18+
  1. И тут выхожу я – весь в белом

И тут выхожу я – весь в белом

Один знакомый психоаналитик на днях спросил меня, пользуются ли, по моему мнению, российские олигархи услугами его коллег по цеху. Я пожал плечами, потому что психоаналитики, коучи и биотуалеты в России хоть еще и не прижились окончательно, но в высшее сословие, безусловно, уже вхожи.

«Ты уверен?» - переспросил меня мой приятель и с сомнением посмотрел на экран. Там показывали деловые новости крупного российского спутникового телеканала.

О том, что избыток свободы пьянит нетвердые головы, знали еще древние римляне. Описывая в письме императору Клавдию поведение сбежавших с фронта легионеров (впоследствии пойманных и отправленных на галеры), римский легат Терций писал: «Неожиданная свобода, соединенная с военным могуществом, привела их рассудок на грань помутнения. Временами они буйно веселились, беспорядочно прибирая к рукам товары в лавках варваров, а иногда и сами лавки, их владельцев и рабов, то вдруг набрасывались беспричинно на людей и друг на друга, размахивая мечами. А иные объявляли себя консулами и даже императорами, требуя к себе внимания и неслыханных почестей».

В наши дни свобода тоже способна учинять с нормальными, казалось бы, людьми странные вещи. Особенно если эта свобода соединена с могуществом – пусть не военным, но финансовым.

Вот и известный ранее своими плейбойскими похождениями совладелец Норильского никеля, а ныне независимый от партнеров, обязательств и прочих закрепощающих факторов бизнесмен Михаил Прохоров привнес в российскую бизнес-культуру элементы игривости и экспромта, мало сочетающуюся с нашими представлениями о больших деньгах. Но когда денег совсем много, самое время ломать стереотипы. Что и делает в последнее время Прохоров, явно озадаченный тем, куда вложить полученные в результате раздела бизнеса «Интерроса» кровные 11 миллиардов долларов (примерно десятая часть годового бюджета всего Европейского союза).

С собственным бизнесом у Прохорова пока что выходит не совсем то, что ожидалось. С энергетикой, похоже, не получилось. Зарубежные похождения бизнесом не назовешь. Других ярких идей на ниве предпринимательства никто Прохорову пока не насоветовал. Даже в космос, как выяснилось, полетит не он, а бизнесмен Груздев.

Отсутствие реальных дел, как известно, частенько компенсируется шумом. Сейчас уже не важно, была ли ставка на экстравагантность его собственным изобретением, либо Прохорову это посоветовали коучи (это такая модная американская выдумка, означающая нечто среднее между имиджмейкером и гувернером), а только результат такой деятельности налицо. Если еще недавно при упоминании имени Прохорова в голове у непосвященных российских граждан возникали лишь пикантные подробности из недавнего курортного прошлого олигарха, то сегодня он воспринимается как фигура почти демоническая.

Особенно это заметно в Норильске, который сотрясают события и слухи, так или иначе связанные с именем Михаила Прохорова. В самом деле, вся весна здесь прошла под звуки «прощания славянки»: громкий уход Прохорова с поста гендиректора сопровождался его недвусмысленными призывами к будущим преемникам в разы поднять зарплаты сотрудникам комбината. Последующие несколько месяцев город жил ожиданиями перспектив и ревниво слушал разглагольствования бывшего патрона о его планах уйти из добывающего бизнеса и построить вот такую энергетическую корпорацию. А к осени выяснилось, что г-н Прохоров пошутил, все передумал и возвращается.

Но вернулся Прохоров не один, а с целой кучей неприятностей в лице Олега Митволя и американских экологов из Blacksmith Institute. Первый громко пригрозил оштрафовать комбинат, а вторые вновь на весь мир «прославили» Норильск как один из 10 самых грязных городов планеты.

Гарниром к столь драматичному возвращению стали слухи о возможной продаже Прохоровым своего блокпакета Олегу Дерипаске. Если это случится, можно с уверенностью констатировать: такого зажигательного года заполярный Норильск еще не видел. И все благодаря г-ну Прохорову и его эксцентричному взгляду на мир.

Не менее захватывающим оказалось возвращение Прохорова в компанию «Полюс Золото», где он, опять же в пику своему бывшему партнеру, тоже стал владельцем блокирующего пакета. Эта история выглядит еще более пикантной, если учесть, что всего месяц назад в деловом бомонде только и было разговоров, что о продаже Прохоровым своих акций «Полюса» компании Алроса. Но самое удивительное то, что и сюда Михаил Прохоров вернулся не один.

Аккурат в то время, когда брокеры по заказу Прохорова скупали акции «Полюса», сама компания подверглась нападкам некой оффшорной структуры, методично выкладывавшей «компромат» против компании на одном из предназначенных для таких целей интернет-ресурсов.

В середине 90-х, в разгар рейдерских войн, имитация судебного наезда частенько применялась для того, чтобы отвлечь внимание будущей жертвы от скупки ее акций. С некоторых такие методы вышли из моды и считаются моветоном. Но это для тех, кто рос вместе с отечественным бизнесом. Для прогулявших, как известно, давно пройденные другими уроки нередко становятся откровением. А потому мне легко представить, как радостно и удовлетворенно улыбается автор всех указанных выше комбинаций. Он мнит себя эдаким очаровательным демоном, легким движением пальца спутывающим карты всех и вся, заставляющим инвесторов трепетать, чиновников – нервничать, а простых смертных - смириться с ролью статистов в грандиозном действе под названием «Я обиделась».

Обиделся Михаил Дмитриевич, надо полагать, на всех. На Владимира Потанина за то, что тот не стал уговаривать Прохорова остаться в «Интерросе». На Норильск за то, что не сильно печалился по поводу его ухода. На Алросу за то, что не подыграла Прохорову в ходе обсуждения судьбы принадлежащего ему пакета акций «Полюса». На Олега Дерипаску за то, что вечно лезет в покупатели любого пакета и не дает Прохорову как следует обыграть тему продажи Норникеля. Но главное, все-таки, на самого себя - за то, что так поздно понял всю прелесть того, что на всех языках мира зовется словом «бизнес».

В психологии, как сказал мне мой приятель, есть такой термин: комплекс разбуженного неофита. Это когда человек с некоторым опозданием вдруг обнаруживает прелесть какой-то стороны жизни, прежде от него ускользнувшей, и отдается ей с поистине неуемной энергией, снося все на своем пути. В русском языке этот же феномен описывался лаконичнее: «заставь дурака Богу молиться…».

Свобода, пьянящая свобода, неограниченные возможности и уязвленное самолюбие толкают людей на самые удивительные чудачества. И вот уже газета «Франкфурте аллгемайне» цитирует строчки из пятничных «Ведомостей», где представитель группы «Онексим» дает сенсационное пояснение сути спора Прохорова с Потаниным: дескать, он, Прохоров, предлагает разделить бывший совместный бизнес с максимальной уплатой государству налогов, а хитрый Потанин ни за что не соглашается. На Западе налоги не любят, но тех, кто их платит, очень уважают. А потому мало кто из добропорядочных бюргеров уловил издевательскую нотку в словах прохоровского топ-менеджера. Зато ее заметили и, бесспорно, по достоинству оценили в России. Как и другие шутки веселого олигарха, расхлебывать которые придется рядовым работникам тех самых предприятий, которым он обязан своим богатством.

Если же кому покажется странным, зачем это господину Прохорову начинать свою новую трудовую биографию таким вот скандальным образом, приведу в пример удивительно знакомый анекдот, приведенный в одной из работ известного немецкого экономиста Хорста Зиберта: «Приходит в цирк мужчина и говорит: «Я хочу быть известным и выступать».

Его спрашивают: «А что вы умеете?». Он отвечает: «Вообще-то ничего, но успех буду иметь ошеломляющий».

Его спрашивают: «Как же так?» Он отвечает: «Я придумал замечательный номер. Под купол поднимают большой мешок с грязью. Шпрехшталмейстер в него стреляет, мешок лопается. Шпрехшталмейстер в грязи, оркестр в грязи, вся публика в грязи. И тут выхожу я — весь в белом».

Последние новости