18+
  1. Госдумой-2016 отдирижировали

Госдумой-2016 отдирижировали

Госдумой-2016 отдирижировали
Самые масштабные выборы показали – «Единая Россия» теряет популярность, а вот «эсеры» стали одними из главных победителей ЕДГ и вернули шансы на представительство в Госдуме в 2016 году. Везде, кроме Иркутской области, победили действующие врио губернатора, хотя некоторым едва удалось преодолеть барьер в 50% плюс 1 голос.

Единый день голосования, охвативший 84 субъекта РФ, традиционно не обошелся без эксцессов. В некоторых регионах, по словам наблюдателей, откровенно покупались голоса, причем цена вопроса увеличивалась вдвое к вечеру воскресенья. От избирателей требовали фотографировать бюллетени, кое-где не обошлось без привычной «карусели» и массовых подвозов. «Голос» получил 1604 сообщения о нарушениях за весь период избирательной кампании, говорит координатор движения Роман Удот. Больше всего нарушались права наблюдателей, членов комиссий и представителей СМИ. Кроме того, нарушения проявлялись при голосовании по открепительным, «на дому», а также в том, что проводились незаконная агитация и принуждение избирателей.

В 21 регионе прошли прямые губернаторские выборы, в 11 субъектах выбирали Законодательные собрания. Чуда не произошло - практически везде предсказуемо лидирует «Единая Россия». Губернаторами стали действующие руководители, которые до выборов обзавелись приставкой «врио» и личным одобрением президента Путина. Впрочем, это не только представители партии власти, но и те, кто заручился ее поддержкой (например, врио губернатора Смоленской области, кандидат от ЛДПР Алексей Островский, победивший с 65,18% голосов). Конкурентов-«единороссов» у него просто не было.

Исключением стала лишь Иркутская область, где член «ЕР» с 3-летним губернаторским стажем Сергей Ерощенко чуть не проиграл коммунисту Сергею Левченко. Набравшего всего 49% голосов «единоросса» ожидает второй тур – подобного политологи не припомнят с тех пор, как в страну вернулись прямые губернаторские выборы. «С точки зрения стратегической Ерощенко с его вторым туром (если он его выиграет, конечно) может многое приобрести по сравнению с коллегами, которые еле переползли 50%. Но для этого нужно провести хорошую кампанию», - считает политолог Евгений Минченко. По его словам, второму туру губернаторских выборов в Иркутской области поспособствовали ставка губернатора на «незаметную кампанию», монополизация протестного электората кандидатом от КПРФ, отставка мэра Иркутска и даже жаркая погода в день голосования. В своем Facebook Минченко написал, что шансы кандидатов во втором туре (27 сентября) – 50 на 50.

Едва избежали второго тура глава Марий Эл Леонид Маркелов (50,76%) и врио главы Амурской области Александр Козлов – 50,64% (в Благовещенске «единоросса» обошел кандидат от ЛДПР Иван Абрамов – в столице Приамурья он набрал 45,19%). «Судя по всему, гражданам Маркелову и Козлову главами регионов долго не быть. Нисходящий тренд заставит искать замену», - считает руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. «Подсчет в Ирктуской области с 49,49% у Ерощенко выглядит куда стерильнее Амурской области и Марий Эл, где 50 с ниточкой у действующих глав (50% + 1378 голосов у Козлова, 50% + 1967 голосов - у Маркелова) снижают их шансы доработать до конца срока. Полку губернаторов с условной легитимностью прибыло», - пишет глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Своих кандидатов в ЕДГ выдвинули более 50 политических партий, причем на одно депутатское кресло претендовали в среднем 19 человек. Несмотря на мощную конкуренцию в целом «ЕР» набрала по спискам больше половины голосов в регионах, где выбирали ЗС, кроме Новосибирской области (там результаты «Единой России» и КПРФ по партийным спискам практически одинаковы). Коммунисты заняли вторые позиции в 6 из 11 регионов. Не обошлось, однако, и без поражений – так, в Верхнем Уфалее Челябинской области выборы проиграли действующий спикер городского собрания Александр Собакин, его заместитель Елена Большакова, секретарь местного политсовета «Единой России» Алексей Нечаев и еще восемь представителей партии власти.

Как сообщает РБК, по подсчетам данных ГАС «Выборы» уровень поддержки «ЕР» снизился в среднем на 5% по сравнению с результатами прошлого года. Зато «эсеры» показали весьма неплохие результаты на этих выборах – «СР» избралась во все 11 региональных парламентов (в прошлом году партия смогла провести своих кандидатов лишь в 5 из 14 региональных дум). По словам лидера «эсеров» Сергея Миронова, стратегия партийцев изменилась в сторону социального протеста. «Мы поддерживаем нашего президента, но мы критиковали и будем критиковать Медведева (премьера и лидера «Единой России») и его либеральное правительство. Эта дельта - она наша, мы ее только-только нащупали, и на выборах в Госдуму мы обязательно эту дельту возьмем», - заявил Сергей Миронов.

«Одни из главных победителей этих выборов – «эсеры», которые стали заметно агрессивнее в связи со слухами, что в Госдуму у них есть риск не попасть. А это отпугивает кандидатов и спонсоров. У них позитивный тренд за последние годы, - подтвердил «Веку» Константин Калачев. - Они теснят ЛДПР с третьего места. Сейчас почти нет вопросов, что они преодолеют барьер в Госдуму».

Удалось «выстрелить» и непарламентским партиям: «Яблоко» проходит в горсоветы Костромы, Владимира и Томска, еще один представитель партии получает мандат в костромскую облдуму. Демократическая коалиция Алексея Навального и Михаила Касьянова на базе РПР-ПАРНАС все свои силы бросила на выборы в костромскую облдуму, однако получила лишь 2,28% вместо 5%, необходимых для попадания в региональный парламент. По сути, оппозиция упустила шанс продемонстрировать свои силы в преддверии думских выборов. По словам зампредседателя партии Ильи Яшина, ПАРНАС провел «абсолютно честную, искреннюю кампанию» и получила «дополнительный опыт ведения избирательной кампании в условиях жесткого противодействия». Он также считает, что подготовка к думским выборам для коалиции уже началась.

«У РПР-ПАРНАС есть аудитория в мегаполисах, - отмечает Калачев. - Но участие в выборах еще и «Яблока» сводит шансы (коалиции) на нет».

Региональные выборы стали предисловием грядущей думской кампании, в которой смогут участвовать 14 партий без сбора подписей. «В целом прошедший ЕДГ каких-либо тектонических изменений в системе не выявил: выборы прошли по почти привычному сценарию – победы в первом туре почти всех (за исключением Ерощенко) и.о. губернаторов, доминирование на выборах в представительные органы различного уровня кандидатов от четырех парламентских партий, невысокий результат «несистемной» оппозиции, - рассказал «Веку» руководитель центра социально-политических исследований и проектов Сергей Поляков. - В то же время следует отметить возросшую конкуренцию и некоторое снижение уровня использования административного ресурса. Как уже отмечалось, впервые с момента возвращения института выборности губернаторов мы будем свидетелями второго тура в Иркутской области, еще в ряде регионов (Амурская обл., Марий Эл) ситуация на грани второго тура. После не совсем удачного «выступления» на прошлогодних выборах многие поспешили похоронить партию «Справедливая Россия», но по результатам ЕДГ-2015 очевидно, что эти прогнозы оказались преждевременными. Что касается административного принуждения или подкупа избирателей, к сожалению, данные технологии продолжают активно использоваться. Если рассматривать выборы 2015 года как репетицию выборов в Госдуму в следующем году, можно предположить, что если партийное представительство в парламенте и претерпит какие-либо изменения, то они будут минимальными».

«Итоги выборов, если их максимально обобщить, показали, что механизм управления российской политической системой, отстроенный кремлевскими демиургами, в целом работает, - заявил «Веку» эксперт Института гуманитарно-политических исследований, доктор политических наук Владимир Слатинов. - Несмотря на углубляющийся кризис и постепенный рост недовольства населения, который, однако, пока не конвертируется в проявления его протестной политической активности. Эффект «единого дня голосования в начале сентября» достигнут – обесточенная от реальной борьбы кампания в период отпусков, фильтрация участников (в одних регионах допуск почти всех заявившихся, в других – дисквалификация основной массы списков и кандидатов от непарламентских партий), мощнейшее административно-силовое давление на «несистемных», допущенных к выборам лишь в одном регионе, – все это радикально снизило интерес к кампании в крупных городах у критически настроенной части общества. «Первая Россия» (в знаменитой классификации Н. Зубаревич – жители крупных городов) осталась в подавляющем большинстве сидеть дома. Одновременно эффект административной мобилизации лояльных групп, преимущественно в сельских территориях и небольших городских поселениях, дал властям и необходимую некатастрофическую с точки зрения легитимности явку на выборах губернаторов и заксобраний регионов, почти повсеместно обеспечив приемлемый результат. Политическая машина работает и, по-видимому, на тех же принципах постарается «окучить» госдумскую кампанию».

По словам политолога, есть, конечно, локальные истории, указывающие на новые - очень осторожные тренды. «Скажем, если появляется реальный ресурсный соперник, губернаторские выборы уже не идут по сценарию договорного «референдума о доверии врио» - таких случаев стало существенно больше, и впервые с 2012 года на выборах главы субъекта РФ будет второй тур. Или голосование в крупных городах: при катастрофически низкой явке и наличии административной мобилизации лояльных групп все равно показатели «партии власти» там существенно ниже, а оппозиции (как правило, парламентской, но другой почти нет) гораздо выше, чем на выборах уровня субъекта, где жестко отмобилизован сельский электорат.

Локальные успехи оппозиции и истерическая кампания властей против ПАРНАСа в Костроме показывают, что как только политическая система «оттает» - самоорганизация быстро восстановит приличный уровень конкуренции в большинстве территорий. Игроки и ресурсы для этого есть. Проблема в том, что система не собирается «оттаивать». Это произойдет только в случае резкого углубления кризиса и обострения внутриэлитных расколов, либо при усиливающемся общественном давлении (возможно сочетание того и другого). Но расколы пока не столь велики, а готовность к политическим действиям и давлению на власть, как видим, минимальна. Если ничего не изменится, сентябрьские кампании 2016 года, включая главную - госдумскую – пройдут по инерционному сценарию, разве что вновь в локальных случаях «выстрелит» успех оппозиции», - заключает Слатинов.

Директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников согласен с коллегами в том, что итоги выборов ничего неожиданного не выявили: партийные бренды, участвующие в избирательной гонке, старые; персоналии, предъявляемые избирателям, старые; лозунги и слоганы - старые; избирательные технологии - старые. «Вывод бюджетников на голосование – это проверенная технология уже на многих кампаниях в течение многих лет, - пояснил эксперт «Веку». - Наверное, прошедшие выборы станут первой кампанией абсолютно без сенсаций. Попытка выдать за таковую второй тур в Иркутской области – это только дополнительная демонстрация данного тезиса. Несколько лет назад второй тур был обыденной выборной практикой, никого это не удивляло и не пугало. Сейчас же на фоне полного отсутствия других событий возможность померяться силами «единоросса» Сергея Ерощенко и коммуниста Сергея Левченко 27 сентября – это происшествие масштаба общефедерального…»

Картина складывается такая, что мы все ближе и ближе приближаемся к временам Советского Союза, когда выбор будущих депутатов и руководителей регионов делался заранее по специальным закрытым процедурам, а задачей участников голосования было одобрение этого выбора, сделанного заранее до них, говорит Солонников.

«Пока еще политические процессы копируют «страны народной демократии» Восточной Европы времен разделения мира на капиталистическую и социалистическую половины, где есть одна доминирующая партия постоянного большинства и несколько партий спойлеров, участвующих во всех избирательных процедурах, гарантированно получающих несколько мандатов, не имеющих принципиального значения и этой своей ролью полностью довольных. Но нет предела совершенству, - отмечает политолог. - Сейчас же создается впечатление, что базовым словом всей политики стало понятие «мобилизации». Это относится и к избирательным технологиям, когда важно не сагитировать население проголосовать за свою программу и своего кандидата, а «мобилизовать» электорат, готовый проголосовать априорно. Соревнование политтехнологий теперь - это соревнование разных мобилизационных стратегий в условиях разной игры с явкой.

Мобилизация стала доминирующей в сознании всех участников выборов. И именно предвоенная мобилизация и все связанные с ней ощущения. Враг у ворот. Не время для разногласий и споров. Главное день простоять, да ночь продержаться… Это ощущение доминирует у властной вертикали, которой не до наведения лоска и различных политесов. Власть нужно удержать и удержать любой ценой. Это ощущение довлеет над всеми партиями, которые искренне боятся собственной активности и самих себя, и готовы не делать ничего вообще, лишь бы не «расшатать ситуацию». Это ощущение формирует образы поведения населения, которое заранее согласно на все действия и решения властей, так это «свои власти», а самое страшное сейчас, это «не пустить в город врага», пусть даже то, кто этот враг, пока и не совсем ясно. Но ощущение, что он где-то рядом стопроцентно есть.

Но полувоенная жизнь не может продолжаться долго. И выхода из нее два. Или переход к горячей стадии конфликта, и тогда все жертвы были не напрасны. Или возврат в нормальное состояние, но тогда возникает вопрос: ради чего же мы столько времени все это терпели, с соответствующим поиском виноватых. Интересно, что же будет в результате у нас», - заключает Дмитрий Солонников.

Последние новости