18+
  1. США запустили «дело Гонгадзе-2018» против Порошенко?

США запустили «дело Гонгадзе-2018» против Порошенко?

США запустили «дело Гонгадзе-2018» против Порошенко?
С самого первого дня 2018 год начался для украинского президента Порошенко с неприятностей. Пусть, на первый взгляд, новость о том, что в реке под Киевом нашли труп женщины-адвоката, и не имела прямого отношения к украинской власти и лично к Порошенко.

PR-мясорубка для новогоднего убийства

Итак, утром 1 января 2018 в реке около села Демидов под Киевом было найдено тело местного адвоката Ирины Ноздровской. Женщина была полностью раздета, на теле - множество колото-резаных ран. По словам членов ее семьи, Ноздровская пропала 29 декабря прошлого года, с тех пор о ней ничего не было известно.

Громкое дело сразу же стоит разделить на пропагандистскую версию и фактическую сторону, которые сильно противоречат друг другу. Крайне подозрительно выглядит поведение украинских СМИ – уже с обеда 1 января они начали яростно раскручивать информповод, освещая убийство как под копирку и именуя погибшую не иначе как «известная правозащитница». Хотя информповод о гибели малоизвестного юриста, каким бы трагическим он ни был, не стоит такого сверхвнимания на грани массовой истерии. Плюс абсолютное большинство СМИ раскручивают «дело Ноздровской» по одной стандартной методичке, пересказывая изложенную выше пиар-историю об «известной правозащитнице». При этом никто не может объяснить, почему погибшую при жизни мало кто знал. А такая оперативность говорит о том, что люди, стоящие за «раскруткой» версии об «известной правозащитнице», были полностью готовы еще до того, как было найдено тело.

Итак, согласно PR-версии, «известная правозащитница» сумела восстановить справедливость, в декабре 2017 года добившись того, что суд приговорил убийцу ее сестры к 7 годам тюрьмы. Сестра юриста погибла в ДТП в сентябре 2015 года, ее сбил на машине односельчанин – местный наркоман, который, правда, оказался племянником председателя Вышгородского районного суда, поэтому, как утверждают СМИ, влиятельные родственники пытались вывести виновника ДТП из-под удара и «спустить дело на тормозах». Соответственно, и «стрелки» сразу же были переведены на семью виновника, который как раз накануне 2018 года был приговорен к лишению свободы сроком на 7 лет.

Украинские телеканалы обрушили самую настоящую канонаду, подводившую аудиторию к простому выводу: «известная правозащитница» добилась справедливости – в отместку коррумпированные местные чиновники ее убили». «Главная версия следствия – профессиональная деятельность», - такими заголовками вмиг запестрели украинские СМИ.

Нетипичный «правозащитник»

Правда, действительность не отвечает пропагандистской постановке. Хотя погибшая на самом деле занималась юридическим сопровождением дела о наезде на ее сестру, но этого недостаточно, чтобы называться правозащитницей, потому что Ноздровская решала в первую очередь свой личный вопрос. Какое отношение имеет личная месть за гибель близкого человека к правозащитной деятельности? Точно так же не выдерживает критики эпитет «известная», потому как до массированной информационной арт-подготовки о Ноздровской никто не знал. Да и информация о том, как она помогала защищать права других людей, отсутствует напрочь.

Зато есть иные данные, иллюстрирующие «правозащитницу» с другой стороны. Известно, что в 2015 году Ноздровская работала юристом в предвыборном штабе «Движения за реформы», а в день голосования 25 октября просто не вышла на работу и отключила телефон, в один момент «умножив на ноль» работу тысяч людей, занятых в избирательной кампании. Чисто психологически такое поведение не вяжется с образом правозащитника, который борется за права простых людей. А видео на YouTube, когда Ноздровская не своим голосом в присутствии телекамер орет на судей, свидетельствуют о том, что погибшая легко впадала в неадекватное состояние. Кроме того, источники из числа правозащитников утверждают, что и окружающие – семья и односельчане – не очень любили погибшую. Что также не вяжется с образом правозащитника, который бескорыстно помогает людям и пользуется уважением за свою работу.

Саакашвили, США, Браудер

Но дальше еще интереснее – на момент гибели юрист трудилась в одном из подразделений «Движения новых сил» Михаила Саакашвили. «И то, что ее убьют, знали очень многие… Это была хроника объявленного убийства», - громогласно заявил бывший президент Грузии, не уточнив, кто эти «очень многие» и где их искать. Интересное совпадение - сам Саакашвили прокомментировал новость об убийстве в унисон с украинскими СМИ, отвечавшими за «раскрутку». И в унисон с позицией посольства США, внезапно обратившего внимание на инцидент.

Посольство США, громогласно молчавшее после гибели Олеся Бузины и других резонансных убийств, неожиданно уделило внимание малоизвестному юристу. Сотрудники посольства сделали 2 января в 15:33 такую запись в Twitter: «Потрясены и огорчены убийством правозащитницы Ирины Ноздровской. Выражаем наши самые глубокие соболезнования близким и родственникам. Виновные должны быть привлечены к ответственности».

Как оказалось, твит американского посольства был только разминкой. Дело о гибели малоизвестного юриста внезапно поднял на щит сам Уильям Браудер (основатель Hermitage Capital Management), который считается инициатором истории с антироссийским «Актом Магнитского». Британский инвестиционный банкир и влиятельный финансист прямо пригрозил Порошенко и его окружению новым «Актом Магнитского» в случае, если не найдут виновных в убийстве. А эти люди, чтобы вы понимали, случайно ничего не делают.

Свой «Гонгадзе» для Порошенко

Честно говоря, история с раскруткой убийства киевского юриста со старта вызывает массу аналогий со знаменитым «делом Гонгадзе». Напомним, киевский журналист и один из основателей проамериканского интернет-издания «Украинская правда» Георгий Гонгадзе исчез осенью 2000 года. Спустя несколько недель после его пропажи в Таращанском лесу под Киевом был обнаружен труп без головы, который был заявлен как тело оппозиционного журналиста. А в ноябре 2000 года лидер Социалистической партии Украины Александр Мороз в помещении Верховной Рады воспроизвел диктофонные записи, якобы сделанные в кабинете тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы. И хотя офицер государственной охраны, который взял на себя «прослушку» кабинета украинского президента, признал, что вел записи на цифровой диктофон, СМИ сразу окрестили их «пленками Мельниченко». А в США, куда бежал сам майор Николай Мельниченко, ФБР постановило, что записи являются настоящими.

В результате сенсационного разоблачения на Украине вспыхнул острый политический кризис. Тогдашняя украинская оппозиция прямо на Крещатике разбила палаточный городок под лозунгом «Украина без Кучмы!». 9 марта 2001 года толпа пошла на штурм администрации президента, в ходе которого произошли яростные столкновения между милицией и протестантами, десятки человек пострадали, были задержаны и получили сроки.

К слову, после прихода к власти Ющенко расследование дела о гибели Гонгадзе пошло ни шатко, ни валко. Складывается впечатление, что ближе к концу срока Ющенко на посту президента Украины власть просто назначила стрелочника в виде генерала Алексея Пукача, руководившего в 2000 году в МВД службой наружного наблюдения. Кто был настоящим заказчиком, зачем Кучме была нужна расправа над малоизвестным журналистом и т. д. – все эти вопросы остались без ответа. К слову, мать журналиста Леся Гонгадзе до своего последнего дня отказывалась признавать находку в Таращанском лесу телом своего сына, заявляя: «То, что я видела, не принадлежит моему сыну. Я много раз повторяла следователям из ГПУ, что у Гии был гораздо меньший размер ноги, чем у трупа, найденного в Тараще, и, кроме того, пулевое ранение у сына было в правую руку, а не в левую, как у того трупа, что мне показали в 2000 году».

Главное другое – с подачи США коллективный Запад нарек Кучму виновником расправы с оппозиционным журналистом и начал «закручивать гайки» с прицелом на международную изоляцию. Нестыковки (мать не признает тело, «пленки» на самом деле являются цифровыми записями, которые легко монтируются на любом компьютере, и т. д.) никого не волновали.

В свою очередь, «дело Гонгадзе» и «пленки Мельниченко» подорвали легитимность украинской власти во главе с Кучмой в глазах миллионов украинцев. Оппозиционные СМИ и политическая оппозиция во главе с Виктором Ющенко, Александром Морозом и Юлией Тимошенко активно раскручивали миф об «антинародном режиме», на руках которого кровь оппозиционного журналиста Георгия Гонгадзе. Этот миф о «преступной власти» сыграл огромную роль в мобилизации сторонников «оранжевой революции», вспыхнувшей в конце ноября 2004 года после второго тура выборов президента, в котором участвовали «демократ» Ющенко и «донецкий бандит» Виктор Янукович.

Что касается новогоднего убийства юриста Ноздровской, то, как и в «деле Гонгадзе», на следующий же день украинские СМИ начали нагнетать обстановку, обвинив Порошенко в том, что виновных ищут слишком медленно. Здесь нужно пояснить, что расследование убийства – это компетенция МВД, которое не входит в квоту президента. Сейчас МВД возглавляет один из лидеров партии «Народный фронт» Арсен Аваков, поэтому Порошенко формально не может влиять на работу министерства и полиции. А уж тем более отдавать прямые указания – ускорить или замедлить ход расследования. И уже 2 января несколько сот человек провели митинг у здания главка полиции Киевской области, во время которого несколько человек спортивного телосложения набросилось на начальника областной полиции Дмитрия Ценова.

Фальшивое покушение на Саакашвили

Какие угрозы несет дело Ноздровской для президентской власти во главе с Порошенко – вот вопрос №1. И здесь настораживает пассивность Саакашвили, который громогласно грозил власти, но на деле не использовал информповод для уличных акций, которые в последнее время сдулись. Да и в предыдущие дни, будем откровенны, не вызвали серьезного отклика у украинцев.

Надо сказать, что украинская власть не сидела сложа руки. Осознав после твита посольства США и угроз Браудера, что можно «получить по шапке», полиция оперативно назначила виновным отца Дмитрия Росошанского, который сбил сестру Ноздровской два года назад. Исполнителей не смутило, что старик после инсульта передвигается с палочкой, поэтому вряд ли мог похитить женщину 29 декабря, отвезти в укромное место и изрезать ножом. А потом еще доставить труп к реке и сбросить его в воду на видном месте, чтобы спустя считанные часы его смогли обнаружить. В общем, версия о старике-убийце, который хотел отомстить за сына, не выдерживает никакой критики.

С другой стороны, источники сообщают, что люди Саакашвили рассматривают минимум два варианта, как использовать убийство Ноздровской, которое СМИ раскрутили до статуса резонансного. В окружении Саакашвили уже заявили, что с 21 января снова начинают уличные акции. Кроме того, соратники экс-президента Грузии прорабатывают вариант организации фальшивого покушения на Саакашвили, чтобы обвинить в этом украинскую власть, а убийство Ноздровской использовать в качестве подтверждения. В том смысле, что эта власть на все способна, даже на убийство неугодных – так что нечего удивляться попытке «убрать» главного раздражителя для Порошенко & Co.

Поэтому можно смело прогнозировать, что угроза в виде римейка «дела Гонгадзе» никуда не исчезла. Проблема только приостановлена, а где именно она ударит по позициям киевской власти – вопрос открытый.

Последние новости