18+
  1. Краснодар: понятия сильней закона?

Краснодар: понятия сильней закона?

Краснодар: понятия сильней закона?
В течение трех лет краснодарские правоохранительные органы вместо расследования разбойного нападения на жителя Краснодара, безуспешно пытаются сфабриковать улики против бывшего любовника его жены. Говорят, «авторитетный» краснодарский предприниматель Георгий Чекалов поклялся отомстить молодому человеку, за позор своего сына.

Мотивированные Чекаловым следствие и прокуратура использовали в этом деле весь арсенал грязных приемов. За то время, что они держали под стражей незаконно осужденных людей, в городе произошли идентичные по сценарию нападения, а сам Краснодарский край прославился на весь мир массовым убийством в станице Кущевской.

Первого сентября 2009 года примерно в половине десятого по южному темного вечера, на сына авторитетного краснодарского предпринимателя Алексея Чекалова напали двое. Нанеся несколько сильных ударов, преступники вырвали у него из рук сумку-планшетку, в которой были деньги (50 тысяч рублей), сотовый телефон, паспорт, водительское удостоверение, ключи от квартиры и гаража – в целом материальный ущерб составил 64 тысячи рублей. Этот эпизод так и вошел бы в криминальную статистику в качестве банального ограбления, каковым, собственно, и является, если бы дело не происходило в Краснодаре, в наши дни.

Кущевка в головах

Забегая вперед, стоит подчеркнуть, что впоследствии на улице Котовского, где напали на Чекалова, случились еще подобные ограбления. Двое неизвестных действовали по той же самой незамысловатой схеме, видимо не опасаясь местной тогда еще милиции. И у них были на то веские основания. Дело в том, что обвинение в нападении было предъявлено совсем другим людям – помощнику судьи Ленинского районного суда Краснодара Максиму Лозовому и его брату. Поводом для уголовного преследования стало то, что Максим некоторое время находился в интимных отношениях с женой Чекалова, брак которого, судя по всему, трещал по швам. Не вмешиваясь в личную жизнь участников этой истории, отметим лишь, что в окружении Чекалова говорят, что у них с Лозовым даже состоялся короткий разговор, в ходе которого выяснилось, что повода для взаимных претензий нет и быть не может: супруги Чекаловы и без того стояли на грани развода. Возможно, герои этой истории так и разошлись бы мирно, если б не то самое ограбление. Знающие люди говорят, что даже не сам Алексей Чекалов, а его отец, пока сын в тяжелом состоянии находился в больнице, решил воспользоваться подвернувшейся возможностью и возместить не столько материальный, сколько моральный ущерб. Произошло это, видимо, не сразу, а через несколько дней, когда стало ясно, что милиция вряд ли сможет найти нападавших, скорее всего местных наркоманов.

Ни для кого не секрет, что бизнес в регионе тесно переплетен с криминалом. Отец потерпевшего Георгий Чекалов обладает определенным влиянием в этих сложно устроенных предпринимательских кругах. Зачастую здесь авторитет и понятия здесь оказываются, что называется, дороже денег. И за личные обиды в этих кругах принято мстить. А при методах работы краснодарских следственных органов такая возможность есть всегда. Братья Лозовые стали фигурантами уголовного дела. Следователи обвиняли их в разбое с причинением тяжкого вреда здоровью, а это от восьми до пятнадцати лет лишения свободы – неплохая компенсация за неудавшуюся семейную жизнь! Против Лозовых выступил не только сам Чекалов, который якобы хорошо узнал Максима и отчетливо слышал угрозы в свой адрес, но и группа так называемых «случайных» свидетелей. Еще одной уликой стала записка, которую пострадавший якобы передал через врачей из больничной палаты отцу: «Били Лозовые, боюсь их». Правда, позже выяснилось, что никакую записку ни один из врачей не передавал. Вообще, в этом деле с самого начала было множество несостыковок, которые свидетельствуют о том, что идея «повесить» это преступление на братьев Лозовых возникла в головах обвинителей отнюдь не сразу. Начать хотя бы с того, что задержали братьев 17 сентября 2009 года, а не по горячим следам, как это должно быть, если пострадавший действительно называет имена подозреваемых практически сразу после нападения. Допустим, что краснодарские следователи привыкли исполнять свои обязанности со свойственной южанам ленцой и действительно 17 дней «разыскивали» братьев Лозовых, даже не пытавшихся скрыться. Собственно говоря, молодые люди жили привычной жизнью, ни от кого не прячась, ничего не опасаясь. Между тем, следователь Новоселецкая развернула по-настоящему бурную деятельность. Ее стараниями дело обрастало все новыми шокирующими подробностями и уверенно продвигалось к финалу в зале суда. Материалы дела свидетельствуют о том, что Максим Лозовой в момент преступления было дома и купал ребенка и в процессе этого занятия был заснят на видео, подлинность которого подтвердила специальная экспертиза. То, что в момент преступления он находился в 9 километрах от места трагедии, подтверждается и данными о его телефонных соединениях, полученные следствием у сотового оператора. Брат Лозового в тот злополучный момент также находился вдалеке от места преступления и в это время вообще разговаривал по телефону, что также подтверждают данные оператора связи. И все это подтверждается показаниями свидетелей.

Но такие мелочи, как наличие проверенных, и подтвержденных документально алиби следствие попросту игнорировало. Но по мере того, как распухали папки с материалами, возникали новые вопросы к следствию. Ответов на которые госпожа Новоселецкая впоследствии дать не смогла, из-за чего вскоре была уволена из органов внутренних дел. Сменивший ее следователь Фидельский выяснил, что та самая записка, переданная из больницы, появилась в материалах дела без какого-либо соблюдения элементарных процессуальных норм. Попросту говоря, была спешно подсунута в ходе расследования. Эксперт-криминалист не смог с уверенностью сказать, чьим именно почерком она написана, писал ли ее сам Алексей Чекалов или его отец, через кого ее могли передать…. Дальше больше – свидетели, «случайно» гулявшие в нужном месте в нужное время, все как один оказались старыми знакомыми семьи Чекаловых, хотя изначально утверждали обратное. Некоторые из этих мнимых очевидцев, согласно данным сотовых операторов, находились вдалеке от места преступления в момент его совершения. А один из них, некий гражданин Гриднев, честно признался, что перед опознанием подозреваемых, которое проходило в здании УВД Западного округа Краснодара 7 октября 2009 года, отец Чекалова показал ему фотографии Лозовых и подробно описал их приметы. Это следует из заявления, написанного г-н Гридневым после процедуры опознания.

Тем не менее, благодаря мотивированной отцом потерпевшего правоохранительной машины и братьям продлили срок содержания в СИЗО.

Возможно, на этом история и закончилась бы, если бы Лозовые не боролись за свое имя. Попав под каток следственной машины, они имели наглость подавать жалобы и опровергать доводы следствия. Сменивший Новоселецкую следователь Фидельский в итоге освобождает братьев из под стражи. Дело в том, что убедительных доказательств вины в ходе длительного расследования собрать так и не удалось. У обоих подозреваемых оказалось весьма крепкое, убедительное алиби. В октябре 2010 года в отношении одного из братьев уголовное дело пришлось прекратить. В июле следующего года настал черед второго брата. Сначала само следствие пришло к выводу о невиновности братьев Лозовых. И следователь Захаров и его руководители в Следственном комитете признали, что Лозовые вменявшегося им преступления не совершали. Затем уже и суд оправдал братьев. Покинув стены СИЗО, братья обратились в суд с требованием о возмещении материального и морального вреда. Суд идет им навстречу и удовлетворяет иск Лозового о возмещении материального и морального вреда, вызванного незаконным привлечением к уголовной ответственности.

Рейдерское право

Таким образом, суд полностью реабилитирует Лозовых, что вызывает настоящую бурю негодования отца Чекалова. Надо сказать, что Георгий Анатольевич не просто очень обеспеченный по российским меркам человек. Георгий Чекалов имеет в Краснодарском крае репутацию успешного рейдера с хорошими неформальными связями во ряде властных структур. Судя по всему, именно эти связи позволяют ему безнаказанно захватывать в регионе привлекательные объекты недвижимости, обходя при этом некоторые нормы закона.

Справка:

В Апшеронском районе Краснодарского края существовало предприятие ФГУП санаторий «Солнечная поляна», принадлежащий Министерству природных ресурсов РФ. Предприятие находилось в тяжелом экономическом и финансовом состоянии. Директором предприятия был назначен Бобрышев Роман Алексеевич, который привлек инвесторов ООО «Блик», ООО Арт-рен» организовал ремонт санатория и привлек отдыхающих. Бобрышев Р.А., используя средства ООО «Блик» и ООО «Арт-рен» погасил большую часть кредиторской задолженности, предприятие начало активно развиваться.

Чекалов Георгий Анатольевич, используя связи в территориальном Управлении Росимущества по Краснодарскому краю, добился увольнения Бобрышева Р.А. с должности директора ФГУП санатория «Солнечная поляна». Туапсинский районный суд восстановил в должности Бобрышева Р.А. После этого Чекалов Г.А. используя связи в правоохранительных органах Краснодарского края, инициировал возбуждение уголовного дела по ст. 201 УК РФ (Превышение должностных полномочий) в отношении Бобрышева Р.А. После чего, под угрозой уголовного преследования Бобрышева Р.А., Чекалов Г.А. вынудил руководство ООО «Блик» и ООО «Арт-рен» бесплатно переуступить права по инвестиционным соглашениям в пользу подконтрольных ему коммерческих структур и физических лиц. В дальнейшем, используя связи в территориальном Управлении Росимущества по Краснодарскому краю пролоббировал свое назначение на должность директора ФГУП санатория «Солнечная поляна».

Став директором Чекалов Г.А. прекратил хозяйственную деятельность санатория, вновь довел его до разрухи и путем фальсификации увеличил кредиторскую задолженность ФГУП санатория «Солнечная поляна» в пользу подконтрольных ему коммерческих структур и физических лиц до суммы около 8 млн. руб. Из всего имущества санатория Чекалова Г.А интересовала огромная территория (более 10 га в парковой зоне города Апшеронска) и скважины глубокого бурения с термальной минеральной водой. Чекалов Г.А. инициировал продажу всего имущества ФГУП санатория «Солнечная поляна» через торги, организованные всё тем же территориальным Управлением Росимущества по Краснодарскому краю. Имущество было продано с торгов за сумму около 8 млн. руб. при реальной его стоимости около 50 млн. руб. Победителем торгов стал подставной человек Чекалова Г.А. Негуч Аскер Джанхотович.

В итоге, Чекалову Г.А. санаторий обошелся даром, так как 8 млн. руб., заплаченные на торгах Негучем А.Д. вернулись обратно Чекалову Г.А. в качестве компенсации кредиторской задолженности подконтрольным ему структурам.

В общем, в Краснодаре знают, что Чекалов обладает ресурсом для того, чтобы инспирировать уголовные дела против тех, кто встает у него на пути. Судя по всему, старший Чекалов, будучи не в силах вынести такого «позора», организует широкую кампанию, в рамках которой подаются жалобы в МВД РФ, в Госдуму, а также ведется теневая кампания и публикуются «разоблачительные» материалы в прессе. Благо, что для журналистов в этом деле полное раздолье. По Краснодару уже ходят легенды о щедрости Георгия Чекалова по отношению к любым соратникам и союзникам в борьбе с обидчиками его сына. Как говорят, Чекалов фактически объявил награду за посадку Лозового. И, как говорят, ставки растут – высоким чинам за нужное решение сулят коттеджи и яхты.

В конце прошлого года Зам. прокурора Краснодарского края Е.А. Чупров без каких либо новых обстоятельств отменяет постановление о прекращении в отношении Максима Лозового уголовного дела. То есть, речь и дет о том, что следствие установило, а суд подтвердил факт непричастности Лозового к рассматриваемого преступлению, никаких новых обстоятельств не возникло, но прокурор все равно решил реанимировать дело. Октябрьский Суд Краснодара признает правоту следователя, прекратившего уголовное преследование Лозового, и - незаконным решение запрокурора о возобновлении дела. Старшему Чекалову это вновь не понравилось и он вновь развил бурную деятельность, мобилизовал все ресурсы и связи для достижения своих целей. В результате его активности и принятых им мер 24 апреля 2012 года исполняющий обязанности руководителя следственного управления СК РФ по Краснодарскому краю г-н Ткачев отменяет постановлении о прекращении уголовного дела в отношении Максима Лозового!

Генерал-майор юстиции, видимо хорошо осознавая бесперспективность дела, которое уже разваливалось однажды, делает простой до гениальности ход – требует переквалифицировать статью! С этого момента Максима Лозового (его брата к тому моменту уже оставили в покое) обвиняют, ни много, ни мало, в покушении на убийство при отягчающих обстоятельствах. То есть на том же точно материале на котором было доказано, что Лозовой не совершал нападения на потерпевшего и не грабил его, заинтересованный генерал-майор Ткачев теперь хочет обвинить того же Лозового в покушении на убийство.

Можно было бы сказать, что это беспрецедентный пример пренебрежения правом и одновременно авторитетом суда, если бы дело все-таки происходило не в Краснодарском крае, для которого это в последние годы становится нормой. Правда, вскоре Октябрьский районный суд Краснодара признал ткачевское постановление незаконным. Но полицейские и не думали сдаваться. В ответ на решение суда в судебную коллегию по уголовным делам Краснодарского края поступает жалоба, подписанная Алексеем Чекаловым. Пока кассационная инстанция выносит решение, Максима Лозового вновь берут в оборот краснодарские следователи. Теперь уже по более тяжкой статье…

Данное уголовное дело, между тем, очень показательно и вскрывает глубинные, системные проблемы правоохранительной системы региона. В конечном итоге, не дело журналистов решать – кто преступник, а кто законопослушный гражданин. Дело журналистов – указывать, когда следствие и прокуратура вместо того, чтобы искать преступников и доказательства их вины идут на подлоги, фальсификации, угрозы ради того, чтобы сообщить начальству о раскрытии дела, или того хуже - отработать заказ. Когда для борьбы с преступностью используются преступные методы, то это уже не борьба с преступностью, а криминальная разборка. Пока разворачивалась эта история, 4 ноября 2010 года в станице Кущевская произошло убийство, ставшее символом коррумпированности и продажности краснодарской милиции. Напомним, одной из главных причин кущевской трагедии стало то, что местные правоохранительные органы занимались исключительно прикрытием дружественных бизнес-структур с сомнительной репутацией. Напрочь при этом «забыв» о защите норм действующего законодательства. Кущевская трагедия стала не только поводом для масштабных чисток в краснодарской милиции, но и знаковым, поворотным моментом в давно назревшей реформе МВД. Во многом именно ей мы обязаны тем, что навсегда запятнавшая честь мундира «милиция» была переименована в «полицию». Но…

Похоже, что чистка рядов нисколько не отразилась на методах работы краснодарской теперь уже полиции. «Разруха в головах» никуда не делась. Дело Максима Лозового – лишь один пример того, насколько далеко могут заходить местные следователи, преследуя не то свои собственные, не то еще чьи-то цели, при этом, не обращая никакого внимания на то, что настоящие грабители, возможно, по-прежнему «трудятся» на краснодарских улицах, калеча случайных прохожих.

Последние новости