18+
  1. Битва на еде за Храм-на-Драме

Битва на еде за Храм-на-Драме

Битва на еде за Храм-на-Драме
Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев призвал жителей Екатеринбурга повторно обсудить планы по строительству храма в городе. Один раз большинство горожан уже одобрило его строительство, но вчерашняя «битва» с оппозицией показала, что не все так просто.

13 мая жители Екатеринбурга вышли на акцию в защиту сквера у городского драмтеатра, на территории которого местная епархия РПЦ собирается построить храм Святой Екатерины, сообщило издание «Екатеринбург онлайн». Акция началась в 19 часов по местному времени. Возле сквера собрались около 2 тыс. человек.

Участники акции образовали цепь вокруг ограждения, окружающего сквер, и повалили забор. Затем они стали требовать приезда мэра Екатеринбурга Александра Высокинского и губернатора Евгения Куйвашева. Окружив палатку сотрудников Росгвардии, взявших под охрану территорию строительства храма, протестующие начали водить вокруг них хоровод, выкрикивая: «Мы за сквер!», «Оккупанты!», «Россия будет зеленой!»

В это время мэр и губернатор, как выяснили журналисты, были на пасхальной службе, где вместе с инициаторами строительства храма на камеру резали гигантский кулич.

Как сообщают местные СМИ, тендер на строительство храма выиграло ООО «Храм Святой Екатерины», основанное 15 февраля 2016 года. Учредители — глава УГМК Андрей Козицын, глава Русской медной компании Игорь Алтушкин и сама «Русская медная компания» (РМК).

Изначально храм хотели возводить в акватории городского пруда Екатеринбурга, его называли «храм на воде». Некоторые жители города были против и даже «обнимали» пруд, чтобы его защитить. В сентябре прошлого года Куйвашев одобрил место у драмтеатра и новый облик храма. И екатеринбуржцы стали «обнимать» сквер, чтобы спасти его. А сам храм в местных СМИ уже получил название «Храм-на-Драме», что вряд ли повышает его привлекательность в массовом сознании. Тем не менее, сторонники строительства храма 17 марта участвовали в общегородском молебне и выходили на крестный ход.

Между тем, к скверу подтянулись бойцы академии единоборств РМК. В их активе, как пишут СМИ, уже есть противостояние с противниками строительства Томинского ГОКа в Челябинской области.

Бойцы начали, применяя силу, выталкивать горожан с территории огражденного забором участка. При этом журналистам сломали камеру. С криком «За храм!» спортсмены восстановили забор и рассредоточились по его периметру. Из-за забора им кричали: «За сквер!» и «Позор!» Среди протестующих журналисты заметили знаменитого пранкера Лексуса. Когда сторонники сквера стали вновь раскачивать забор, спортсмены стали кидаться в них своей едой (!), которую они предусмотрительно захватили с собой.

Тогда протестующие стали собирать мусор, который швыряли на землю «защитники храма», вплоть до окурков, и складывать его в коробки, которые позже унесли с собой.

Полицейские в это время наблюдали за происходящим из своих машин и не вмешивались. Когда бойцы РМК восстановили забор, протестующие заблокировали шоссе. Ближе к полуночи полицейские начали просить горожан разойтись. Никаких попыток защитить екатеринбуржцев от бойцов РМК не предприняли ни полиция, ни прибывший ОМОН. Сообщается о задержании нескольких человек, в том числе одного спортсмена, который распылил газовый баллон в лицо девушке. Однако, в отделе полиции N9, который отвечает за происшествия на территории сквера, отрицают наличие задержанных. В управлении МВД по Екатеринбургу также заявили журналистам, что задержанных к ним не доставляли.

Таким образом, к мусорным протестам, квинтэссенцией которых стала настоящая партизанская война вокруг архангельского поселка Шиес, добавились по сути антирелигиозные манифестации в Екатеринбурге.

Ноу-хау властей стало при этом использование частных боевиков для разгона протестующих при полном попустительстве со стороны местных правоохранителей. Тут можно усмотреть некоторую аналогию с венесуэльскими «коллективос» - отрядами так называемой самообороны, наводящими «порядок» в бедных районах страны. Основной контингент «коллективос» составляют сами жители нищих кварталов из числа местных «авторитетов».

Если екатеринбургские власти предполагают и дальше использовать уральских «коллективос» для подавления протестных выступлений, то это может стать социальной «инновацией», которую возьмут на вооружение и администрации других регионов страны. Дело в том, что зачастую симпатии силовиков находятся на стороне протестующих, и повторять ситуацию в Ингушетии, где местные бойцы Росгвардии отказались усмирять недовольных граждан, никто не хочет.

Местная специфика состоит еще и в том, что сами горожане разделились на две неравные части, большая из которых поддерживает строительство храма. Но представители оппозиции, которые, похоже, и инициируют активные протестные акции против строительства храма Святой Екатерины, будут протестовать против него, где бы его не стали строить. Антихрамовый протест местная оппозиция сделала своего рода «мемом», то есть символом «коррупционной смычки власти с олигархами, освященной церковью». При этом в рамках протеста весьма эффективно используются мнимые и реальные прегрешения и ошибки властей.

Приходится констатировать, что наши власти в силу своего по сути монопольного господства в российском политикуме в течение десятков лет разучились держать руку на пульсе народных настроений, даже если это настроения меньшинства населения.

Место строительства храма Святой Екатерины выбрано в ходе общественных слушаний, и против выступило не более 10% участников голосования. Но из практики социальных технологий известно, что для организации массовых протестов, которые могут обрушить власть, достаточно всего лишь 5% пассионарных оппозиционеров.

Екатеринбургские власти не смогли или не захотели выйти на прямое общение с протестующими. Позднее Куйвашев на фоне противостояния у драмтеатра призвал еще раз провести широкое обсуждение ситуации и решить вопрос, так сказать, мирным путем.

Но он уже потерял, как говорят в шахматах, темп. И, скорее всего, даже не предполагает, какими будут следующие действия его политических конкурентов. Ведь в экспертном сообществе известно, что под прикрытием борьбы за сквер идет реальная борьба за власть в городе, где население лишили права самим выбирать мэра. Но получается, что действующие администрации города и области потеряли в этом противостоянии очередные очки.