. Это увольнение он как раз и оспаривает сейчас в суде.

Примечательно, что, одновременно с иском Тахчиди, Мосгорсуд будет рассматривать и апелляционное представление прокуратуры, которая также просит восстановить Тахчиди в должности, аргументировано обосновав неправосудность решения суда первой инстанции.

На грани срыва

Большое видится на расстоянии, поэтому нет сомнений, что Россия в будущем оценит стойкость медика Христо Тахчиди – человека, который не опустил руки, который не уехал работать за границу (куда его постоянно зовут с научными докладами и где, вне всяких сомнений, специалисту такого уровня предоставят, если он согласится, современную клинику под начало). Человека, борющегося как за то дело, которому он отдал 25 лет жизни, так и (что для него главное) - за тот коллектив, который все это время был вместе с ним. В этом Тахчиди очень похож на своего учителя, чье имя сейчас носит МНТК. Девизом Святослава Федорова было «Не падай!» - а если упал, то встань на ноги и начни все сначала. Есть вещи, которые и правда переходят по наследству даже при отсутствии кровного родства.

Федоров всегда выступал в интересах не ведомств и не министерств и даже не врача. Главным в любой ситуации для него был и оставался пациент. Которому совершенно безразлично, какие бумажки пишут о нем в министерстве, кто и где истратит полученные на его лечение деньги. Людей надо лечить. Людей надо лечить качественно, надежно и так, чтобы они полностью восстановили свое здоровье. Простая истина. Ясная цель.

Но, возможно, не только уволенный Тахчиди, но и новый назначенец вполне способен справиться с этой задачей?

Даже короткое время, проведенное Александром Чухраевым на посту гендиректора МНТК, позволяет судить, насколько близки ему эти высокие цели и благородные задачи.

Если верить словам самого Чухраева , многократно произнесенных в ходе интервью, то его влияние на судьбу клиники исключительно и безусловно благотворно. Все во имя медицины и все на ее благо… Однако есть и другая позиция. Те, кому небезразлична судьба уникального института-клиники, бьют тревогу. По их словам, Чухраев методично уничтожает федоровский центр. Расходятся они лишь во мнении, почему и зачем он это делает – специально или по некомпетентности.

Мы собрали информацию, доступную в открытых источниках, поговорили со многими сотрудниками МНТК «Микрохирургия глаза». Картина вырисовывается, прямо скажем, не лучшая.

Оказавшись в кресле гендиректора МНТК, Чухраев начал с «исправления» тех «безобразий», которые были перечислены в уже упомянутом пресс-релизе, который провисел на сайте Минздравсоцразвития меньше суток и был спешно снят. Наличие «безобразий» не подтвердилось. Зато очеивдно, что Чухраев, по сути, начал развал МНТК «Микрохирургия глаза», лишая его то одних элементов, то других, каждый раз с интересом наблюдая: а что получится? Умрет МНТК – не умрет? Ослепнет – не ослепнет?

Начал новый генеральный с того, что убрал из МНТК аптечные киоски. Все бы ничего, но в них продавался такой ассортимент лекарств для офтальмологических больных, какого просто нет практически ни в одной аптеке. Хуже того – в глубинке и аптек-то зачастую не сыщешь. В результате многие пациенты МНТК лишились возможности покупать лекарства, без которых им обходиться невозможно.

Затем Александр Чухраев решил упорядочить работу МНТК довольно необычным способом. Он провозгласил, что каждое звено здравоохранения должно заниматься своим делом. Этот лозунг на практике свелся к тому, что МНТК должен только оперировать. А все предоперационные и постоперационные манипуляции с пациентом должна делать медицинская служба по месту жительства. Это было как раз то, с чем в свое время воевал Святослав Федоров. Только он воевал по-своему: вызывал местных врачей в МНТК и учил их работать по новым стандартам. Здесь все было иначе: нет пациента – нет осложнений в стенах клиники – нет проблемы. Можно только удивляться то ли незнанию реалий, то ли цинизму человека, рассчитывающего на то, что в деревнях и райцентрах еще остались офтальмологи и хорошее оборудование, позволяющее выходить больного после сложной микрохирургической операции.

Но, возможно, Чухраев искренне заблуждался – хотя бы потому, что практически не имел дела с хирургической практикой. Иначе сложно объяснить, как можно считать нормой то, что врач видит своего пациента непосредственно перед операцией – не имея возможности из-за этого как следует к ней подготовиться. Однако именно такой порядок ввел в практику МНТК его новый руководитель. Страшно представить, какими словами объяснил бы ему суть вещей и порядок действий основатель клиники академик Святослав Федоров, перед напором и темпераментом которого в свое время пасовали даже премьер-министры…

Проблемы в МНТК стали нарастать, как снежный ком. Первыми на резкое ухудшение управленческой ситуации в МНТК «Микрохирургия глаза» отреагировали иностранные пациенты. Точнее, те агенты, которые этих пациентов направляют на лечение – и несут ответственность за то, чтобы лечение было проведено качественно и в нормальных условиях. Иностранцы, что называется, «проголосовали ногами».

Показатели количества операций постоянно падали, и Чухраев, понимая, что статистика становится удручающей, стал искать способы сохранения количества прооперированных больных. Такой способ был им найден по-чиновничьи изящно: Чухраев увеличил количество операций с финансированием из обязательного медицинского страхования (ОМС).

Формально выправив количественные показатели, Чухраев фактически затянул на шее МНТК удавку. Дело в том, что каждая операция по линии ОМС приносит клинике ощутимый убыток. Тахчиди направлял средства, полученные от лечения платных больных (в том числе и от лечения иностранцев) на дотирование разницы между стоимостью операции по линии ОМС и ее фактической стоимостью. Причем речь шла не о нескольких процентах дотации, все было намного серьезнее: ОМС, скажем, за операцию катаракты платит 5 тысяч рублей, тогда как реально операция стоит (если ее делать современными методами) 20-25 тысяч.

Тахчиди вполне мог потратить эти, совсем не малые, средства на премии персоналу или на корпоратив в Таиланде. Но он-то был настоящим преемником академика Федорова и действовал по привычной для МНТК логике. Средства он тратил на дотирование операций, тем самым, делая высококачественную медицинскую помощь доступной всем пациентам, независимо от источника финансирования. В результате МНТК при Тахчиди делал меньше операций по линии ОМС, чем мог бы делать при максимальной загрузке – и их фактическое количество каждый раз зависело от доходов учреждения, но при этом качество обеспечивалось - высочайшее.

Чухраев же увеличил количество операций по ОМС, чтобы спасти свою статистику. Но все же не рискнул вернуть в практику МНТК устаревшие (более травматичные, но одновременно и более дешевые) методы лечения. Результатом стало финансовое обескровливание «Микрохирургии глаза». Естественно, что при таком подходе, бюджет учреждения стал трещать по швам. Дошло до того, что Чухраев стал на линейках требовать от врачей… экономить канцтовары и электричество! Даже в «лихие 90-е» такого в этой клинике не происходило.

Зарплаты врачей ощутимо упали, и никаких признаков улучшения этой ситуации, уже много месяцев нет. Кстати, в лучших традициях депутата-агитатора, Александр Чухраев, заступая на пост руководителя МНТК, торжественно пообещал сотрудникам «Микрохирургии глаза» рост заработной платы. Ровно в тех же самых традициях – обещаний не сдержал.

Ввел в заблуждение Чухраев и журналистов – причем прямо на пресс-конференции в РИА «Новости» 19 апреля 2012 года. Так, некоторые факты он приводил без необходимых комментариев. Например, сказал, что «снизилось количество платных больных» и «увеличилось количество операций по ОМС». Действительно, количество платных больных снизилось, а количество операций по ОМС увеличилось. Но вот о том, что это привело к финансовым проблемам в «Микрохирургии глаза» - Чухраев умолчал.

Кое в чем Чухраев на той пресс-конференции и попросту сказал неправду - в глаза и журналистам, и собственным сотрудникам. Например, утверждая, что «зарплаты увеличились на 30%».

Вот что пишут в интернете сотрудники МНТК (при личном общении они подтвердили, что все сказанное в письме – правда):

«Прошел сентябрь, и мы снова подводим итоги. Доходы упали – только по официальным данным на 15 миллионов рублей (а в реальности, наверное, больше).

Зарплата продолжает неуклонно падать. Если единица оплаты труда в прошлом году составляла 6 750 руб., то в этом году 6 200 руб. При этом в прошлом году (т.е. при Тахчиди) весь год мы работали под постоянным наездом Минздравсоцразвития, начиная с повторной проверки, неопределенности после нее, ограничения ряда функций и т.д. Тем не менее, доходы даже тогда росли, зарплата росла и доходила до ежегодного среднегодового роста 20-25%.

Мы имеем сегодня лояльность Минздрава, отсутствие проверок, давления и т.д. И какой при этом (у Чухраева) результат? Все валится вниз - и это несмотря на то, что Учреждение получило шальные дополнительные бюджетные деньги в 310 миллионов рублей от Минздрава. А если эти деньги, как надо бы, по-честному, убрать из сегодняшних доходов, то мы получим самый настоящий финансовый крах.

Гениальная работа … Чухраева, высший разряд менеджмента!!!»

Кстати, упомянутые в письме врача 310 миллионов заслуживают того, чтобы о них сказать отдельно. Министр Голикова, при Тахчиди годами державшая МНТК «Микрохирургия глаза» на голодном финансовом пайке, вдруг выделила чуть ли не десятилетнюю сумму дотаций свеженазначенному Чухраеву.

Надо ли говорить, что эти деньги были моментально «освоены» Чухраевым, причем, во многом – через фирму его земляков? Стоит ли удивляться, что у большинства сотрудников МНТК в лексиконе тут же появилось слово «распил» - тем более, что это был однократный транш и он пошел вовсе не на улучшение материального благополучия сотрудников.

В финансовых делах Александра Михайловича Чухраева, вообще, много сомнительных эпизодов. Например, по состоянию на осень 2012 года, задолженность МНТК «Микрохирургия глаза» перед сторонними организациями составила порядка 60 миллионов рублей. Это практически 2 миллиона долларов США. Непонятно, куда дел эти серьезные суммы Александр Чухраев, в особенности, если вспомнить, что при Христо Тахчиди, МНТК не просто не имел задолженностей, а всегда располагал резервом денег, в объеме не менее двух фондов заработной платы. Тахчиди держал этот «стратегический резерв» для того, чтобы МНТК имел возможность финансового маневра даже в непредвиденных случаях.

Слово «распил», кстати, часто звучит в клинике и применительно к деятельности бригады строителей из Курска, которые буквально поселились в МНТК и которые, как говорят, тесно связаны с семьей Чухраева.

Не соответствовали действительности и слова Чухраева на пресс-конференции об оборудовании МНТК «Микрохирургия глаза». Глядя в глаза журналистам, Чухраев объявил, что якобы "самому молодому микроскопу в клинике 25-28 лет". При том, что незадолго до увольнения Тахчиди МНТК приобрел 15 новых микроскопов и еще столько же модернизировал под современные требования. Трудно сказать, сознательно Чухраев искажает факты или снова «не в курсе дела» - остается лишь строить на этот счет предположения…

«Я пришел в плохую сельскую больницу, на окнах – одеяла, пациенты в шубах», - заявил на той же пресс-конференции в РИА «Новости» Чухраев. Так он, что любопытно, говорил об МНТК. Откуда взялись эти преувеличения и на кого были рассчитаны – снова непонятно. МНТК «Микрохирургия глаза» находится в Москве, это не закрытый бункер, и в нем побывало множество людей – включая и журналистов. Их невозможно обмануть подобными сентенциями – он своими глазами видели, что такое МНТК на самом деле.

А каково слышать бравурные отчеты Чухраева, призванные ввести в заблуждение журналистов, врачам МНТК, которые изнутри ежедневно видят, что там на самом деле творится? Между тем именно их Александр Чухраев попытался обвинить в том, что работа МНТК идет сейчас фактически под откос.

По словам заведующих отделениями, Чухраев отдает им взаимоисключающие приказы, а затем отчитывает за то, что они не смогли эти приказы выполнить. Врачи - живые люди, болеющие за свое дело. У них стали чаще происходить нервные срывы и гипертонические кризы. А кончилось дело трагедией – не стало молодой женщины, врача Елены Сергеевны Ивановой.

Вот как описывает причины этого сотрудник МНТК в своем письме, которое мы приводим с некоторыми сокращениями:

«Умерла Елена Сергеевна Иванова, наша коллега, заведующая отделением. В пятницу она сказала, что безумно устала от работы в такой обстановке, сказала: «Я наверно умру, так устала…». А в воскресенье - инсульт и смерть. В 47 лет… Это ужасно.

Криз, убивший Елену Сергеевну, не единственный. Несколько других заведующих в это же время откачивают от гипертонических кризов. Наша реанимация, которая всегда работала на пациентов, стала чаще работать на наших работников. Кошмар и абсурдность ситуации в том, что зав. отделениями, которые кризуют - молодые люди, от 30 до 50 лет.

Этот всплеск заболеваемости не случаен. Чухраев, столкнувшись … с реальной жизнью в серьезной медицинской организации, которой является МНТК «МГ», вдруг обнаружил, что у него ничего не получается… И с каждым днем несостоятельность Чухраева, как директора, делается все больше и больше очевидной для окружающих.

Провалы за провалами. Доходы падают, больные не идут, платить не чем и т.п. Чухраев нагло врет в СМИ об остановке в нашем Центре. Он показывает журналистам потемкинские деревни, а внутри МНТК додумался повесить всех «собак» на наших заведующих отделениями. Он начал нагнетать истерию по поводу того, что заведующие у нас плохо работают, что они должны обеспечить госпитализацию, заполнить все койки, при этом сохранить короткий койко-день (а лучше еще уменьшить)… понятно, что это несовместимые вещи и добиться того, что он требует, невозможно. Но Чухраеву виновные в провалах нужны любой ценой…

Чухраеву нужны «виновные» в том, в чем он сам единственный и виноват, поэтому ввели штрафы для заведующих, ввели их «полную ответственность за качество работы». Это выглядит как благие дела, но на практике все обстоит наоборот: при этом больных можно увидеть только утром, непосредственно перед операцией, а накануне нельзя. Видеть больного накануне – это, по мнению нашего …, уже работа поликлиники.

В его … голове не может найтись … мысль о том, что доктор сначала должен увидеть больного, обследовать его, подумать о том, как лучше его прооперировать, и только после этого идти в операционную.…

В результате постоянных наездов Чухраева, заведующие стали напрягаться, пытаясь выполнить заведомо невыполнимое. Они пытались оставаться после работы и приходить раньше начала рабочего дня, чтобы как-то свести концы с концами, но одновременное выполнение короткого койко-дня и полной загруженности койки выполнить невозможно. Наши заведующие – ответственные люди, они переживали и расстраивались, и начали кризовать.

А организм Елены Сергеевны не выдержал и она погибла…»

Мы сделали скидку на возможную эмоциональность автора и проверили достоверность изложенных в письме фактов и мнений, поговорив с сотрудниками МНТК. И вновь оказалось, что все сказанное в письме – горькая правда.

Примечательна и еще одна недавняя история, достаточно характерная для Александра Чухраева. Он попытался представить себя «учеником Святослава Федорова».

Видимо, это был единственный способ хотя бы как-то попытаться связать себя с офтальмологией. Чухраев начал раздавать интервью СМИ, где вспоминал, как много лет назад, еще в СССР, он ходил с великим офтальмологом по одним коридорам. Правда, работали они, к сожалению для Чухраева, в разных комитетах. Но иногда в коридорах Верховного Совета, со слов Чухраева, все же встречались. Такой вот «ученик» у Федорова оказался – судя по численности тогдашнего депутатского корпуса – не далеко не единственный.

В рамках той же «легенды» Александр Михайлович пытался и на конференции офтальмологов в Астрахани рассказывать офтальмологам-профессионалам о том, как успешно МНТК под его руководством лечит теперь больных по всей стране. По свидетельствам очевидцев, маститые специалисты одернули Чухраева резко и довольно быстро, сказав ему во всеуслышание: «А вы-то тут при чем? Все это сделал Святослав Федоров и продолжил Тахчиди. Какое вы к этому отношение имеете?». С ответом Чухраев не нашелся.

Чего ждем?

Стоит ли удивляться, что исхода процесса, который должен состояться 14 ноября, с нетерпением ждут все те, кому небезразлична судьба уникальной клиники и судьбы отечественной медицины в целом? Это противостояние должно показать, на чьей стороне все-таки право и правда? Един ли для всех закон и может ли отдельное ведомство противопоставить себя этому закону.

14 ноября суд рассмотрит обстоятельства демонстративного увольнения Христо Тахчиди министром Минздравсоцразвития Голиковой во второй раз.

По первому увольнению офтальмолога суд уже решил, что Тахчиди был уволен незаконно – и Минздравсоцразвитие не оспорило это решение суда.

Казалось бы, ответ на вопрос очевидный – ведь даже прокуратура поддержала Тахчиди в суде. Да и не надо быть юристом, чтобы понимать: Тахчиди нельзя было увольнять по статье, по которой можно уволить только первое лицо учреждения – потому что в тот момент первым лицом МНТК был Чухраев.

Однако тревожные звонки о том, что все может обернуться совсем не так, как написано в законе – уже поступают. Так, Леонид Рошаль, выступая на Первом Национальном Съезде врачей, во всеуслышание сказал, что суд испытывает беспрецедентное давление со стороны противников восстановления Тахчиди в должности.

Свободен ли в своих решениях суд? Сможет ли он противостоять административному (как минимум) давлению, и поступить так, как написано в Законе, или же будет вынужден давлению уступить? Ответов на эти вопросы пока нет. От того, каким будет результат суда, зависит очень многое – и для развития офтальмологии, и, что не менее важно - для веры граждан в справедливость.

Граждане очень хорошо чувствуют фальшь и умение чиновников не замечать в своем глазу увесистое бревно, видя в чужом каждую соринку. А больше всего гражданам не нравится, что для чиновников они – хуже бельма на глазу. У людей в нашей стране отличная память, хорошее зрение и острый слух. Они внимательно смотрят и слушают. И ждут от властей решения – справедливого и законного. Однозначно показывающего, что приоритет в стране имеют не зарвавшиеся чиновники, а честные профессионалы, думающие о благе людей, и способные это благо людям дать.

Последние новости