18+
  1. Греф разговорился или проговорился?

Греф разговорился или проговорился?

Греф разговорился или проговорился?
Герман Греф, похоже, стал правдорубом: он не только заявил, что экономика РФ ушла бы в минус и без санкций, но и опроверг президента Путина, утверждающего, что курс рубля ослабляют спекулянты. Многие эксперты считают: глава Сбербанка, возможно, во многом прав. Потому что сам принимал большое участие в нынешних бедах страны.

Глава Сбербанка заявил: в 2015 году Россия ушла бы в рецессию и без санкций. «Санкции добавили негатива, но давайте не сваливать все на санкции. У нас куча собственных проблем, мы бы и так имели без всяких санкций в следующем году или нулевой, или отрицательный рост (экономики). Поэтому вопрос в нас, а не в санкциях», - отметил Греф на совещании в Общественной палате по вопросам энергетики.

Герман Оскарович также опроверг слова Владимира Путина о том, что рубль в нокаут отправляют спекулянты. «Когда мы говорим: кто они? Фамилии спекулянтов? Я думаю, это все российские экспортеры, которые сидят на валюте. Но можно ли их называть спекулянтами? В моем понимании - это рациональное поведение», – сказал банкир. Греф подчеркнул: Сбербанк тоже валютой не спекулирует - отчеты об операциях госбанка на валютном рынке он дважды в день переправляет в Центробанк.

Может, господин Греф знает, о чем говорит? Ведь некоторые наблюдатели считают, что глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина в союзе именно с главой Сбербанка Германом Грефом обрушили рубль, нанеся президенту Путину «сильнейший толчок в спину». Как пишет автор статьи в газете «Завтра» Максим Быков (называющий себя «спекулянтом на финансовом рынке с 20-летним стажем»), «по рынку ходит даже не упорный слух, но аксиома, что ЦБ РФ умышленно выстроил модель, позволившую за счет опустошения весомой части ЗВР (до $30 млрд.) решить одновременно две задачи: первую - политическую, вторую - финансовую».

«С приходом Эльвиры Набиуллиной в ЦБ обнаружилась странная закономерность, позволяющая структурам ее бывшего руководителя Германа Грефа оказываться главными выгодоприобретателями ее начинаний, связанных с отзывами лицензий у банков. Теперь новое совпадение: бывший топ-менеджер Сбербанка Юдаева двигает своими заявлениями валютный курс, в то же самое время некий банк имеет возможность без риска валить национальную валюту. Ничего личного, если дилеру этого банка ЦБ приоткроет свои карты, не правда ли», - пишет Быков.

По его словам, почти три месяца ЦБ тупо следовал выбранной схеме, сдвигая курс по 5 копеек, вбрасывая по $350 млн., что очень хорошо усваивалось рынком. А если бы ЦБ выбрасывал на рынок прежний объем в $1,5 млрд., игроки против рубля могли бы и налететь на «невидимую рыночную руку». Автор приводит в пример ситуацию от 3 ноября. «ЦБ молчит как рыба, соблюдая режим «недели тишины». Спекулянты в напряженном ожидании объявления процентной ставки. В 13:30 на рынок вышел неизвестный продавец валюты с огромным объемом, который сметает все заявки в расчете на повышение ключевой ставки рефинансирования. И она, действительно, радикально повышается до 9,5%. Налицо явные признаки инсайдерской торговли, тем более ЦБ заявил, что на рынок не выходил… Недовольство выплеснулось в топовые программы СМИ, заявления «Справедливой России», в которых явственно проступал фон - атакуют рубль отнюдь не Джордж Сорос со стаей западных акул и пираний, но российские госбанки», - отмечает Быков.

Негативные прогнозы в отношении российской экономики Герман Греф давал, можно сказать, на протяжении всей осени. И вот уверяет, что рецессия, мол, связана вовсе не с санкциями. Примечательно, что несколько дней назад Евросоюз принял поправку к условиям санкций против ряда российских банков (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ и Россельхозбанк), согласно которой они смогут привлекать долгосрочное финансирование (на срок свыше 30 дней) на территории ЕС. Именно отказ в кредитовании в Европе стал для банкиров России самым тяжким испытанием.

«Очевидной целью заявлений Грефа является попытка использования нынешней экономико-политической ситуации для получения определенных преференций банковскому сектору, а, точнее, Сбербанку и доминирующей «тройке» российских банков», - заявил «Веку» политолог Игорь Джадан. «Вопрос в нас, а не в санкциях», - процитировал политолог Грефа, намекающего на необходимость скорейших реформ в экономике. «Суть последних не трудно понять из предыдущих заявлений главы Сбербанка. Если в двух словах – это либерализация экономических правил игры и «дебюрократизация» государственного регулирования. Теоретически от таких мер должны выиграть все.

Очевидно также и то, что, если бы правительство работало эффективнее, экономические показатели были бы лучше, - это тривиальная истина. Однако в условиях фактической монополизации банковского сектора в России ослабление контроля правительства приведет к усилению диктата крупнейших банков, что будет, мягко говоря, не полезно среднему бизнесу, который уже успел испытать «на своей шкуре» рейдерский потенциал Сбербанка. Приверженность банковского сектора задаче развития российской экономики вызывает большие сомнения. Так, в 2008 году крупнейшие банки России оказались бессильными перед водоворотом мирового финансового кризиса, а, получив от государства помощь, использовали полученные валютные средства вовсе не в целях поддержки бизнеса в России, выводя их за границу», - подчеркивает эксперт.

Герману Оскаровичу ли говорить об экономическом кризисе, когда Сбербанк действительно успел «прославиться» среди многих предпринимателей как безжалостный захватчик их бизнеса. Вместо того, чтобы поддерживать отечественные компании, которые были должниками госбанка, Греф и его команда, наоборот, кошмарили и доводили их до банкротства, а затем прибирали к своим рукам или продавали.

Так, в 2011 году ООО «Сбербанк Капитал» подало заявления о банкротстве семи компаний группы «Павловскгранит», в том числе и ее «головы» - второго игрока российского рынка нерудных материалов. Эксперты отмечали, что «дочка» банка спешила быстрее взять предприятие под контроль – заявления были поданы буквально через день после того, как решение арбитража о взыскании с группы 5,6 млрд. рублей по кредитам вступило в силу. Многие СМИ тогда отмечали, что старт операции по захвату «Павловскгранита» дал лично Герман Греф после того, как в 2010 году у экс-владельца предприятия Сергея Пойманова возникли трудности с обслуживанием кредита. Банк «зарубил» все попытки руководства ОАО добиться реструктуризации долга, а вдогонку еще и написал на Пойманова заявление в милицию, инициировав уголовное преследование проштрафившегося клиента. В итоге к делу подключились известные «решальщики» из МВД, оценка активов была доверена сыну Грефа Олегу (главе «НЕО-Центра»), а право требования по кредиту - «Сбербанк Капиталу» и его гендиректору Ашоту Хачатурянцу, списавшему акции предприятия со счетов Пойманова. В итоге в начале 2014 года компания была ликвидирована, а похищенные активы были оперативно перепроданы двум офшорам.

Почти по аналогичным сценариям сбербанковцы прибирали к рукам и другие российские компании. В октябре нынешнего года был вынесен приговор топ-менеджерам ГК «Алтэкс», которые не вернули Сбербанку почти 500 млн. рублей кредитов, – Андрея Городнова и двоих его коллег посадили на шесть лет, обвинив их в мошенничестве. Хотя следствие требовало обвинить предпринимателей еще и в преднамеренном банкротстве фирмы и уклонении от уплаты налогов, но эти версии рассыпались в суде. В последнем слове перед приговором обвиняемые утверждали, что они никого не обманывали, долговой спор по займам носит гражданско-правовой характер, а их уголовное преследование обусловлено «административным влиянием» Сбербанка (известно, что с заявлением на «Алтэкс» к министру МВД России обратился глава Сбербанка Герман Греф, писал «Коммерсант»). Ранее Городнов рассказывал «Веку», что пытался обратиться в Сбербанк с просьбой реструктурировать долг, но не встретил там понимания. Напротив, господин Греф сотоварищи, по словам бизнесмена, запустили «рейдерскую машину».

Накануне стало известно, что в суд передано дело экс-руководителя одного из крупнейших региональных производителей алкоголя ООО «Шушенская марка» Виктора Иванова (компания признана банкротом). Ранее потерпела крах империя Виктора Макушкина – группа МАИР; произошел захват имущества крупного владивостокского ритейлера - ООО «Дальневосточная региональная компания «ДРК» (сеть RedMart) Евгения Оломского; был осужден за долги экс-глава ГК «Энергомаш» Александр Степанов и так далее. Во всех случаях бизнесмены говорят, что пытались предложить Сбербанку схемы погашения кредитов, не затрагивающие интересы банка, но облегчающие положение испытывающих кризис компаний. Однако Греф и команда требовали только одного – полного погашения кредита. В конце концов, вокруг дел, которые любят тишину и приватность, стало подниматься слишком много шума.

Но Генпрокуратуре и СКР, видимо, не до того, что в результате таких действий сокращаются десятки тысяч рабочих мест и тают налоги, пополняющие бюджет. А ведь господин Греф не просто является главой самого главного финансово-кредитного учреждения страны - он напрямую влияет на российскую экономику. Действительно, вопрос не в санкциях, а «в нас» - прав Герман Оскарович.

«Насчет того, что экономика ушла бы в минус и без санкций, я тоже с Грефом согласен, а вот если выяснится, что Сбербанк действительно доводил какие-либо компании до банкротства целенаправленно - то тут, конечно, стоило бы установить, какие нормы нарушены и какую ответственность должностных лиц Сбербанка это влечет. Не злоупотребляли ли они своими правами и тому подобное», - заявил «Веку» политолог Владислав Наганов.

«С Германом Грефом ситуация, на мой взгляд, гораздо сложнее, чем просто с очередным чиновником, бросающимся безответственными высказываниями, - пояснил «Веку» директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников. - Возможности и влияние главы Сбербанка куда шире, чем возможности любого другого представителя банковского сектора. Не стоит забывать, что нынешний руководитель Центробанка Эльвира Набиуллина – это его выдвиженец, сохраняющий со своим бывшим шефом прочные связи. То же можно сказать и еще о ряде крупных государственных чиновников России.

И вот эти неформальные связи в нашей стране гораздо важнее, чем официальные должности, посты и звания. Они дают возможность, как минимум, получать опережающую инсайдерскую информацию, а, как максимум, влиять на принятие тех или иных решений. Использование как первого, так и второго дает огромные конкурентные преимущества, позволяя в нужное время делать нужные ходы, развивая подвластные финансовые империи. Процессы «слияния и поглощения» - это естественный ход жизни в условиях жесткого капитализма. В этом нет ничего нового, необычного или подсудного. Другое дело, если в этом есть злой умысел, нанесение ущерба государству и использование конфиденциальной информации. В каждом отдельном сомнительном случае действительно могут и должны разбираться надзорные органы ФАС, прокуратура и так далее», - делает вывод политолог.

Последние новости
Еще из раздела «Экономика»