18+
  1. Черные дела Белого братства

Черные дела Белого братства

Нападения новосибирских скинхедов на приезжих из Узбекистана и Таджикистана суд объяснил корыстными мотивами. В Новосибирском областном суде во вторник завершился процесс по делу членов местной экстремистской группировки Белое братство, обвинявшихся в нападениях на выходцев из Центральной Азии.

Суд не нашел в действиях подсудимых мотива возбуждения национальной ненависти, признав их виновными только в совершении разбойных нападений. Пятеро из девяти оказавшихся на скамье подсудимых активистов группировки в возрасте от 18 до 22 лет получили сроки от 6 до 10 лет лишения свободы, трое условные. Лидера братства, 21-летнего Михаила Родошкевича, будут судить отдельно, когда он закончит курс принудительного лечение в психиатрической клинике.

Как отмечается в тексте приговора, Михаил Родошкевич в 2002 году организовал так называемое Белое братство. Группа из 1620 человек, проживающих в разных районах Новосибирска, систематически собиралась по выходным и снабжалась литературой экстремистского содержания. Целью группировки, относящей себя к нации чистых арийцев, была очистка города от людей нерусской национальности. Имелась и соответствующая атрибутика: черные кожаные куртки с белыми нашивками сжатого кулака, короткие стрижки, массивные ботинки с белыми шнурками, камуфляжные штаны, говорится в документе. Обвиняемые были задержаны в ноябре 2002 года после совершенного ими нападения на приезжего из Таджикистана, которому они нанесли 18 ножевых ранений (его жизнь врачам удалось спасти). А в ходе следствия было установлено, что молодые люди причастны к целой серии аналогичных нападений на уроженцев Таджикистана и Узбекистана, совершенных в городе.

По данным областной прокуратуры, проводившей расследование, все преступления совершались на национальной почве. Процесс по делу о Белом братстве начался 7 ноября 2003 года. Однако в ходе судебных прений сторона обвинения неожиданно изменила свою позицию: с подсудимых были сняты обвинения в участии в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ) и в организации экстремистского сообщества (ст. 282.1). Лидер группировки Михаил Родошкевич был направлен на принудительное лечение из-за своего неадекватного поведения в камере следственного изолятора и в зале суда. Как установили эксперты, психическое расстройство развилось у него уже после задержания, поэтому перед судом он предстанет, когда пройдет курс лечения (дело Родошкевича выделено в отдельное производство).

При оглашении приговора, продолжавшегося два дня, судья Лариса Чуб отметила, что совокупностью доказательств установлена вина подсудимых в совершении четырех нападений. При этом суд не усмотрел в действиях подсудимых возбуждения национальной ненависти, приняв во внимание, что свои идеи и взгляды члены группировки не высказывали публично. Обвиняемые были признаны виновными только в совершении разбойных нападений, поскольку, как отметил суд, они в основном преследовали корыстные цели завладевали имуществом тех, на кого нападали. Прокурор Новосибирской областной прокуратуры Василий Мусаткин, представлявший на процессе сторону обвинения, удовлетворен решением суда.

Мы считаем приговор законным и обоснованным, поскольку суд счел доказанным совершение подсудимыми тяжких преступлений, а именно разбойных нападений, заявил он Интерфаксу. По мнению гособвинителя, экстремистские лозунги служили объединяющей силой группировки и идеологическим прикрытием для совершения разбойных нападений, но основной целью была нажива.

Заместитель директора информационно-аналитического центра Сова Галина Кожевникова назвала решение Новосибирского суда вполне ожидаемым. Исчезновение из приговора экстремистского мотива, по ее мнению, объясняется тем, что подобные дела идут долго, а срок давности по ст. 282.1 УК РФ (организация экстремистского сообщества) чуть более двух лет.

Я не скажу, что наши суды боятся выносить обвинительные приговоры по экстремистским статьям, заявила Галина Кожевникова корреспонденту НГ. Просто очень мала практика. Нет опыта расследования таких преступлений, нет опыта ведения подобных процессов. Суд и прокуратура пока только учатся доказывать такие преступления, и им нужно преодолеть определенный психологический барьер, чтобы признать, что у нас это есть. В 2003 году, например, было вынесено всего четыре приговора за разжигание национальной ненависти, в 2004-м 8, в прошлом уже 16. Есть надежда, что обобщение этой практики, в том числе и неудачной, будет способствовать эффективности дальнейшего судопроизводства.