18+
  1. Абызов станет абы министром?

Абызов станет абы министром?

Абызов станет абы министром?
До формирования нового кабинета министров остается примерно месяц, но СМИ и политологи продолжают гадать, в какой пропорции туда войдут люди Владимира Путина и Дмитрия Медведева. Одна из самых больших интриг набора кадров нового правительства - расстановка фигур в сфере ТЭК.

По слухам, у действующего президента большие шансы провести туда свою команду.

Пока непонятно, останется ли в правительстве вице-премьер Игорь Сечин, курирующий российскую энергетику. По мнению многих экспертов, это второй после Кудрина министр, с которым у Дмитрия Медведева не сложились отношения. Как считает первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин, если Сечин останется в правительстве, то влияние нового премьера будет изначально подорвано.

«Наблюдатели сходятся на том, что в случае отставки Сечина кабинет покинет и министр энергетики Сергей Шматко, которого именно нынешний вице-премьер привел в правительство в 2008 году, - пишет политолог на Политком.Ru. - На пост министра энергетики рассматривается кандидатура Михаила Абызова, в январе нынешнего года ставшего советником Медведева. В 2011 году он стал координатором Общественного комитета сторонников Медведева, сформированного во время думской избирательной кампании. С этого времени Абызов входит в команду действующего президента, отвечая за реализацию проекта «большого правительства». Понятно, что Медведеву в кабинете министров нужны будут свои люди - и одним из них может стать Абызов».

По данным РБК daily, в настоящее время в правительстве идут дискуссии о возможной отставке в ключевом отраслевом ведомстве страны. То, что именно Михаил Абызов, которого многие считают человеком из команды Медведева, может возглавить Минэнерго, подтверждают не только источники «Века» в структурах власти, но и многие другие СМИ. Уточняется, что нынешний советник действующего главы РФ может стать даже не министром энергетики, но и целым вице-премьером.

Что и говорить, стремительный карьерный взлет для человека, который лишь недавно появился в публичной политике. К слову, Абызов, не успев возникнуть в администрации президента, вполне гармонично вписался в число кремлевских «выходцев из бизнеса». В символическом рейтинге доходов чиновников администрации президента РФ новичок сразу «взял» второе место, заработав в прошлом году почти 100 млн. рублей.

Напомним, до перехода на госслужбу Михаил Абызов возглавлял инжиниринговую компанию «Группа Е4», но бизнес, по его словам, оставил, хотя и продолжает занимать 76-ю строчку в рейтинге Forbes с состоянием $1,3 млрд. У новоявленного президентского советника обширный автопарк и единственное среди чиновников этого уровня частное авиационное средство - вертолет Robinson стоимостью не менее $750 тыс. В семейной собственности у Абызовых помимо земли и квартир есть даже недвижимость и гараж в пользовании в Великобритании. А еще советник президента любит мотоциклы. Сам он является обладателем Harley-Davidson и BMW K1200 LT. Свою любовь он привил и одному из сыновей, за которым тоже записан Harley.

Так кто же он такой - этот загадочный молодой (39 лет) и успешный чиновник и экс-бизнесмен? Согласно официальной биографии, Абызов окончил в 1993 году механико-математический факультет МГУ по специальности математик-программист. Но в ВУЗе говорят, что Абызов был отчислен со второго курса в 1989 году за академическую неуспеваемость, писали несколько лет назад «Промышленные ведомости».

В том же году Абызов стал гендиректором торговой лавки «Интер Шопс», а в 1991 году - коммерческим директором товарищества с ограниченной ответственностью «ЭМИКА». При поступлении на работу в РАО ЕЭС Абызов указал, что занимал должность заместителя гендиректора департамента промышленности и энергетики несуществующей Федеральной финансово-промышленной группы Управления делами Президента РФ - такой организации не значится в госреестре.

По данным СМИ, в 1996-1998 годах администрация Новосибирской области без тендеров заключила договора о поставке удобрений, сельхозтехники и горюче-смазочных материалов с фирмами «ОРТЭК» и «Агропромконтракт» (Абызов являлся директором первой фирмы и имел отношение ко второй). Цены на контракты были завышены на 60-80%. Под залог поставок «ОРТЭКу» незаконно передали 20% госпакета акций АО «Новосибирскэнерго». Эти акции так и остались у фирмы.

Спустя четыре года, в 2000-м, запутанными взаимоотношениями между Новосибирской областью и ОРТЭК заинтересовались правоохранительные органы, возбудившие уголовное дело против губернатора Мухи. Абызов проходил по делу в качестве свидетеля, но в конце 2001 года дело прекратили по амнистии.

Таким же недолговечным оказалось еще одно уголовное дело, связанное с «Новосибирскэнерго». В октябре 2003 года руководство компании обвинили в занижении объема переданной в 2002 году по сетям ГУП «Новосибирскоблэнерго» электроэнергии, из-за чего госпредприятию, по версии следствия, был нанесен ущерб в размере 72 млн. рублей. А через год, осенью 2004-го, и это дело было закрыто. На сей раз - за отсутствием состава преступления.

К тому времени Абызов уже служил заместителем председателя совета директоров «Новосибирскэнерго». Вскоре его пригласил Анатолий Чубайс в РАО ЕЭС своим заместителем, несмотря на его весьма юный (для такого назначения) возраст. Молодому бизнесмену была поручена сложная задача: обеспечить сбор платежей. И Абызов с этой задачей справился, действуя порой очень жестко и отключая неплательщиков от сети. Кроме того, по мнению наблюдателей, причина этого назначения могла крыться в совместно спланированной Чубайсом и Абызовым афере.

Осенью 1998 года, когда АО «Красноярскэнерго», в совет директоров которого входил Абызов, заключило договор с ЗАО «Независимый оператор рынка энергии и мощности» (НОРЭМ). Это предприятие не имело лицензии на участие в оптовом рынке электроэнергии. Цель сделки была благой - снизить задолженность этой региональной энергетической компании. Однако почему-то НОРЭМ для этого взялся частично оплачивать поставки электроэнергии с оптового рынка недостающей энергосистеме края, а «Красноярскэнерго» обязалось брать у компании в оплату за свои услуги векселя НОРЭМа, срок выкупа которых наступал через 5 лет. НОРЭМ брал плату с краевых потребителей, а сам расплачивался своими векселями. А ведь при этом электроэнергия закупалась краем по оптовой цене, а продавалась гораздо дороже. Векселя же через пять лет должны были обесцениться инфляцией. Красноярская энергосистема и бюджет могли понести серьезные убытки вследствие такой аферы. Но в 1999 году было возбуждено уголовное дело, и договор с НОРЭМом был аннулирован.

Однако фирм а успела таким образом получить 60-70 млн. рублей в обмен на свои бумажки. Кроме того, есть многочисленные утверждения о том, что схемы, аналогичные «норэмовской», и в дальнейшем реализовывались в тех энергетических компаниях, в чьи советы директоров входил Абызов.

Таким образом, этот деятель, играя на разнице оптовой и розничной цен на электроэнергию, через посреднические фирмы плел вексельную и долговую паутину вокруг многих денежных предприятий Сибири и ее региональных энергосистем. Также во время деятельности в РАО ЕЭС самый молодой и самый жесткий топ-менеджер курировал проект «Российские коммунальные системы» (РКС). В его рамках Абызов фактически разрешил губернаторам и мэрам не платить за электроэнергию в обмен на согласие пустить РКС в регионы.

«Хорошо быть Абызовым, когда за спиной Чубайс», - говорили некоторые наблюдатели семь лет назад, комментируя подчас весьма рискованные демарши Михаила Анатольевича, который, судя по всему, не боялся даже очень влиятельных недругов. Однако, чуть позже наш герой показал, что может справиться и без помощи «всероссийского аллергена».

В 2005 году Абызова пригласили Искандер Махмудов и Андрей Козицын для трансформации «Кузбассразрезуголь» в угольно-энергетическую компанию. Но партнерство не срослось, и уже в 2006 Абызов уступил оперативное управление «УГМК-холдингу» Козицына, но остался в совете директоров. В 2007 году Абызов не вошел в совет директоров ОАО «Кузбассразрезуголь», что означало его расставание с Искандером Махмудовым и начало выстраивания собственного энергоугольного холдинга.

В 2007 году компания Абызова Е4, занимающаяся возведением объектов энергетики «с нуля», договорилась о покупке акций крупнейшей российской компании в области строительства мостов «Мостотрест». Вскоре он нашел и другого партнера - экс-главу Сибирской угольной энергетической компании Олега Мисевру. Вместе они занялись реализацией угля ООО «Угольный разрез «Каннский».

В начале 2009 года возник конфликт между Е4 Абызова и ОГК-2, контролируемой «Газпромом». ОГК-2 заявила, что Е4 не выполняет обязательств по контракту на строительство двух парогазовых блоков на Ставропольской ГРЭС и не хочет возвращать выплаченный аванс. В итоге контакт был разорван, и энергетическая «дочка» «Газпрома» потребовала вернуть ранее выплаченный аванс в размере 8,8 млрд. руб. при цене договора порядка 32 млрд. рублей. Спор завершился в 2010 году, когда стороны пошли на мировую. Тем не менее, реализация инвестпрограммы ОГК-2 была затянута.

Надо сказать, в свое время «Группа E4» - одна из ведущих инжиниринговых компаний страны, объединяющая тринадцать холдинговых компаний, обеспечила себе неплохое количество заказов, когда РАО ЕЭС реализовывало свой план по увеличению энергомощности на 34,2 ГВт. Тогда структурам Абызова обломилась часть «общего пирога», стоимость которого составляла $110 млрд. Кроме того, с августа 2007 по январь 2011 года бизнесмен был председателем совета директоров ОАО «Мостотрест». Более того, Абызов долгое время являлся крупным акционером «Мостотреста», но через некоторое время продал свои акции Аркадию Роттенбергу.

И вот теперь «антикризисному энергетику», жесткому управленцу с неоднозначной репутацией прочат кресло главы Минэнерго, называя его человеком действующего президента. Впрочем, некоторые политологи считают, что теория относительно того, что господин Абызов станет министром энергетики или вице-премьером основывается исключительно на том, что он состоялся как бизнесмен именно от энергетики, а вовсе не на том, что он - человек действующего президента.

«Проблема в том, что не все члены медведевской команды являются людьми Медведева, - заявил «Веку» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. - Упомянутый Михаил Абызов является человеком команды Волошина, которого иногда путают с человеком Чубайса. Да, основную часть своего капитала он получил, работая под руководством Анатолия Борисовича, но, насколько мне известно, он все-таки прочно аффилирован с волошинским окружением. И в этой связи вопрос стоит не в том, насколько Владимир Путин готов подключить «медведевцев» к управлению реальной экономикой, то есть ТЭК, сколько в том, готов ли он делегировать эти полномочия людям Волошина».

По мнению эксперта, неизбежно то, что акцент управления энергетическими и политическими процессами при формировании аппарата уже Владимира Путина будет смещен в сторону администрации. «Если раньше, с 2008 по 2012 годы, бразды правления переместились со Старой площади на Краснопресненскую набережную, то теперь произойдет обратное перетекание полномочий. И мне кажется неизбежным создание экономической вертикали в аппарате президента. Причем там по большей части будет путинская команда, а не медведевская. И это приведет к довольно серьезным изменениям в системе управления отраслью», - отмечает Мухин.

Получается, даже если Михаил Абызов и займет ключевой пост в правительстве Медведева, большой вопрос, будет ли он реально контролировать процессы в энергетике. «Тот же Сергей Шматко сейчас в значительной степени зависит от решений Игоря Сечина, которые тот принимает, в том числе соотносясь с мнением Владимира Путина. Является ли влиятельным чиновником Сергей Шматко? Это как посмотреть. Если посмотреть снизу, то является, а если посмотреть сбоку и сверху - нет, не является. Это технический министр», - подчеркивает политолог.

Последние новости