18+
  1. «Тольяттиазот»: по следам «Хромой лошади»

«Тольяттиазот»: по следам «Хромой лошади»

«Тольяттиазот»: по следам «Хромой лошади»
Первый приговор по делам о крупнейшем пожаре, произошедшем в пермском ночном клубе «Хромая лошадь», унесшем в декабре 2009 года жизни 156 человек, оглашен 14 мая Ленинским районным судом Перми в отношении совладельца клуба Константина Мрыхина.

Всего в уголовном деле фигурируют 8 обвиняемых. Дело в отношении Константина Мрыхина было выделено в отдельное производство, поскольку он долгое время скрывался от российского правосудия в Испании.

В июле 2010 года Мрыхин был объявлен в международный розыск, а уже в августе он был задержан испанскими правоохранительными органами. В июле 2011 года он был экстрадирован и передан в руки российского правосудия.

В середине мая суд постановил лишить Константина Мрыхина свободы на 6,5 лет, а также обязал выплатить в общей сложности 200 млн. рублей морального и имущественного ущерба, нанесенного пожаром в клубе.

Это пример истории, в которой справедливость восторжествовала, виновных нашли, они понесут реальное наказание и ответят перед пострадавшими и родственниками погибших.

Но так в российской судебной практике случается, к сожалению, не всегда. Гораздо чаще виновникам трагедий с многочисленными человеческими жертвами, особенно если они принадлежат крупному бизнесу, удается уйти от наказания. При этом по-прежнему самый надежный способ избежать преследования по закону – это скрыться за границей.

Вообще, для российского бизнеса характерно вести свои дела из далеких стран: можно нарушать законы, ставить на карту человеческие жизни, через отлаженные схемы получать теневую прибыль, и при этом не бояться, что в случае чего придется отвечать за совершенные преступления.

В частности, такая модель реализована в настоящее время владельцами и руководством ОАО «Тольяттиазот» – предприятия, которое замечено в систематическом нарушении норм промышленной безопасности.

Так, например, в феврале 2011 года Ростехнадзор выявил на заводе более полутысячи нарушений в области промышленной безопасности.

Эти нарушения носят критический характер, и представляют огромную опасность не только для работников завода, но и для всего региона. По результатам проверки выяснилось, что до 80% средств контроля, управления, сигнализации и противоаварийной защиты выработали свой ресурс, не обновлялись и не ремонтировались с момента ввода завода в эксплуатацию в 1976 году! Изношено основное производственное оборудование: многие узлы «исчерпали 20-летний срок эксплуатации». Без соответствующих разрешений и сертификаций были внесены конструкционные изменения в стратегически важные узлы, в том числе магистральный газовый трубопровод.

На заводе «отсутствует необходимый резерв оборудования для обеспечения подмены эксплуатирующегося оборудования в случае возникновения отказов, неисправностей и для поверки». При этом часть производственного комплекса «эксплуатируется без разрешения на эксплуатацию» – указано в предписании Ростехнадзора. Некоторые сотрудники не имеют аттестации в области промышленной безопасности, а на предприятии не проводятся учебные тревоги.

Все это свидетельствует о том, что руководство предприятия не принимает должных мер по обеспечению безопасности производства, даже несмотря на то, что «Тольяттиазот» входит в перечень опасных промышленных объектов. При этом предприятие производит крупнотоннажные партии опасных химических веществ – аммиака и метанола, используя для этого огромные количества природного газа. Все это означает, что на предприятии в любой момент может случиться авария, весь вопрос только в масштабах возможной трагедии. Более того, взрыв или утечка на одном предприятии может вызвать детонацию емкостей и хранилищ горючих и отравляющих веществ во всей промзоне – на других предприятиях. В этом случае масштабы трагедии трудно даже вообразить.

Бывший президент корпорации «Тольяттиазот» – Владимир Махлай – предусмотрительно покинул Россию в 2006 году, задолго до наступления возможной катастрофы. При выборе места своего дальнейшего проживания Махлай проявил большую дальновидность. Поэтому он обосновался не где-нибудь, а именно в Лондоне – городе, являющемся надежным прибежищем для тех, кто имеет веские основания скрываться от российского правосудия. Кстати, вместе с Владимиром Махлаем из России эмигрировал его некогда ближайший сподвижник, вице-президент корпорации «Тольяттиазот» Александр Макаров.

Вот уже более года назад Владимир Махлай отошел от дел, а его место в Совете директоров предприятия и обслуживающего его «Тольяттихимбанка» занял его младший сын Сергей Махлай. Он распределяет финансовые потоки предприятия с помощью «ручного» генерального директора Тольяттиазота – Евгения Королева. Интересно, что занимается всем этим Сергей Махлай из-за рубежа – несколько лет назад он тоже покинул родину и теперь живет в солнечной Калифорнии.

Андрей Махлай, старший сын Владимира Махлая, выбрал местом жительства Швейцарию, откуда контролирует реализацию торговых контрактов предприятия совместно с Андреасом Циви – владельцем двух основных швейцарских трейдеров ТоАЗа: компаниями Ameropa AG и Nitrochem Distribution AG.

Кстати, согласно недавним сообщениям СМИ, Королев в начале этого года получил 5-летний вид на жительство в Великобритании. Эксперты расценивают этот как первый шаг на пути получения права на постоянное проживание в Лондоне.

К слову, Евгений Королев уже бывал у своего «хозяина» в гостях в Лондоне после неприятного разговора, состоявшегося 23 марта этого года в Министерстве промышленности и торговли РФ, куда его вызывали «на ковер». Впрочем, он частый гость у Махлая-старшего. Поэтому «пути отхода» нынешний генеральный директор «Тольяттиазота», можно сказать, уже отрепетировал.

Таким образом, процесс управления заводом происходит излюбленным для недобросовестного российского бизнесмена образом – опасное производство располагается в России, а его хозяева проживает за рубежом и считают прибыль.

Тем временем брошенный руководством на произвол судьбы завод отравляет жизнь местным жителям и каждый день угрожает авариями.

Возникает ряд закономерных вопросов: какие меры предпримет государство, когда изношенное до отказа оборудование в один непрекрасный момент рванет и ядовитый аммиак расстелется по территории Самарской области колоссальной по своим масштабам и последствиям экологической катастрофой, убивая все живое?

Кто будет отвечать за техногенную катастрофу, которая может произойти на предприятии? Как известно, руки российского правосудия далеко не всегда могут дотянуться до тех, кто скрывается за границей, особенно в Великобритании. Наши герои хорошо это понимали, когда несколько лет назад приняли решение об эмиграции.

Получается, что компенсационные выплаты многим тысячам тех, кто может пострадать и родственникам погибших в этом химическом аду в таком случае ляжет на плечи государства, ведь призвать к закону тех, кто в действительности будет нести ответственность за катастрофу, будет невозможно.

Последние новости
Еще из раздела «Версии»