18+
  1. Деятели культуры, артисты, телеведущие о Лучано Паваротти

Деятели культуры, артисты, телеведущие о Лучано Паваротти

Вчера мы писали о смерти всемирно известного итальянского тенора Лучано Паваротти, который в возрасте 71 года умер в Риме. Сегодня мы публикуем отклики актеров, артистов и телеведущих, с которыми нам удалось пообщаться накануне. Весь вчерашний день Александр Герасимов провел на телефоне, собирая комментарии.

Тамара Синявская, народные артисты СССР:

- Вчерашняя новость о смерти Паваротти прозвучала для меня ужасающей неожиданностью. Я знала, что он нездоров и не слишком молод, но, учитывая его сильный характер, надеялись, что Лучано все-таки победит болезнь. Однажды мне посчастливилось спеть вместе с Лучано Паваротти. Это было больше 40 лет назад. Я была совсем юной, когда в 1964 году поступила в Большой театр. Тогда существовала практика обмена: начинающие певцы из Большого театра ездили на стажировку в Италию, в их числе была и я, а молодые итальянцы из Ла-Скала с ответным визитом приезжали в Москву, и устраивались совместные концерты. Встреча проходила на телевидение. Я - от Большого театра, а Лучано Паваротти и Маргарети Гульельми - от Ла-Скала. Мы вместе исполнили «Соле мио», правда, это трио получилось весьма своеобразным, потому что я пела по-русски, а они - на итальянском. Лучано выглядел таким пухленьким, но не толстым. И голос у него был необыкновенно нежным, потом он значительно окреп.

Зураб Соткилава, народный артист СССР, солист Большого театра:

- Это страшная утрата не только для оперного мира, но и для всего человечества. Он нес в каждую душу частичку великой музыки; очень горько, что Лучано больше нет с нами. Мы вместе пели, вместе шутили, вместе ели спагетти. Я несколько раз бывал у него дома и мы обязательно встречались, когда он приезжал с гастролями в Россию. Он был очень обаятельным, открытым, добродушным и, главное, всегда старался помочь людям. С ним было очень легко разговаривать, совершенно не чувствовалось, что общаешься с поистине величайшим артистом. Лучано обожал розыгрыши, был настоящим жизнелюбом, поэтому так страшно, что тяжелая болезнь его все-таки победила.

Елена Образцова, народная артистка СССР:

- Я узнала о смерти коллеги и друга в Салехарде, где открывала Школу искусств. Лучано Паваротти был высшей планкой мирового оперного искусства всего двадцатого века. Мы дружили с ним 40 лет. Это был человек гениальный во всех смыслах. Я уверена, что сейчас великий тенор «нас видит и слышит, и понимает как мы к нему относимся.

Марис Янсонс, народный артист России, художественный руководитель и главный дирижер симфонического оркестра Радио Баварии /Мюнхен/ и Амстердамского королевского симфонического оркестра:

- Голос Паваротти - редчайшее явление природы, которое встречается, быть может, раз за целый век. Он был не только одним из самых выдающихся певцов нашего времени, но и одним из любимейших артистов во всем мире. И эта любовь к нему в скорбный час объединила и музыкантов и слушателей. Я очень сожалею, что мне не довелось встретиться с Лучано Паваротти в совместной работе. Я был бы безумно рад такой встрече, но, увы, она не осуществилась. Эта потеря поистине редкостного артиста оставляет в душе ощущение пустоты.

Александр Сладковский, дирижер, Заслуженный артист России:

- Когда мне сообщили о смерти Лучиано Паваротти, я не поверил. Тем более, накануне слышал новость о том, что его выписали из больницы. Но, каким бы тяжелым ни было это событие для всего мира в целом, и особенно для людей из мира музыки, для меня это нестерпимая боль, я воспринял смерть Лучиано, как личную трагедию, личное горе. Для мировой культуры уход из жизни «золотого тенора» – невосполнимая потеря. Но и после смерти для многих он останется кумиром и той высотой, поравняться с которой будут мечтать все оперные певцы. Этот человек сделал так много, что, я уверен, его имя будут помнить веками. Я преклоняю колени, чтобы почтить память этого великого человека.

Паата Бурчуладзе (бас), оперный певец, Народный артист Грузии:

- Смерть Лучиано Паваротти для меня невосполнимая потеря. Это был мой друг, мой покровитель, мой единомышленник. Артиста, равного ему по мастерству и дарованию не было в мире после Энрико Карузо, он стал историей еще при жизни. Стоит ли говорить о том, как много потеряло мировое искусство сегодня, в этот трагический день. Я был знаком с Лучиано очень давно, мы выступали вместе, мы дружили. Он вместе с Караяном помогал мне в моих первых шагах в опере, всегда поддерживал. Я очень скорблю – сегодня мы потеряли не только величайшего артиста современности, но и потрясающего гражданина, удивительного человека.

Николай Басков (тенор), певец, Заслуженный артист России:

- Я до сих пор не могу поверить, что Лучиано Паваротти больше нет с нами. Это ужасная потеря, если вспомнить, что ему был всего 71 год. Он мог бы еще многое сделать, если бы не болезнь. Сегодня утром он звонил Монтсеррат Кабалье, так получилось, что я был рядом. Я слышал, как он прощался с ней, как говорил слова благодарности за все годы их совместной работы. Видимо, он уже чувствовал, что скоро его земной путь закончится, и хотел проститься с друзьями.

Мне кажется, что весь мир должен встать на колени, когда будут хоронить этого величайшего артиста, уверен, что больше таких дарований не будет никогда. Это была живая легенда, история мирового искусства, которая прервалась. И нам остается только скорбить и переживать это горе.

Александр Шаталов, телеведущий канала «Домашний»:

- Это имя для современной культуры значит куда больше, чем можно себе представить. Говоря о Лучано Паваротти прежде всего отмечают его феноменальную деятельность по пропаганде оперы. Действительно, как Монтсеррат Кабалье, а еще ранее Мария Калас, Паваротти вдохнул в оперу ту живую яркую жизнь и дыхание ХХ века, которые сделали это искусство не только вновь актуальным, но и любимым миллионами людей. Именно в его исполнении многие знают сегодня классические оперные партии. Но я вижу заслугу певца не только в этом. Паваротти сумел выйти за рамки классического искусства, став не просто оперным исполнителем, а олицетворением самой Оперы с большой буквы. Причем и внешне – со своими знаменитыми 150 килограммами веса («150 килограмм чистого обаяния и добродушия»), и внутренне – небывалой силы эмоциональным воздействием на слушателей. Паваротти отнюдь не противопоставлял классику современной музыке, а в прямом смысле слова «подмял» под себя все иные музыкальные жанры, возведя оперу в культ современного просвещенного общества – на его концертах «в кругу друзей» считали обязанными присутствовать Элтон Джон, Стинг, Брайан Адамс, Сели Дилон и другие. Благодаря Паваротти опера стала полновластным властителем дум слушателей и… и частью массовой культуры.

Рассказывают, что однажды его очень огорчило, что в любимой им Падуе, куда он прибыл, чтобы получить премию местного оперного комитета, певца не узнали в лицо и отказались селить в гостинице без документа, удостоверяющего личность. Паваротти нужно было быть уверенным, что весь мир знает не только его имя и голос, но и его внешность, а через него – этот же весь мир – знает и любит оперу. Так оно и было. Его концерты транслировались всюду (одну из трансляций смотрело 1.2 миллиарда человек!), незадолго до смерти с концертами он объездил десятки стран, собрав на них сотни тысяч фанатов оперного искусства. Еще одна деталь – в его исполнении ария из оперы «Турандот» Пуччини стала музыкальными гимном итальянской сборной по футболу во время Кубка мира. Могли он, заядлый футболист, мечтать о большем?! Лучано Паваротти стал куда большим явлением, чем просто оперный певец. Он – олицетворение культуры в лучшем понимании этого слова. Со своей жизнерадостностью и женолюбием, с романтичной приподнятостью и практической хваткой. Кстати, в юности жизненные пути Лучано Паваротти пересеклись с Владимиром Набоковым – Паваротти дебютировал на оперной сцене в одной постановке с сыном великого русского писателя.

Когда-то Лучано Паваротти был капитаном юношеской городской команды по футболу. Он славился особым звучным «кличем», который объединял игроков и приводил команду к победе. Именно таким я сейчас его и представляю – шумным и радостным, с гортанным криком ворвавшимся в облака над своей родной Моденой, распугивающем притихших ангелов и никак не готовым подстроиться по местный благостный тон. Какие он там еще им концерты устроит, какую еще музыку споет.

Владимир Вишневский, поэт:

- Безусловно, жалко человека. У меня, кстати, с Паваротти связана одна история, о которой он, конечно же, не знал. Десять лет назад, 1 апреля, я написал мистификацию, когда я, якобы у него гостил, и все в это поверили. Об этом у меня даже есть стихи. Для меня Паваротти - это еще и маленькая страница в моем творчестве. Сейчас я готовлю книгу «Быть заменимым не красиво», посвященную, правда, другому человеку, но стихи о Паваротти туда вошли.

Никита Корзун, ведущий вечерних новостей канала «Культура»:

- Вообще это ужасный год. В этом году уже ушли люди определенной эпохи. Мы потеряли человека целой эпохи. Безусловно, есть талантливые люди, но таких людей, как Паваротти, единицы, и чтобы они появились, должно пройти какое-то время. Паваротти называли королем верхнего «ДО».

Святослав Бэльза, телеведущий канала «Культура»:

- Ушел из жизни, безусловно, величайший тенор нашего времени, и для меня это больше горечь, потому что я имел честь знать его лично. Мы вместе ездили покупать лошадь на конезавод, что в Успенском. Он был действительно очаровательным, солнечным человеком. И как всегда бывает: чем крупнее личность, тем меньше в нем было заносчивости, была какая-то невероятная благожелательность. Когда-то в одном из разговоров с ним, он сказал, что в предыдущей жизни был русским. И вот спустя годы, когда он приехал на празднование 850-летия Москвы, я его спросил о нашем разговоре, он мне ответил, что помнит, и даже сейчас убежден, что он русский. Дай бог, если верить в перевоплощение душ, ему это удастся в следующей жизни.

Юлиан Макаров, телеведущий канала «Культура»:

- Безусловно, очень большая потеря. По сути, уходит то поколение людей, которое делало классическую музыку звездной. Самое главное, ушел человек с неповторимым голосом.