Заповедный спецназ Артура Мурзаханова

Заповедный спецназ Артура Мурзаханова
С 22 марта смотрите на телеэкране историю об уникальном человеке. Бывший боец спецназа Юрий Тарханов бросает вызов преступникам, уничтожающим озеро Байкал. Действие многосерийной картины разворачивается в местном национальном парке, где Тарханов борется с криминалом – на суше и на воде. Битва идёт не на жизнь, а на смерть.

Этот анонс боевика случайно услышал на телеканале НТВ и тут меня осенило. Ба! Да ведь я знаком с прототипом главного героя!

Несколько лет назад знакомство с Артуром Мурзахановым мне повезло свести вначале в социальных сетях. Виртуальный друг ежедневно удивлял короткими, но емкими постами, комментариями с философским подтекстом, а также уникальными фотографиями животного мира. Неординарность личности этого человека просвечивала в каждой его публикации в Facebook, «ВКонтакте» и «Живом Журнале». А потом мы встретились в Москве. После совещания в Минприроды, куда Артура позвали поделиться опытом борьбы с браконьерами, он долго и душевно рассказывал о себе и семье, о природных университетах и борьбе с рыбной мафией…

Спасибо семье и матушке-природе

Реклама на веке
Как разместить

Артуру Мурзаханову повезло родиться в глухой таежной деревне Ашеваны Омской области. Простая татарская семья, но с громкой княжеской фамилией. Мурза в переводе с тюркского — «принц», а хан — «правитель». Так вот, мама знатного правителя заведовала фельдшерско-акушерским пунктом. О главе семейства стоит сказать особо. Рахимжан — отец «аристократической» семьи — с малых лет познал немалую нужду. Потеряв в детстве ногу, он всю жизнь доказывал себе и людям свою нужность и полезность. Был охотником, работал монтажником, газоэлектросварщиком, выучился на радиста… Короче говоря, у Артура всегда был перед глазами родной и близкий пример для подражания.

Меня могут спросить, что хорошего появиться на свет в сибирской глухомани? Просто первой книгой для Артура стали заповедные места его малой родины. С детства он начал постигать азбуку природы. Следы зверей, гнезда птиц, работа воды и ветра вызывали неподдельный интерес у подростка. Он учился читать живую книгу лесов и рек, восторгался их неповторимой красотой. А еще ему до слез было обидно встречать в этой мудрой книге жизни загаженные человеком страницы: вырубленные деревья, мусорные свалки, покалеченное зверье. Короче говоря, природа и семья заложили тот морально-нравственный фундамент неординарной личности, который и сыграл свою роль в формировании характера Мурзаханова-младшего. Характера — ершистого и твердого как сибирский кедр.

«После школы стоял выбор – поступать в военное училище либо на факультет охотоведения. Отец очень хотел, чтобы я стал военным, — вспоминает Артур. — Не мытьем так катаньем отец все-таки переубедил меня. Однажды в гости к нам, как бы случайно, заглянули местный военком и охотовед. Военком рассказывал, как хорошо быть военным, а охотовед — как плохо быть охотоведом».

Военное училище Артур Мурзаханов окончил с красным дипломом. Потому и был оставлен в стенах родного училища командиром взвода курсантов. Потом командовал спортивной ротой. Военная служба складывалась вполне успешно. Все оборвалось в 90-е годы. Принимать участие в развале армии было выше сил и принципов Мурзаханова. Он подал рапорт и ушел в отставку. Нет, это был вовсе не крах карьеры. Просто судьба наконец-то подарила ему шанс осуществить заветную мечту!

На дежурство заступает опергруппа «Баргузин»

Природоохранный стаж Артура Мурзаханова начался в Прибайкальском национальном парке на острове Ольхон. С первого взгляда он влюбился в местную природу: изумрудные ковры разнотравья, вековые лиственницы и сосны, гордые скалистые утесы и нежно-золотистые песчаные дюны. Беда заключалась только в том, что в 90-е годы рыночного безвластия проблемы на берегах священного озера Байкал стали нарастать с ужасающей быстротой. По вине «человека неразумного» с острова, окутанного множеством древних легенд и мифов, исчезали редкие виды растений, птиц и животных. «Украшениями» заповедной земли становились незаконно построенные халупы, стада диких автотуристов и горы мусора. Спасение уникального ландшафта, памятников древней истории, защита от браконьеров потребовали от руководства неординарных мер. Являясь инициативным по характеру, директор национального парка Юрий Захаров сформировал оперативную группу защитников природы, а в трудовой книжке Артура Мурзаханова появилась запись: государственный инспектор ФГБУ «Прибайкальский национальный парк». Затем в его биографии был Кроноцкий заповедник на Камчатке и снова – Байкал, ФГБУ «Заповедное Подлеморье».

Если кто помнит, в советские времена был такой плакат «Счастье — в борьбе!» Это цитата из анкеты-исповеди 47-летнего классика политэкономии Карла Маркса. На вопросы этой анкеты я попросил ответить и Артура Мурзаханова. Скажу сразу, счастья от борьбы мой герой не испытывает. Но вот на вопрос: «Ваше любимое изречение» он ответил: «На войне как на войне». И это как нельзя лучше характеризует личность охранителя природы.

«Несмотря на статус особо охраняемой природной территории экологические беды и криминальные разборки не обошли стороной эти места. Особо беспредельничали на Байкале браконьеры. А ведь здесь немало уникальных мест. Например, Чивыркуйский залив. Практически 8 месяцев в году, с небольшими перерывами, в заливе нерестятся ценные виды рыб — хариус, омуль, сиг. Представляете, какое раздолье для вольных промысловиков! Наши «пациенты», как я их называю, многие годы чувствовали себя здесь хозяевами жизни. Особо предприимчивые «бизнесмены» благодаря криминальному промыслу, который стал едва ли не промышленным, получали немалые барыши. Руководство поставило тогда перед нами задачу — навести в «Заповедном Подлеморье» порядок. Объявлением войны браконьерам всех мастей стало создание «заповедного спецназа». Именно так нашу оперативную группу «Баргузин» позднее окрестил ваш брат-журналист», - рассказывает Артур Мурзаханов.

Вначале «рыболовная каморра» пыталась подкупить инспекторов — не получилось. Тогда пустили в ход угрозы. Было всё — наезды братков, провокации, протараненные лодки. Все попытки приручить заповедный спецназ потерпели неудачу. В одном из отчетов того времени читаю: опергруппа «Баргузин» свела незаконный вылов рыбы к минимуму. За полтора года было заведено 26 уголовных дел, составлено 106 административных протоколов и 52 определения, изъято более 60 километров сетей и 6 тонн рыбы.

Вместо послесловия

Сегодня помощник директора ФГБУ «Заповедное Прибайкалье» Артур Мурзаханов по-прежнему занят любимым делом. Как и прежде отстаивает идею бескомпромиссной борьбы с браконьерами. Я позвонил в Иркутск и поздравил Артура с выходом на телеэкран фильма о нем и его заповедном спецназе. А в ответ услышал: «Давай лучше поможем госинспектору Байкальского заповедника Сергею Красикову. Слышал, наверное, он задержал с поличным пятерых браконьеров, пострадал от наезда их автомобиля и при этом сам стал фигурантом уголовного дела. Ему вменяют превышение должностных полномочий. Сергея знаю лично как честного и преданного своему делу инспектора. Таких людей в заповедной системе можно по пальцам пересчитать».

Как стало известно «Веку», историю с Красиковым уже взяли под особый контроль полномочный представитель президента РФ в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев и председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин.

Фото из архива А.Мурзаханова

Реклама на веке
Как разместить
Младшие сотрудники Goldman Sachs жалуются на 95-часовую рабочую неделю Сенат утвердил Уильяма Бернса, выдвинутого Байденом, на пост директора ЦРУ
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются