18+
  1. А казачок-то... засланный?

А казачок-то... засланный?

А казачок-то... засланный?
Федеральное агентство по недропользованию неожиданно навлекло на себя сильный гнев "Роснефти". Нефтяная компания пожаловалась в Минприроды на деятельность агентства и одновременно обратилась в Арбитражный суд города Москвы.

Причиной таких действий "Роснефти" стала победа ЛУКОЙЛа в конкурсе на право пользования недрами в пределах Восточно-Таймырского участка. "Роснефть" считает, что её заявка была лучше, чем предложение конкурента. Агентство по недропользованию, со своей стороны, утверждает, что оценка конкурсных предложений находится в его компетенции и решение о выборе победителя сделано на основании того, что заявка ЛУКОЙЛа в большей степени отвечала установленным требованиям. Решать, кто в этой ситуации прав, будет суд, первое заседание которого назначено на 14 сентября. В качестве обеспечительной меры оформление лицензии заблокировано на неопределённый срок.

На первый взгляд, масштаб усилий, предпринимаемых "Роснефтью" для того, чтобы ЛУКОЙЛ не смог работать на Восточном Таймыре, не соответствует потенциальным запасам лицензионного участка. На нём выявлено всего 4,5 млн тонн нефти, 0,5 млн тонн конденсата и 9,3 млрд куб. м газа категории Д2, а сам участок расположен вдали от инфраструктурных объектов и сложен в освоении. В масштабах "Роснефти" это сущий пустяк - на одном только шельфе Арктики компания имеет 48 участков с перспективными ресурсами 41,8 млрд тонн нефтяного эквивалента. Причём осваивать эти огромные ресурсы компания не спешит. В начале текущего года "Роснефть" обратилась в Роснедра с просьбой скорректировать условия лицензий на 12 участках в Охотском, Баренцевом, Печорском, Восточно-Сибирском морях. На этих участках пора начинать работы, но компания не имеет ни финансовых, ни технических возможностей, чтобы это сделать и просит перенести сроки хотя бы на год-два.

С финансами компания испытывает очень серьёзные проблемы. Согласно отчёту за 1 квартал 2015 года, задолженность "Роснефти" достигла астрономической величины - 3,27 трлн рублей. В дополнение компания взяла 855 млрд рублей предоплаты за будущие поставки нефти, что тоже является формой долга. Для сравнения - суммарные обязательства "Роснефти" уже вдвое превышают государственный внешний долг Российской Федерации. К концу 1 квартала, по данным Центрального банка, Россия была должна иностранным кредиторам 1,93 трлн рублей (включая непогашенный остаток долга бывшего СССР). Новые займы за рубежом компания не может привлекать из-за санкций, в внутри страны денег в таких масштабах нет. Чистая прибыль "Роснефти" выглядит мизерной по сравнению с долгом - 56 млрд рублей по итогам 1 квартала 2015 года, что на 36% ниже аналогичного показателя 2014 года. Компания регулярно осуществляет попытки получить деньги из Фонда национального благосостояния, но даже накопленных в фонде денег не хватит на решение финансовых проблем "Роснефти".

Испытывая острую нехватку в деньгах, компания вынуждена сокращать работы не только на труднодоступных шельфовых проектах, но и на традиционных месторождениях. Отложена разработка Тагульского и Байкаловского месторождений, входящих в стратегический Ванкорский проект. На Тайгульском, согласно лицензии, первая нефть должна была быть получена в 2014 году, теперь же срок сдвинут на 2018 год. Байкаловское месторождение компания теперь планирует разрабатывать только 2023 году вместо запланированного 2019 года. Отложена также разработка Куюмбинского и Юрубчено-Тохомского месторождений, что создало проблемы для "Транснефти", которая строит нефтепровод Куюмба-Тайшет, основываясь на ранее заявленных планах по добыче нефти в регионе. Из-за того, что "Роснефть" срывает планы ввода месторождений, проложенный нефтепровод рискует остаться недозагруженным. Очень плохо обстоят дела у "Роснефти" в перерабатывающем секторе - по данным ВНИПИНефть 8 из 9 заводов компании объявили о нарушении сроков ввода новых установок, что грозит нехваткой топлива на внутреннем рынке.

Зачем же "Роснефть", считающая запасы миллиардами тонн и не имеющая возможности их разрабатывать, устроила отчаянную борьбу за небольшой участок недр, к тому же находящийся в отдалённом регионе? Один из возможных ответов на этот вопрос заключается в том, что Восточно-Таймырский участок расположен на границе шельфовой зоны и его успешная разработка станет значительным аргументом в пользу того, чтобы допустить ЛУКОЙЛ к работе на шельфе. Сейчас это невозможно, поскольку закон "О недрах" разрешает работать на шельфе только госкомпаниям. Однако, у госкомпаний освоение шельфа получается не слишком хорошо - за всё время "Роснефть" не смогла подготовить к добыче ни один выданный ей участок. Государственный бюджет нуждается в увеличении доходов, поэтому возможность расширения потенциальных участников разработки шельфа становится вполне вероятной.

Такая версия активности "Роснефти" представляется вполне обоснованной. ЛУКОЙЛ умеет эффективно разрабатывать нефтяные месторождения даже в самых сложных условиях. Один из недавних примеров - выдача ЛУКОЙЛу Имилорского месторождения, имеющего статус участка недр федерального значения. Месторождение характеризуется сложным геологическим строением. В 1993 году лицензию на разработку Имилора получил "Ноябрьскнефтегаз", входивший в состав "Сибнефти". Компании не удалось обеспечить ввод месторождения в эксплуатацию, в результате чего лицензия была отозвана. Вслед за "Сибнефтью" попытала счастья на Имилоре Тюменская нефтяная компания, но и она не смогла покорить строптивое

месторождение. Лицензия была повторно передана в нераспределённый фонд. ЛУКОЙЛ, получивший возможность работы на месторождении в конце 2012 года, ввёл его в эксплуатацию за рекордно короткий срок и уже добывает на нём нефть. Успех сопутствует ЛУКОЙЛу и в других масштабных проектах, например, в совместном с "Башнефтью" освоении месторождений им.Требса и им.Титова в Ненецком автономном округе.

Существует и другое, конспирологическое, объяснение действий "Роснефти". Хотя компания, занимаясь постоянным сутяжничеством, обосновывает свои действия исключительно заботой о государственных интересах, остается за скобками содержание её акционерного портфеля. Не стоит забывать о значительной доле британского капитала, который отошел к зарубежным владельцам после сделки по приобретению ТНК-BP. Пакет более 20 процентов позволяет не просто получать дивиденды, но и влиять на стратегию и тактику компании. Общеизвестно, что Великобритания является одним из «мейджоров», формирующих антироссийские настроения и активно призывающих к ужесточению санкций. Высокая зависимость "Роснефти" от долгового финансирования делает её более сговорчивой и послушной влиянию акционеров с «туманного Альбиона», в интересах которых торможение любых проектов, увеличивающих поступление средств в российский бюджет. На первый взгляд, такая версия представляется фантастической, но сопоставление фактов показывает, что уже много лет "Роснефть" изо всех сил тормозит развитие арктических шельфовых проектов и при этом крайне болезненно реагирует на попытки других компаний осуществить проекты, которые могли бы значительно пополнить бюджет России в нынешнее непростое время.