18+
  1. В Крым через Украину? Россиян не пустят!

В Крым через Украину? Россиян не пустят!

В Крым через Украину? Россиян не пустят!
Прошлым летом, после возвращения Крыма в Россию, я поехала поездом к своей севастопольской сестре - погостить и заодно узнать, какие произошли изменения в ее жизни после того, как она стала россиянкой. Наша младшая сестра подъехала позже. Она живет в Николаеве, где мы, три сестры, родились и выросли.

Но жизнь давно развела нас по разным городам. Я, старшая, после школы поехала учиться в Москву и позже стала москвичкой. Средняя, Тамара, вышла замуж за моряка и уехала к нему в Севастополь. Младшая, Надя, осталась в родном городе. Но однажды, после развала нашей огромной страны, я для своих сестер стала иностранкой.

Однако все годы мы встречались: то сестры приезжали ко мне в Москву, то я ехала к ним. Поддерживали одна одну. Потому что развал страны с закрытием предприятий, резким скачком цен, с разделением Черноморского флота – очень отразился на здоровье наших мужей. И стали мы все три вдовами...

Этим летом я тоже планировала поехать в Севастополь. Но когда украинские власти прекратили движение поездов в Крым, решила добраться туда автобусом вместе с младшей сестрой, заехав сначала к ней в Николаев. Она заранее купила нам билеты и мы обе вечерним автобусом Одесса-Севастополь поехали к Тамаре, которая с нетерпением ждала нас в гости. Ехали долго. Позади – Херсон, Новая Каховка, наконец пограничный пост Украины. Было три часа ночи. Пассажиров попросили выйти из автобуса.

- Не разбредайтесь, идите колонной вон туда, к блок-посту, - сказал наш водитель, который остался ждать пассажиров из Крыма.

Мы с вещами пошли к границе, буквально нащупывая ногами дорогу в темной бескрайней степи. На небе ни звезд, ни месяца, настоящая южная ночь. Только впереди тускло мерцал свет фонарей на нескольких столбах. Туда мы и направились. Но вот дорогу перегородили бетонные блоки. Мы остановились. А вдали ярко светился крымский блок-пост. Там, на крымской земле нас ждал другой автобус, который доставил бы в Севастополь. Но сначала надо было преодолеть украинскую границу, потом пройти почти километр по ничейной полосе.

Но пока мы, прибывшие пассажиры автобуса, стояли и ждали, когда украинские стражи границы выпустят нас из огороженного загона. Нам приказано было подходить к ним по очереди, не толпиться. Приказ был выполнен, все молча по двое подходили к проему между блоками с паспортами в руках. Пограничники с фонариками осматривали их. Подошли и мы с сестрой. И вдруг в сонной тишине раздался вопль одного из пограничников:

- Россиянка?! А ну-ка отойдыть у сторону!

Это он обращался ко мне, увидев мою краснокожую паспортину.

- И конечно же, у вас нет специального разрешения на въезд в Крым? – сказал он. Молодой красивый чернявый парень говорил с явным злорадством. Он был горд, что выловил в толпе «диверсантку»!

- Какое разрешение? У меня в зарубежном паспорте штамп о пересечении государственной границы! Его в поезде, при въезде в Украину, поставили ваши коллеги. А теперь я хочу покинуть Украину, еду в Севастополь. Почему для этого надо иметь еще какое-то специальное разрешение? Ведь я не прибыла к вам из Крыма, а уезжаю от вас! Где логика? – возмущалась я, показывая штамп в своем паспорте.

- Вы мэнэ разумиетэ? - спросил чернявый, зачем-то переходя на украинский язык, хотя до этого прекрасно говоривший по-русски. – Трэба дозволення.

- Нет, не понимаю! В связи с чем разрешение? И где, кем оно выдается? Почему об этом нет никакого объявления на автовокзале?

- В интернете сообщалось, - пограничник снова перешел на русский.

- И кто выдает такое разрешение? Кто-нибудь знает? – обратилась я к стоящей толпе. Но народ безмолствовал. Все боялись что-либо сказать, каждый наверное мечтал в ту минуту побыстрее покинуть этот блок-пост и вперед, в Крым! Только моя младшая сестричка стояла у проема между бетонных блоков и безропотно ждала меня. Я ей сказала, чтоб она не ждала, а шла дальше одна. Судя по всему, у меня впереди долгие выяснения.

- Покажите мне, что это за новые правила, у вас ведь есть интернет?- спросила я и тут же поняла, что поставила пограничника в неловкое положение. Какой тут интернет, если у прохода через границу даже света нет! Бродят в кромешной темноте с фонариками.

К нам подошел еще один пограничник, на вид постарше чернявого, невысокий и белобрысый. На хорошем русском он коротно мне объяснил, что специальные разрешения нужно потому, что Крым – временно оккупированная территория.

- Кем оккупированная?! Россией?! И что по-вашему, Россия, выселив местных жителей, завезла в Крым сибиряков, дальневосточников, якутов?.. Как жили там люди, так и живут, только теперь живут лучше! Например, моя сестра получает там такую же пенсию, как я в Москве. Хотя продукты, проезд на транспорте стоят намного дешевле, чем в столице. И вообще, люди рады, что они теперь россияне. Ведь Крым веками был российским! И будет нашим всегда! – выпалила я ошарашенным пограничникам, явно не ожидавшим такого эмоционального взрыва от дамы почтенного возраста.

И вдруг поймала себя на мысли: почему я, украинка по национальности, считаю Крым российским и так радуюсь его возвращению в родную российскую гавань? Неужто только потому, что у меня давно российский паспорт? «Продалась москалям», - бросали мне в лицо в прошлом году на моей исторической родине некоторые бывшие друзья и даже родственники. Да нет, не продалась, а за долгие годы жизни в России, в Москве, заразилась чувством справедливости, свойственным многим россиянам. И сейчас не могла слышать такие несправедливые слова! Люди проголосовали за присоединение к России, а их считают «временно оккупированными»! И делают пакости: то прекратили подачу днепровской воды в крымский канал, то прервали железнодорожное сообщение. А телевидение постоянно распространяет про Крым несусветные слухи... Теперь вот придумали специальное разрешение. От собственного бессилия? «Не съем, так понадкусую», как гласит украинская пословица?.

Мою тираду прервал один из пограничников.

- Вместо того, чтоб читать нам лекцию, бегите лучше на автобус, который привез вас сюда, он вот-вот отправится назад. Иначе проторчите потом здесь долго, - посоветовал чернявый.

- А будете выступать, арестуем за попытку незаконного пересечения границы, - пригрозил белобрысый. - Поставим отметку в паспорте, и вас больше на Украину не пустят. Вы этого хотите?

Нет, конечно. А ведь могут и такое сделать. И доказывай потом...

Я поспешила к автобусу. Весь свой гнев вылила на водителя – почему не предупредил заранее насчет паспорта? Он стал оправдываться, мол, объявлял, только я, дескать, не услышала. И уже не стал требовать плату за обратный

проезд. Ведь я еще в Николаеве уплатила ему до самого Севастополя. Вот только туда не доехала.

Все места были заняты согласно проданным в Крыму билетам, поэтому пришлось полпути проехать стоя. Я поинтересовалась по дороге, неужели все пассажиры – туристы из Украины, отдыхавшие в Крыму? Оказалось, многие ездили к друзьям и родственникам. Ни годы, ни расстояния, ни границы не разъединили людей. И наши отношения с сестрами доказали это. Мы всегда были и будем самыми близкими, родными людьми, какие бы новые запреты не вводились.

В Николаев прибыла около семи утра и тут же помчалась к кассе, выяснить, почему нет объявления насчет посещения Крыма россиянами? Кассирша указала на маленький листок бумаги за толстым стеклом темно-зеленого цвета, висевший в углу. Прочитать что-либо почти невозможно. Не удивительно, что моя младшая сестра, купившая нам билеты в Севастополь, его не заметила. Написано там по-украински мелкими буквами. Кассирша вытащила листок и любезно протянула мне: читайте, только никуда не отходите. Из текста следовало, что «на временно оккупированные территории Украины нужно специальное разрешение». А что речь идет не только про Донбасс, но и Крым – ни слова. Но как же можно отправлять своих соотечественников на «временно оккупированную территорию»? Хотя бы из соображения безопасности людей не должны делать этого. Но почему-то не пускают россиян. Не логично!

И где получить такое разрешение – неизвестно. Почему бы не написать об этом объявление большими буквами возле окошка кассы?

- А оно нам надо? Кто это будет делать?- удивилась кассирша.

Добравшись до интернета я узнала следующее. Да, 4 июня нынешнего года кабинет министров Украины своим постановлением № 367 ввел новые правила выезда и въезда в Крым. Попасть на полуостров украинцам – нет проблем. А для иностранцев и конкретно россиян необходимо получить отдельное разрешение миграционной службы.

А там я узнала, что оформление специального разрешения займет не меньше недели. Мало того, для получения его нужны основания, например, доказать, что в Крыму проживают ваши родственники, которые хотят вас видеть. То есть, крымские родственники или друзья должны вам выслать приглашение.

Но нет никакой гарантии, что приглашение действительно станет основанием для получения специального разрешения. Словом, украинские власти делают все,

чтобы в Крым через Украину ездили только украинцы. Хотят таким образом показать им, что Крым, вопреки воле самих крымчан. по-прежнему украинская территория.

Ну что ж, а нам россиянам, пока не построят мост, придется летать в Крым самолетом. Что я и сделала, вернувшись в Москву. Тем более, что билеты совсем не дорогие – 7.500 рублей туда и обратно. Будем летать.