18+
  1. Клинтон, Блэр, Ренци готовы продолжать борьбу

Клинтон, Блэр, Ренци готовы продолжать борьбу

Клинтон, Блэр, Ренци готовы продолжать борьбу
Центристские тяжеловесы говорят о глобальном росте правого популизма, и о том, как его можно остановить, сообщает «Гардиан». Клинтон признает, что была обескуражена поражением на выборах 2016 году.

Лево-центристская партия Ренци после взлета потерпела поражение в голосовании в Италии, в стране, названной им «инкубатором» популизма. Блэр, может быть, не проигрывал на избирательных участках, но его возможности, особенно в Европе, опрокинул референдум по Brexit. Все трое испытывают отчуждение со стороны некоторой части собственных партий, лево-центристов обвиняют в том, что им не удалось предложить достаточно радикальную альтернативу. Все трое продолжают серьезно размышлять о популизме правого крыла, о его причинах и представляемой им угрозе, об ошибках лево-центристов, включая их собственные, и о том, как современная политика, судя по всему, мобилизует возмущение против тех, кто воспринимается как элита. Все это явно проявляется в беседах, которые Guardian провели с каждым из троих в октябре и ноябре в рамках полугодового исследования роста популизма в мире.

Клинтон говорила в тишине своего нью-йоркского кабинета накануне промежуточных выборов. Она призналась, что до сих пор «абсолютно ошеломлена» своей неудачей, и обсудила сиюминутную привлекательность напористых кандидатов, якобы прямолинейных, обращающихся, по ее словам, к эмоциям людей, а не к доводам. «В данный момент сила выглядит по-настоящему привлекательной, не хватает понимания или напоминания о том, к чему это может привести, - считает Клинтон. – Думаю, здесь больше психологии, чем политики…. Свобода обременительна. Тяжело подняться, взять на себя ответственность, постараться принять все решения».

Все трое утверждают, что одна из важных проблем действующих политиков состоит в том, что детальная, обоснованная аргументация имеет мало шансов противостоять абсурду популистов, чья упрощенная, пышная риторика способна заглушить просчитанную программу здравоохранения или искренние слова о либеральных ценностях. К тому же, политики не сдерживают более своих обещаний.

С этим согласен Блэр: «Политическое пространство доказательств и дебатов стало очень трудным для курирования и понимания, потому что вверглось в водоворот воспаленной политической риторики, смены позиций, нет стремления действительно достичь взаимопонимания».

Ренци, ушедший в отставку лидер итальянской лево-центристской демократической партии, заявил: «Общественные СМИ создают впечатление, что вы участвуете в решении вопросов с президентом, а ничто не меняется. Моей невероятной ошибкой было непонимание технологий ненависти, и ненависть была сконструирована за рубежом и внутри страны».

«В Италии мы упустили шанс бороться с популизмом, - говорит Ренци. - Мы проиграли выборы, потому что… предпочли быть очень рассудительными и бесстрастными. Мы позиционировали себя как правительство, спасшее Италию от экономического бедствия…

Мы были теми, кто решает проблемы, почти технократами. Это было нашей ошибкой…». Клинтон тоже готова признать ошибки, по ее мнению, способствовавшие ее поражению два года назад. В их числе - отказ от смелых экономических идей, таких, как универсальный базовый доход. «Я старалась оказаться в положении, дающем возможность ответить на все трудные вопросы, но я не получила трудных вопросов… Я их ждала. Я могла ответить. И я баллотировалась против того, кто даже не претендовал на то, что он вообще заботится о политике».

Особой темой, нарушающей согласие между центристами, все трое назвали миграцию, утверждая, что лево-центристы должны выдвинуть разумную альтернативу поспешному популизму правых.

По утверждению Блэра, центристы должны признать иммиграцию предметом обеспокоенности для широких слоев избирателей, этим нельзя пренебрегать. Ренци, напротив, считает, что высокую тревожность в его стране нагнетают словесные описания популистов. «Проблема не в самой иммиграции, а в страхе перед иммиграцией», - считает он.

Клинтон сформулировала свою позицию, состоящую в том, что демократам следует принять иммиграцию в США, где пребывает 11 миллионов незарегистрированных иммигрантов, в то время, как Трамп использует страх перед мигрантами для поддержания своей политической базы. Демократы, заявила она, не должны опускаться до жестокого обращения с мигрантами.

Всех троих опрошенных политиков беспокоят последствия для либеральной демократии, если дебаты инфантилизируются, оппоненты объявляются вне закона, то есть проявляются неотъемлемые признаки правого популизма.

Блэр заявил: «Если ваше общество разделено на две группы людей, культурно противоположных друг другу, не разговаривающих друг с другом, выслушайте обоих…на каком основании они решили, что другая группа лишена легитимности?»

Ренци утверждает, что атмосфера конфронтации взращивает «обстановку ненависти». «Это проблема нового поколения, они приучены к ненависти и зависти. Раньше, если вы хороший предприниматель, журналист или художник, первой реакцией была похвала, но теперь первая реакция вовсе не восхищение, а оспаривание. Мы потеряли чувство уважения».

Клинтон заявляет, что политическая линия должна быть начертана более смелыми красками, чем план из десяти пунктов. «Настоящая проблема в том, как вы несете большой плакат, сообщающий: мы – для вас. Мы намерены продвигать политику и проводить законы для поддержки не только тех, кто наверху, как в планах Трампа, но действительно пропитывать ими всю общественную жизнь…»

Свое интервью она завершает на горестной ноте: «Я полностью за цивилизованное обсуждение, но тот, кто проигрывает выборы, не может изменить происходящего и вернуть правила, действовавшие в течение многих лет. К сожалению, то, как сейчас действуют наша пресса, политики, особенно общественные СМИ, люди вознаграждают кликами, возмутительными комментариями. Вот что получает награду, и это надрывает мое сердце».