18+
  1. «Мочить» Либермана

«Мочить» Либермана

События последних недель на израильской политической арене всколыхнули старый, традиционно левый, истеблишмент этой ближневосточной страны. Как всегда, главными виновниками потрясений стали партия «Наш дом Израиль» и ее лидер Авигдор Либерман.

Месяц назад Кнессет выбрал двух своих представителей в специальную комиссию по назначению судей Верховного суда. Один из выбранных, депутат Кнессета от НДИ Давид Ротем, входит в число особо приближенных к Либерману. К тому же Ротем – его сосед по Гуш-Эциону (блок еврейских поселений между Вифлеемом и Хевроном).

Второй представитель Кнессета в комиссии по назначению судей – также поселенец, близкий к Авигдору Либерману, в 2003-2005 годах состоявший в объединенной парламентской фракции «НДИ-Национальное единство», депутат Ури Ариэль.

Впервые со дня основания Государства Израиль левые остались в меньшинстве в комиссии по назначению судей – пятеро из девяти ее членов четко ассоциируются с правым лагерем и, более того, лично с Авигдором Либерманом.

Профессор Тель-Авивского университета Менахем Маутнер в одном из своих исследований подробно описывает процесс превращения Верховного суда в закрытый клуб левого истеблишмента. Потерпев поражение на парламентских выборах 1977 года, левые бросили все силы на завоевание другой ветви власти – судебной. И им удалось не только взять эту «высоту», но и закрепиться на ней на долгие годы. Три с лишним десятилетия левые составляли большинство в комиссии по назначению судей. Понятно, что при таком раскладе ни один человек правых взглядов, будь он, хоть семи пядей во лбу и суперпрофессионал в юриспруденции, не мог быть назначен на пост члена Верховного суда.

Монополию левых разрушил Авигдор Либерман. Стоит ли после этого удивляться тому шквалу негодования, который обрушился на него в газетах, с экранов телевидения и высоких трибун? Левые не стеснялись в выражениях, ведь «русский» политик посягнул на святая святых.

Интересно, что 12 лет назад, будучи генеральным директором министерства главы правительства, отвечая на вопрос журналиста: «Чем объясняется постоянная критика в ваш адрес и не только со стороны оппозиции, но и коалиции?», Либерман сказал: «Просто мы не играем по правилам, установленным израильским истеблишментом, ни во внешней политике, ни во внутренней».

Либерман по-прежнему верен себе, и его главное предвыборное обещание – пробить «стеклянный потолок» для приверженцев своей партии, основной электорат которой - русскоязычное население Израиля, выполнено полностью. Сам Авигдор Либерман – вице-премьер и министр иностранных дел. Другой представитель НДИ Ицхак Аронович возглавляет министество внутренней безопасности. Близкий к Либерману адвокат Яаков Неэман стал министром юстиции. А уже упоминавшийся депутат Кнессета Давид Ротем председательствует в одной из самых важных парламентских комиссий - по вопросам конституции, законодательства и права.

Кроме того, руководитель загадочного правительственного подразделения под названием «Натив» (Бюро по связям с еврейской диаспорой стран СНГ и Балтии) госпожа Наоми Бен-Ами также считается «человеком Либермана».

Нет сомнений, что занявший такие сильные позиции Авигдор Либерман явно не устраивает не только левый истеблишмент (судебная система, пресса, финансовые воротилы), но и своих коллег по правому лагерю.

Да, и политическая элита Европы и Америки не в восторге от усиления Либермана. С точки зрения европейцев и американцев, жесткий целеустремленный Либерман никак не вписывается в правила столь любимого ими politically correct. Он абсолютно не готов автоматически воспринимать диктат извне и, став министром иностранных дел, буквально с первого дня после вступления в должность начал разрабатывать совершенно новую и независимую внешнеполитическую концепцию Израиля.

Выступая перед комиссией Кнессета по международным делам и безопасности, Либерман очень четко сформулировал два постулата своей концепции. Первый: США были и остаются главным союзником Израиля, но в условиях совершенно новой конфигурации мировой политики Израиль должен разрабатывать и выстраивать и другие внешнеполитические направления. «Израиль должен проводить многовекторную и сбалансированную политику, прежде всего, в отношении России, - подчеркнул глава МИДа, – причем не вместо США, а одновременно». В качестве новых векторов израильской внешней политики Либерман перечислил также Индию, Южную Америку и Африку. Символично, что из всех израильских министров иностранных дел в Африке с визитом побывала только уроженка Киева Голда Меир.

В своем выступлении на парламентской комиссии Либерман покусился еще на одну «священную корову» - говоря об израильско-палестинском урегулировании, он заявил: «Мир невозможно навязать. Мир следует строить». В этом суть второго постулата Либермана.

Успешный визит Либермана в Москву, его встречи с руководителями российского государства вызвали приступ желчи у того самого истеблишмента, для которого и он сам, и российское руководство, и русская мафия – все одно и то же.

Но, наверное, самым кошмарным сном для израильской политической элиты должен стать приближающийся месяц август. Ведь в августе в политику возвращается давний близкий друг и соратник Либермана Арье Дери.

Дери представляет другой фланг израильского общества – религиозных сефардов (евреи – выходцы из стран Востока: Марокко, Ирака, Ирана, Йемена, Туниса, Алжира и т. д.) Как и Либерман, Арье Дери - молодой харизматичный лидер, один из самых ярких революционеров, во многом изменивший политическую карту Израиля. В 1996 году именно благодаря совместным усилиям Либермана и Дери, вопреки всем прогнозам и опросам общественного мнения неофит Нетаниягу одержал победу над матерым политическим зубром Шимоном Пересом на прямых выборах премьер-министра. Уже тогда представители израильского истеблишмента поняли, что тандем Либерман-Дери является для них смертельной угрозой.

Затеянные сразу после выборов 96-го года судебные процессы привели к тому, что Дери был вынужден уйти с политической арены, и Либерман остался один.

И вот теперь Дери возвращается. Присутствие этих двух сильных лидеров в израильской политике не может не встретить отчаянного сопротивления со стороны тех, кто до сих пор продолжает считать себя элитой общества.

Есть все основания предполагать, что уже в ближайшее время израильский истеблишмент начнет форсировать мощнейшую атаку на лидера НДИ с целью заставить его уйти из политики.

«Мочить» Либермана будут все: европейцы и американцы, оппозиция и коллеги по коалиции и, конечно же, израильская пресса, судебная система и многие другие.

Первым сигнал к атаке на Либермана подал президент Франции Николя Саркози. Встретившись в Елисейском дворце с главой израильского правительства, он дал Нетаниягу «дружеский» совет: отправить министра иностранных дел Авигдора Либермана в отставку и заменить его Ципи Ливни.

Скандальное высказывание Саркози стало достоянием гласности – кто-то из присутствовавших на встрече рассказал о нем журналистам, и эта «новость» была озвучена на Втором канале израильского телевидения.

Многочисленные комментарии в СМИ подтвердили предположения о том, что беспрецедентный демарш Саркози – это только начало, сигнальная ракета, и очень скоро последует продолжение.

В связи с этим возникает два вопроса. Вопрос первый: удастся ли устоять Либерману против такого всеобщего натиска? И второй: если не удастся, какова будет судьба партии «Наш дом Израиль» и страны в целом?

Один из самых серьезных израильских аналитиков в беседе со мной, к моему удивлению, сказал: «Если Либермана вынудят уйти из политики, то в противовес тому, что произошло с Дери и партией ШАС, это, наоборот, усилит его персональные позиции и позиции его партии».

Свой, на первый взгляд, парадоксальный вывод он пояснил так: «Существенное различие между этими двумя лидерами и их партиями состоит в том, что Арье Дери является политическим лидером, а духовным лидером ШАС был и остается раввин Овадья Йосеф. После ухода Дери рав Овадья поставил во главе партии ШАС ничем не выдающегося и послушного ему Эли Ишая, деятельность которого ограничивается сферой секторальных проблем.

Авигдор Либерман, напротив, с одной стороны, общенациональный лидер, а с другой - основатель, идеолог и одновременно духовный лидер партии «Наш дом Израиль». Поэтому даже в случае его вынужденного ухода в действительности ничего не изменится: формально председателем НДИ, скорее всего, станет молодой министр туризма Стас Мисежников, которому Либерман покровительствует в течение многих лет, но по большому счету все серьезные решения будут приниматься исключительно им самим. Авторитет Либермана в правом национальном лагере и, в особенности, среди русскоязычного населения настолько непоколебим, что никакой возможности найти ему альтернативу просто нет. А ореол незаслуженно пострадавшего за правое дело только придаст ему еще больше популярности».

Так что ближайшие месяцы в израильской политической жизни станут более увлекательными, чем самые крутые голливудские сценарии, о которых так любит говорить Авигдор Либерман.

Израильский истеблишмент отчетливо понимает, что, если не удастся остановить Либермана, то судьба следующей предвыборной кампании будет практически предрешена. Ни у кого из представителей этого закрытого элитарного клуба нет ни малейших иллюзий насчет того, что произойдет, когда Либерман станет премьер-министром.

Они просто-напросто уйдут в политическое небытие. Поэтому для них сегодня гамлетовский вопрос «Быть или не быть?» стоит чрезвычайно остро.