18+
  1. В Бурятии филиал Россельхозбанка занялся мошенничеством?

В Бурятии филиал Россельхозбанка занялся мошенничеством?

В Бурятии филиал Россельхозбанка занялся мошенничеством?
Вокруг бурятского филиала Россельхозбанка разразился громкий скандал, связанный с мошенничеством его сотрудников, которые, оформляя фиктивные кредиты, требуют затем с ничего не ведающих граждан их погашения.

ЦитатаДолжен – не должен, платиКонец цитаты

В Бурятии филиал государственного банка, несмотря на установление следствием факта мошенничества его сотрудниками, продолжает требовать от людей погашения фиктивно оформленных кредитов.

Далекая история, близкая многим

Несколько десятков жителей села Орлик (Республика Бурятия) оказались в сложной ситуации — с каждого из них Россельхозбанк требует погашения кредитов, к которым граждане, по их собственному заявлению, не имеют никакого отношения.

Принять позицию сельчан Россельхозбанк пока не готов — внутреннее расследование подтвердило, что сотрудники местного отделения злоупотребляли полномочиями, однако к возбуждению уголовного дела именно с подачи банка и автоматическому оправданию граждан это не привело.

Сегодня ситуация - палка о двух концах. С одной стороны граждане говорят, что пока не доказан факт их участия в оформлении кредитов, банк не может требовать с них денег, с другой стороны и банк, уповая на то, что пока граждане под подозрением, как потенциальные участники кредитных историй, финансовая организация спокойно может требовать свои деньги и, соответственно, действует абсолютно в правовом поле.

Самая известная из бурятских «должников» жительница поселка Орлик Дулма Мунконова. Вот ее собственная история: «В январе 2016 года в мой адрес из Бурятского РФ АО «Россельхозбанк» (далее РСХБ) поступило требование о досрочном возврате задолженности, в котором утверждается, что, якобы, я, с марта 2011 года заключила договор поручительства по кредитному договору.

Ознакомившись с указанным письмом в январе 2016 года я подала в дополнительный офис РСХБ в Окинском районе заявление о том, что я не знакома с заемщиком гр. М. по кредиту, поручителем по указанному в требовании кредиту не являюсь, об указанном кредите, где я выступала поручителем, я узнала лишь, получив почтовое письмо, и попросила банк провести расследование и предоставить мне копии документов по указанному кредитному договору.

В апреле 2016 года так же в мой адрес из РСХБ поступило требование о досрочном возврате задолженности, в котором утверждается, что, якобы, я, с октября 2014 года заключила кредитный договор. Поскольку, как утверждает автор уведомления, мною обязательства по договору в полном объеме не выполнены, задолженность по состоянию на 18.04.2016 года перед РСХБ составила 116 049,35 руб., в том числе, срочная задолженность 94 500 руб., просроченная задолженность по основному долгу 15 750 руб., просроченные проценты за использование кредитными средствами 5 505,86 руб., неустойка – 293,49 руб. которые я должна погасить.

На указанное требования я также направила письмо о проведении банком расследования и предоставлении мне копии документов по указанному кредитному договору. До настоящего времени письменной информации от РСХБ о проведенной работе по выяснению обстоятельств по заключению договора поручительства и договора кредитования не поступало. Из устных пояснений сотрудников РСХБ мне стало известно, что соответствующие заявления направлены для проведения проверки в правоохранительные органы.

С июля 2016 г. на мои мобильные номера начали поступать звонки и смс из коллекторских служб о возврате долга. На устное обращение в РСХБ мне пояснили, чтобы я не обращала внимания на звонки и что передача долга, пусть даже не законно оформленного кредита, является нормой для банка.

По данному делу я была допрошена в следственном отделе УФСБ РФ по Республике Бурятия и предоставила образцы подписи для проведения подчерковедческой экспертизы. Старший следователь СО УФСБ РФ майор юстиции Скопинцев И. Н. документально подтвердил о наличии в их производстве уголовного дела по обстоятельствам оформления и выдачи кредитных договоров РСХБ на мое имя и гр.М., где указал, что материалами дела установлены фиктивность действия сотрудников дополнительного офиса РСХБ №3349/59/07 в с.Орлик Окинского района РБ по оформлению кредитов и денежные средства по указанным кредитам гр.М. и я не получали. Но, не смотря на наличие уголовного дела, по инициативе БФ АО «Россельхозбанк» с августа 2016 года продолжается гражданский процесс, где представители банка требуют возврата денежных средств, которых я не получала и кредитные договора с РСХБ не заключала…».

Более того, в день подписания кредитного договора Дулма Мунконова находилась в служебной командировке в Улан-Удэ, что подтверждается справкой с места работы и копией приказа о направлении в командировку. От Улан-Удэ до Орлика 770 км. Таким образом, она физически не могла подписать указанный договор поручительства. Разве что на личном самолете или вертолете. Но так уж у нас повелось, что простые селяне такого транспорта в личном пользовании чаще всего не имеют.

В банке не без уродов?

В июле 2016 года тот самый скандальный дополнительный офис одного из крупных банков России АО «Россельхозбанк» закрылся. Кстати, единственный офис этого банка на всю округу, где местные жители получали зарплаты, пенсии, социальные пособия, туда же обращались за кредитами. Очень, надо сказать, вовремя закрылся.

Сейчас уже известно, что таких «должников» в этом районе у Россельхозбанка несколько десятков человек, а иск банка к «должникам» находится в одном из судебных участков Улан-Удэ – большинство ответчиков по иску проживают в том самом несчастном Орлике на расстоянии, которое для небогатых селян неподъемно в том смысле, чтобы ездить каждый раз на заседание в областной центр. Люди уже написали ходатайства в суд о рассмотрении гражданского дела в отсутствии ответчика согласно ст. 167 ГПК РФ.

И все-таки, когда ответчика, которому есть что сказать истцу, нет очно на заседании, банку легче отстаивать свою позицию. А позиция одна – пока нет официального решения о том, что ты не «рыжий», будь добр – плати. Это позиция на сто процентов государственного банка. Хотя в самом банке уже подтвердили информацию о том, что сотрудники «одного из офисов», скажем так, «злоупотребляли». А это, как минимум, нарушения Конституции РФ, закона «О персональных данных», закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», закона «О банках и банковской деятельности». С точки зрения УК РФ это может называться мошенничеством.

«Банком при проведении внутренней проверки в рамках работы с проблемной задолженностью заемщиков физических лиц Бурятского регионального филиала в их действиях, а также в действиях работников дополнительного офиса установлены признаки уголовно наказуемых деяний, по результатам анализа которых банком направлены соответствующие обращения в правоохранительные органы» - это информация из пресс-службы банка.

Однако, уголовное дело именно против тех самых «работников дополнительного офиса» пока на стадии обсуждения. Есть уголовное дело лишь по факту фиктивных кредитных договоров, которое находится в производстве уже год, а теперь в ожидании подчерковедческой экспертизы растянется еще на не определенный срок., хотя, даже не будучи сыщиком, но живя в двадцать первом веке, любой человек знает, что видеокамеры в банке – это норма, что распечатка телефонных звонков и биллинг (месторасположение фигуранта(абонента) в момент совершения вменяемого деяния) выдаются сотовым оператором следователям по одному щелчку правоохранительной системы.

Из этой информации можно составить целый фильм с полным представлением – кто где был, кто что делал, а главное – кто что НЕ ДЕЛАЛ. Например, не брал кредит, погашения которого теперь с него требуют.

Так что, дело по Россельхозбанку, которое ведет местное УФСБ, пусть даже при нехватке следователей, пусть даже у каждого из них по несколько десятков дел на руках – на самом деле простое, как белый день. При желании срубить «галку» за раскрытие здесь можно в течение пары месяцев, а не гонять людей из одного кабинета в другой - однако авторство преступным деяниям в лице конкретных сотрудников местного отделения пока никому не спешат приписывать. Может, потому, что банк государственный, правоохранительные структуры тоже – то есть, это организации и люди из одной системы, над которыми тоже стоят одни и те же люди, во власти которых приказать казнить или миловать, исполнять честно свой профессиональный долг или… просто сделать вид, что работаешь.

В бурятской истории следствие откровенно «делает вид», чем и пользуется банк, требуя погашения кредитов – причем, сейчас уже не по установленному кредитным договором графику платежей, а целиком. Спешат банкиры от государства – вдруг людей признают не должниками, с кого долги требовать? А когда свое возьмут – попробуй после с банка забрать свои деньги.

Тем более, что страхование по кредиту дело добровольное – а любой заемщик понимает, что страховка значительно увеличивает ежемесячные выплаты. Вообще, по жизни большинство заемщиков не знает о том, что банк не вправе отказывать клиенту в выдаче кредита, если он не соглашается на оформление страхового полиса, и соглашается на данную процедуру только из-за боязни отказа – особенно когда менеджеры банка по-своему очень хитро и невзначай привязываю кредит к страховке.

Не исключение и клерки Россельхозбанка, тем более, у РСХБ есть собственная страховая структура и, соответственно, взаимовыгодный интерес.

В печальной бурятской истории «должники» о страховках даже не слышали. Оно и понятно – с одной стороны, если человек не брал кредит, ему не могли и предлагать страховку, с другой стороны, если следствие и сам банк признал, что некие клерки занимались фиктивными договорами – то клерки, хоть и аферисты, но люди взрослые и неглупые, понимали, что «прокатить» обычного селянина на порядок легче, чем страховую компанию, с которой связываться себе дороже. Казалось бы, сам по себе этот факт – дополнительный козырь следствию для доказательства непричастности людей к оформлению кредитов. Но… следствие, следователь, отдел, управление – это все маленькие винтики одной большой машины под названием государственная система.

Россельхозбанк – тоже винтик из той же системы, этакой мельницы, где люди – мука, этих перемелешь – других подвезут. Видимо, система считает, что «муки» на всех хватит – а значит, бурятская история, скорее всего, лишь одна из многих подобных. Просто сейчас мы услышали крик о помощи бурятских селян, оставшихся один на один с «монстром» Росельхозбанком, спушенным государством с цепи, но осмелившихся сказать – мы не рабы.

Будем ждать писем людей из других регионов, где происходит подобный беспредел, в том числе, и с участием государственных структур – будем сообщать обо всем, что касается отношения государства к своим собственным жителям, отношения к россиянам чиновников всех мастей, которых выбираем мы сами, будем просто пытаться помочь простым людям, рассказывая всему миру их горькую правду…

Тем более, что уже есть очень похожая история из Краснодарского края, где депутат Госдумы Наталья Костенко, реагируя на массовые обращения жителей станицы Отрадная обратилась в Генпрокуратуру с просьбой проверить деятельность «Россельхозбанка», якобы оформившего кредиты на не подозревающих об этом жителей Краснодарского края. Часть обратившихся к депутату написали заявления в правоохранительные органы, но о результатах проверки им не сообщают и на допросы не вызывают. Сам банк косвенно вину признал, сообщив, что часть кредитных документов на самом деле были фальсифицированы сотрудниками филиала и по этим случаям возбуждены уголовные дела, а сам филиал, где работали мошенники, фигурирует потерпевшей стороной. Какой стороной окажутся жители станицы Отрадной – не ясно даже близко. Возможно, в итоге банк предложит станичникам подавать иски непосредственно к бывшим сотрудникам, оформлявшим «липу» - а банк окажется, как всегда, ни причем.

Справка: АО «Российский Сельскохозяйственный банк» (Россельхозбанк) — один из крупнейших банков РФ, специализирующийся на финансировании предприятий агропромышленного комплекса. 100% акций РСХБ находятся в государственной собственности. Основные направления деятельности — обслуживание и кредитование корпоративных клиентов, привлечение средств населения во вклады. На 1 марта 2017 года нетто-активы банка — 2 914,69 млрд рублей (5-е место в России), капитал (рассчитанный в соответствии с требованиями ЦБ РФ) — 386,49 млрд, кредитный портфель — 1 728,31 млрд, обязательства перед населением — 626,03 млрд.

Где самый «дешевый» выход из банка?

Эксперты говорят, что разрулить ситуацию может почерковедческая экспертиза или хотя бы доказательство клиентами банка, что в дату подписания договора они находились в другом месте. Но Дулма Мунконова уже подтвердила, что в тот роковой день находилась от ныне несуществующего офиса на расстоянии свыше семисот километров – а коллекторы тем не менее продолжают одолевать, а банк знай себе твердит – не обращайте внимание, обычное дело. Вот хоть убейте – но я лично не знаю ни одного человека, для которого звонки и смс-ки от коллекторов – обычное дело. Особенно на фоне шокирующих методов, которые используют при работе с должниками профессиональные сборщики долгов.

По словам партнера независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры» Вячеслава Косакова, в судебной практике подобные дела не редкость: «Судебные дела, в которых истец предъявляет требование к заемщикам или поручителям по договорам, которые последние не подписывали, достаточно часто встречаются, особенно в делах с участием банков-банкротов». НО ведь Россельхозбанк совсем не банкрот – он пятый в банковском рейтинге страны плюс к тому он государственный, что в теории наводит на мысль, что такое учреждение должно быть немного мягче к своим клиентам и намного больше заботиться об имидже «чистого» банка, не погрязшего в скандалах и тупом выбивании долгов с нищих селян из далекой бурятской глубинки. Ан нет. Имидж Россельхозбанка точно в том же, что и у частных банков – вернуть свое по любому!

Эксперты портала SotniBankov.ru для избежания подобных ситуаций рекомендуют периодически запрашивать в БКИ (бюро кредитных историй) информацию о своей кредитной истории, где можно увидеть все имеющиеся оформленные кредиты, кредитные карты, поручительства, а также допущение просрочки по кредитам.

Рекомендация дельная – однако, не стоит забывать, что наша история про жителей поселка, где до ближайших соседей десятки километров через тайгу и горы, а до цивилизации – сотни миль. Да, интернет сейчас есть почти везде – но и здесь наша история про самых что ни на есть простых селян, одолеваемых нелегким бытом и нищетой – нет у них ни времени, ни возможности сесть за ноутбук и пообщаться с бюро кредитных историй в поисках себя.

Что же касается возможного финала, если почерковедческая экспертиза докажет непричастность всех нынешних ответчиков, они могут подать на банк уже свои иски – о взыскании морального вреда. В соответствии с позицией Верховного суда размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств.

Но все эти характеры, объемы и степени вины простым людям еще придется доказывать. Доказывать при помощи юристов, услуги которых тоже стоят денег. Доказывать в суде, находящемся за сотни километров от дома. Кто из людей будет готов к этому в случае, когда с них упадет хотя бы груз нынешней кредитной ответственности?

«Реальный» Россельхобанк

Похоже, государственный банк все предусмотрел и на случай проигрыша – проигрыша в этой истории. А что выигрывает и проигрывает банк вообще – по жизни?

Некоторые эксперты говорят, что сегодня банк, возглавляемый сыном главы Совбеза Николая Патрушева Дмитрием, все чаще напоминает «шарашку», в которой абсолютные неучи пытаются хоть как-то залатать дыры в своих финансах, появившихся как на фоне непрофессионализма руководства, так на откровенном криминале.

Скандал с кражей 1,6 миллиарда рублей у «Росагролизинга» и «Россельхозбанка», где в уголовном деле за сотню томов, а в качестве свидетелей в нем мелькают известные люди: экс-глава «Росагролизинга» Елена Скрынник, липецкий губернатор Королев и его воронежский коллега Гордеев, а главным подозреваемым пока проходит общий друг всех вышеперечисленных господ бывший высокопоставленный чиновник Минсельхоза Олег Донских, еще далек до завершения. Ибо, по слухам, нынешние свидетели вполне сами могут оказаться в подозреваемых – ну, просто он не мог, будучи правой руки бывшей главы Минсельхоза Елены Скрынник, в одиночку воровать миллиарды.

Что касается банка – то с 2009 по 2015-й государство вложило в него без малого 250 миллиардов рублей. Дмитрий Патрушев возглавил РСХБ в 2010, с хода принявшись увеличивать проблемные активы банка, закончив 2015-й с 70 миллиардов убытка против 45,4-х в 2014-м.

Но, несмотря на это, кризисный РСХБ тратится на дорогие покупки – решив, к примеру, закупить продукт от Microsoft почти на миллиард. Но за почти утопленный государственный банк Патрушев-младший еще и был награжден почетной грамотой от Минсельхоза «за многолетний добросовестный труд в системе АПК».

А ведь Россельхозбанк и при Патрушеве и до него никогда не отличался особо щепетильным подходом к ведению бизнеса. Здесь и кредитование фирм знаменитой банды Цапков, и рейдерство, подобное захвату ранее кредитованных им самарского агрохолдинга «Группа АЛИКОР» и алтайского агрохолдинга «Изумрудная страна».

Коррупция и отчаянная нехватка денег в российском бюджете, судя по всему, скажется и на Россельхозбанке. С одной стороны вполне вероятным видится снижение финансирования банком фермеров, с другой – поиск лишних денег по собственным «сусекам», такой, как жесткая, даже где-то жестокая позиция по возврату просроченных кредитов. История бурятского Орлика – яркий пример того, как утопающий хватается за соломинку. Ему не помогли сотни миллиардов из казны – спасут ли несколько миллионов от бурятских селян? Или Россельхозбанк решил галопом по все регионам? Глядишь – тысячи россиян вгонит в нищету, еще годик и продержится. О каком тут уже имидже речь – денег нам давайте, своих, чужих – без разницы. Должен – не должен, плати – потом разберемся. Позиция государственного банка.. позиция государства…

Последние новости