18+
  1. Иран продолжает обогащение России

Иран продолжает обогащение России

В отношении Москвы к иранской проблеме есть пикантная деталь. С наложением на Иран экономических санкций произойдет очередной скачек цен на нефть, поскольку ничем, кроме ограничения экспорта его нефти, на Иран повлиять нельзя.

А это может заметно пополнить российский бюджет, формируемый в основном за счет экспорта энергоносителей.

По словам представителя госдепартамента США Гонзало Галлегоса, долгожданный ответ Ирана на предложения шестерки не удовлетворяет условиям, выдвинутым Советом Безопасности ООН. Однако лаконичное заявление Галлегоса, размещенное на сайте госдепа, выдержано в крайне спокойном дипломатическом тоне. Официальный представитель Белого дома Дана Перино сообщила, что США продолжают изучать ответ Ирана. В свою очередь, посол Вашингтона при ООН Джон Болтон назвал ответ Тегерана туманным.

В комментариях американских официальных лиц подчеркивается, что Соединенные Штаты будут консультироваться с другими участниками шестерки при выработке решения. 31 августа, напомним, истекает срок, отведенный Совбезом ООН Ирану для прекращения обогащения урана. Для того чтобы принять санкции, США требуется одобрение еще пяти постоянных членов Совбеза. Если с Парижем и Лондоном Вашингтон, судя по поступавшим накануне сообщениям, близок к согласию, то с Москвой и Пекином дело обстоит сложнее. Представитель российского МИДа Михаил Камынин говорит о важности поиска переговорного решения через внимательное изучение иранского ответа, дабы понять нюансы, нащупать конструктивные элементы, если таковые имеются. В переводе с дипломатического языка это означает, что Россия намеревается долго торговаться с США по иранской проблеме. Пекин заявляет о необходимости принятия конструктивных мер Советом Безопасности, что тоже не совпадает с позицией США, требующих наказать Иран.

Зато тон заявлений Парижа неожиданно быстро изменился в благоприятную для Вашингтона сторону. Они (иранцы) должны прекратить обогащение урана до 31 августа, если хотят, чтобы переговоры были продолжены, подчеркнул министр иностранных дел страны Филипп Дуст-Блази.

Вашингтон явно опасается повторения иракского сценария, когда США оказались почти в одиночестве, напав на Ирак, и старается получить международную поддержку для давления на Тегеран. Соединенные Штаты, безусловно, хотели бы говорить с Тегераном от лица мирового сообщества, что видно в заявлениях Буша. К правительству (Ирана) мы обращаемся так: если вы хотите быть в семье народов, откажитесь от своих амбиций по созданию ядерного оружия, - заявлял он еще несколько месяцев назад в интервью телеканалу CBS. Свободный мир не может позволить Ирану обладать ядерным оружием, не только Соединенные Штаты, но и те из нас, кто ценит свободу, - подчеркивает Буш. Наша стратегия держаться вместе, одним фронтом, и говорить иранцам: ваше желание иметь ядерное оружие или возможности для его создания неприемлемо. Однако от освободительной риторики США не могут отказаться и в случае с Ираном. К (иранскому) народу мое послание звучит следующим образом: мы хотим, чтобы вы были свободными, - провозгласил американский президент. Но на фоне очевидных признаков хаоса в уже освобожденном Ираке эти слова звучат не очень убедительно.

Как нельзя кстати оказались для Вашингтона компромиссные предложения российского руководства. США поддерживают план Москвы поставлять уран для иранских реакторов, а потом забирать отработанное топливо, чтобы у иранцев не было начинки для атомной бомбы. Однако Тегеран, вначале затягивавший ответ на это предложение, в конце концов дал понять, что оно его не устраивает. Москва, впрочем, все еще подтверждает готовность осуществить этот проект.

Стремясь подчеркнуть единство международного сообщества, президент Буш позитивно отзывается о роли России в переговорном процессе. В отношении Москвы к иранской проблеме, однако, есть пикантная деталь. С наложением на Иран экономических санкций произойдет очередной скачек цен на нефть, поскольку ничем, кроме ограничения экспорта его нефти, на Иран повлиять нельзя. А это может заметно пополнить российский бюджет, формируемый в основном за счет экспорта энергоносителей. Для США, импортирующих нефть, эффект будет прямо обратным. Впрочем, есть мнение, что это только ускорит переход страны на альтернативные источники энергии. Но даже частичный запрет на экспорт нефти Ираном маловероятен, ведь Китай, имеющий право вето в Совбезе ООН, заключил с этой страной крупные контракты на ее импорт.

Тем не менее, Вашингтон должен что-то предпринимать. Очередным напоминанием об угрозе, которую представляет Иран для США, стал обнародованный в среду комитетом по разведке палаты представителей американского конгресса аналитический доклад. В нем утверждается, что Иран в течение почти двух десятилетий осуществляет тайную программу по обогащению урана. Однако, согласно докладу, он вероятно, еще не произвел или не приобрел расщепляющееся вещество в количестве, достаточном для производства ядерного оружия. Так что еще немного времени у Вашингтона есть. А нынешнее российское руководство, похоже, устроит любой вариант, поскольку напряженность на Ближнем Востоке, чем бы она ни была вызвана, все равно подогревает цены на нефть.