США vs Китай: гибридная война за Синьцзян?

США vs Китай: гибридная война за Синьцзян?
Фото: http://www.geopolitica.ru
В феврале МИД Турции выступил с резкой критикой политики Китая в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Впрочем, эксперты заявляют, что было бы ошибкой считать это проявлением самостоятельной политической линии Анкары, которая хотя и критикует США, но продолжает оставаться в фарватере их политики.

9 февраля пресс-секретарь МИД Турции Хами Аксой на официальном сайте ведомства опубликовал заявление, в котором обвинил Китай в применении пыток в лагерях и тюрьмах по отношению к «уйгурским туркам», проживающим в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР.

Хами Аксой также обвинил китайские власти в смерти уйгурского «народного поэта Абдурахима Хейита», который якобы отбывал в тюрьме 8-летний срок за одну из своих песен. Пресс-секретарь МИД Турции призвал «международное сообщество и Генерального секретаря Организации Объединенных Наций принять эффективные меры с тем, чтобы положить конец человеческой трагедии в Синьцзяне».

На следующий день, 10 февраля, The News York Times прокомментировала это заявление и опубликовала интервью проживающего в Вашингтоне уйгурского активиста Тахира Имина, который выразил благодарность турецкому правительству, а также надежду на то, что Турция «может проложить путь для других мусульманских стран, чтобы оказать еще большее давление на правительство Китая».

Французский публицист, основатель портала «Сеть Вольтер» пишет, что Турцию подтолкнуло к резкому демаршу против Китая ЦРУ. Возможно, этому способствовал недавний визит в Турцию директора ЦРУ Джины Хаспел.

13 февраля китайские власти разместили в Интернете видеозапись с выступлением «умершего» поэта, который сказал: «Я – Абдурахим Хейит. Сегодня 10 февраля 2019 года. В настоящее время я подвергнут процедуре допроса как подозреваемый в нарушении действующего законодательства. Я в добром здравии и никакому насилию никогда не подвергался».

Синьцзян-Уйгурский автономный район (СУАР) - это регион на северо-западе Китая, который является самой большой по площади территориально-административной единицей КНР со столицей в городе Урумчи. Население Синьцзяна – свыше 23 млн. человек. Среди них более 8 млн. тюркоязычных уйгуров, исповедующих ислам. Вторая по численности группа населения – китайцы, их свыше 7 млн. Всего на территории Синьцзяна проживают представители 47 национальностей, в том числе казахи, киргизы и даже русские.

В состав Китая Синьцзян впервые вошел в середине VII века. В XIII веке Синьцзян был завоеван империей монголов. В середине XVIII века вошел в состав китайской империи Цинь. После китайской революции 1911-1912 годов в Синьцзяне несколько раз восставали уйгуры. После поражения Белого движения в России сюда хлынули белогвардейцы, в частности, атаманы Дутов, Анненков и Денисов.

В 1933 году в Синьцзяне была провозглашена независимая Восточно-Туркестанская Исламская республика. На помощь военному лидеру самопровозглашенной республики китайцу Шэн Шицаю из СССР была переброшена так называемая Алтайская добровольческая армия, сформированная из переодетых в белогвардейскую форму красноармейцев. Им в подмогу белогвардейский полковник барон Павел Папенгут сформировал один кавалерийский и два пехотных полка, которые оказались самыми боеспособными частями в армии Шэн Шицая. Это был единственный случай в истории, когда красные и белые воевали в одном строю. Через некоторое время Синьцзян стал курировать замнаркома иностранных дел генерал госбезопасности Владимир Деканозов.

После подавления восстаний национальных меньшинств Синьцзяна, в частности, дунган, Алтайская добровольческая армия вернулась в Советский Союз. В 1937 году в Синьцзяне восстали уйгуры, которые одержали ряд побед, но были разбиты объединенными китайско-советскими войсками.

Синьцзян в этот период формально подчинялся китайскому правительству Чан Кайши, но при этом имел собственную валюту, стабильность которой обеспечивалась Госбанком СССР. Русская дивизия, сформированная из белогвардейцев, была расформирована, а полковник Паппенгут был обвинен в заговоре и расстрелян вместе с еще четырьмя десятками белых офицеров. Шэн Шицай, спасая свою жизнь, срочно вылетел в Москву и попросил принять его в ряды ВКП(б). В 1938 году замначальника Разведуправления РККА вручил ему партбилет. Реальной причиной поддержки советским руководством Шэн Шицая были стратегические интересы, так как в Синьцзяне были обнаружены большие запасы урана, вольфрама, сурьмы, олова, никеля и тантала.

Когда началась Вторая мировая война, политическая ориентация губернатора Синьцзяна, генерала Шэн Шицая поменялась. Он встал на сторону китайских националистов — гоминьдановцев. Тогда Советский Союз начал поддерживать национально-освободительное движение населявших Синьцзян уйгуров.

3 декабря 1944 года Председатель Совета Министров СССР Иосиф Сталин утвердил постановление ГКО «О неотложных мерах по обеспечению развертывания работ, проводимых Лабораторией №2 АН СССР», положившее начало советскому атомному проекту. Заключительный пункт постановления возлагал кураторство над проектом на Лаврентия Берию.

А еще весной 1943 года в Синьцзяне побывал полковник НКГБ Наум Эйтингон. Вернувшись в Москву, он подтвердил Сталину наличие в отрогах Южного Тарбагатайского хребта в Синьцзяне урановой руды. Большие залежи урана и бериллия были обнаружены также около городов Коктогай и Алтай близ монгольско-китайской границы, а в районе Кульджи и Алтайских гор — месторождения титана, вольфрама и золота. Вскоре после визита Эйтингона в Синьцзян здесь началось восстание против местных властей. Осенью 1944 года была провозглашена Восточно-Туркестанская республика, контролируемая Советским Союзом. Республика просуществовала 5 лет, обеспечив СССР запасами урана, необходимыми для создания атомной бомбы.

29 августа 1949 года была успешно испытана первая советская атомная бомба. Вскоре после этого Восточно-Туркестанская республика прекратила свое существование, а ее руководство погибло в авиакатастрофе. После того, как коммунистическая армия Китая разгромила войска Чан Кайши, Сталину уже не нужен был независимый Восточный Туркестан. Необходимое количество урана было получено, его запасы накоплены. В 1949 году Советский Союз признал, что территория Синьцзяна является частью Китая.

Между тем, отношение некитайского населения Синьцзяна к китайским властям осталось весьма враждебным. Да и Пекин не очень доверял местным жителям. В 1962 году из СУАР в СССР бежали 60 тыс. жителей пограничных с Советским Союзом районов. Переселение уйгуров во внутренние районы Китая и китайцев в Синьцзян было поставлено на поток.

С целью усиления контроля над ситуацией в Синьцзяне в 1954 году был создан Синьцзянский производственно-строительный корпус (СПСК). Эта военизированная организация имеет тройное подчинение: властям СУАР, Министерству обороны КНР и властям КНР. Корпус разделен на 13 сельскохозяйственных дивизий общей численностью около 2,5 млн. человек. Это, по сути, настоящая трудовая армия. Помимо хозяйственной деятельности Корпус используется для подавления волнений местных жителей. В 2000 году был принят закон об участии народных ополченцев Корпуса в охране общественного порядка.

В Синьцзяне расположен ядерный полигон Лобнор, где Китай провел в 1964 году испытания своей первой атомной бомбы, а затем и первой водородной. Здесь находятся крупные военные базы и полигоны, где испытывается новая военная техника и проводятся военные парады.

Российский военный аналитик Илья Плеханов пишет, что СУАР является также полигоном новых социальных технологий, которые ведут к созданию «цифровой диктатуры», «расистского полицейского государства» и «дистопии», то есть антиутопии. Дело в том, что в Синьцзяне китайские власти проводят, как пишет российский аналитик, самый большой социальный эксперимент современности, под прикрытием заявлений о борьбе с терроризмом и экстремизмом отрабатывая «модель установления будущего тотального электронного и биометрического контроля за населением». Госдеп США весной 2018 года уже выражал свою озабоченность «беспрецедентными мерами по надзору за населением» в Китае.

В 2016 году миллионы уйгуров Синьцзяна сдали свои паспорта властям для «безопасного хранения». В 2017 году все жители СУАР прошли медосмотр, в ходе которого собирались образцы ДНК, информация о группе крови и биометрические данные. Были также записаны образцы речи, то есть, создана голосовая база, которая позволит в дальнейшем автоматически устанавливать личность по прослушке любого разговора. В 2016 году всем, кто пользовался иностранными мессенджерами в Синьцзяне, попросту закрыли доступ к Интернету. Жители Синьцзяна также должны устанавливать на свои автомобили датчики, по которым спутники могут отслеживать их передвижение. Машины без этих систем нельзя продать, их не станут заправлять на АЗС. В СУАР установлено 40 тыс. видеокамер, оснащенных системой распознавания лиц, которые уведомляют полицию, если состоящие на подозрении у силовых структур люди отдаляются от места жительства или работы на 300 метров.

В Синьцзяне также создано несколько тысяч «образовательных лагерей», куда уйгуров отправляют насильно и где они проходят интенсивную идеологическую обработку. По данным Business Insider, с апреля 2017 года через эти лагеря прошли сотни тысяч людей. В «образовательных лагерях» уйгуров заставляют рассказывать о любви к Китаю, коммунистической идеологии и компартии, петь патриотические песни, маршировать и смотреть пропагандистские видеоролики. Уйгурам читают лекции об этническом единстве, религиозной терпимости, они также изучают китайский язык.

Эти меры китайских властей в какой-то степени являются ответом на подрывные действия западных спецслужб. Сепаратистские организации «Исламское движение Восточного Туркестана» и «Восточно-Туркестанская ассоциация образования и солидарности» Синьцзяна особенно активизировались с 1990-х годов, отмечает индийское издание Zee News.

«Исламское движение Восточного Туркестана» взяло на себя ответственность более чем за 200 террористических актов, в результате которых погибли не менее 162 человек и более 440 получили ранения.

Синьцзянские сепаратисты даже пытались организовать вооруженное восстание против китайских властей. В 2007 году в уезде Акто произошло столкновение между исламистами и китайской полицией. В 2009 году в результате подавления полицией массовых выступлений уйгуров 129 человек были убиты и около 1600 ранены. По данным уйгурских эмигрантов, число погибших достигло 600.

Если контроль над Венесуэлой имеет значение для США не в последнюю очередь по причине ее богатейших запасов нефти, то отторжение от Китая Синьцзяна важно для американцев потому, что здесь находятся крупнейшие месторождения урана и других полезных ископаемых, составляющих три четверти всех минеральных ресурсов КНР.

Российский ученый-китаист Олег Зотов пишет, что «Восточный Туркестан – ключевой фактор мировой политики, ибо втянут в конфликтные процессы Большого Ближнего Востока, являясь при этом наиболее важной (экономически) и уязвимой (стратегически) провинцией КНР. На Синьцзян непосредственно влияют события в Афганистане и бассейне Каспия».

Кроме перехвата у Китая контроля над месторождениями Синьцзяна США интересует и нефть Каспийского бассейна, включая Казахстан. «Китай скупил 60% третьего по величине в мире нефтяного месторождения под Актюбинском и проложил из Казахстана трубопровод до административного центра Синьцзяна – Урумчи. В данных обстоятельствах США надеются не столько на свои планы военного «окружения» Китая, сколько на окружение его обманчивыми дипломатическими интригами, пишет Зотов, цитируя книгу «Новая Большая игра: кровь и нефть в Центральной Азии» немецкого военного журналиста и писателя Лутца Клевемана.

«Россия хотела бы, чтобы нефть шла на север к ее границам, – пишет Лутц Клевеман в своей книге, вышедшей в свет в 2003 году, но не утратившей актуальности. – Иран хотел бы, чтобы она шла на юг в сторону Тегерана. А Америка хотела бы, чтобы трубы шли либо на запад, к давнему соратнику Турции, либо на восток к новому союзнику в регионе, Афганистану».

«Если Китай признан главным соперником США в Большой игре, то главным козырем в ней следует считать Синьцзян – «ключ к Китаю и всей мировой политике», – пишет Клевеман.

Ключевое значение Синьцзяна хорошо понимали Чингисхан и Тимур, которые предоставили равноправие уйгурам и создали свои империи на двуединой основе. Нестабильность Синьцзяна сохранялась на всем протяжении истории КНР, так как реального равноправия с ханьцами у уйгуров и других народов Синьцзяна никогда не было.

Безусловно, политика китайских властей в Синьцзяне с каждым годом становится все более изощренной, но прочного успеха не приносит. Отчуждение местного населения от властей КНР нарастает. Власти Китая способны лишь затормозить, но не устранить сопротивление неханьских народов, считает большинство независимых экспертов.

Задача отрыва Синьцзяна от Китая или, по крайней мере, распространения хаоса в этом регионе является для США едва ли не важнейшей в новой Большой игре XXI века – в схватке за мировую гегемонию.

Кто победит в этой борьбе за мировое господство, предсказать невозможно. Однако, вмешательство в схватку гигантов третьих стран, как это недавно сделала Турция, чревато для них риском проигрыша независимо от того, кто станет победителем грандиозного геополитического противостояния двух ведущих мировых держав.

Реклама на веке
Как разместить
В переобучение россиян вложат 2 млрд рублей США получили доступ к стратегическому космодрому в Бразилии
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются
Реклама на веке
Как разместить
Реклама на веке
Как разместить