18+
  1. Куда «утекли» киотские миллионы?

Куда «утекли» киотские миллионы?

Куда «утекли» киотские миллионы?
Арбитражный суд Кировской области назначил на 19 марта судебное разбирательство по заявлению ООО «НПП Система сервис» о признании банкротом ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк» (входит в холдинг Дмитрия Мазепина «ГалоПолимер»).

Как стало известно «Веку», киотский проект, реализованный холдингом, до сих пор доставляет его топ-менеджерам множество неудобств.

В конце минувшей недели суд обязал «Саморегулируемую организацию арбитражных управляющих Центрального федерального округа» представить информацию о соответствии кандидатуры арбитражного управляющего Валерия Саенко требованиям закона «О несостоятельности (банкротстве)», сообщает «Интерфакс» со ссылкой на определение суда.

Напомним, «НПП Система сервис» обратилось в арбитражные суды Пермского края и Кировской области с исками о банкротстве дочерних предприятий холдинга «ГалоПолимер» - ОАО «ГалоПолимер Пермь» и ООО «ГалоПолимер Кирово-Чепецк». Несколькими днями ранее «Век» сообщал, что задолженность «ГалоПолимер Пермь» перед истцом была погашена банком принудительным списанием со счетов ОАО. По «ГалоПолимер Кирово-Чепецк» долг все еще остается и он гораздо больше (по данным СМИ, задолженность пермской компании с учетом пени составляла 17,5 млн. рублей).

Как известно, признать крупнейшие химические предприятия несостоятельными их бывшие партнеры намерены из-за невыполнения первыми обязательств перед вторыми. Еще в 2009 году ООО НПП «Система Сервис» готовило для химкомпаний проект «Утилизация выбросов хладона-23 на предприятии ОАО «Галоген», направленный на сокращение парниковых газов. В дальнейшем освободившиеся единицы сокращения выбросов (ЕСВ) предприятие планировало продать иностранным концернам в соответствии с условиями Киотского протокола. Общая сумма услуг по контрактам с «Системой Сервис» составляла несколько десятков миллионов рублей, которые «ГалоПолимер» так и не заплатил, хотя, по слухам, получил в ходе сделок по продаже углеродных единиц не один десяток миллионов евро.

Впрочем, как уже сообщалось, долг перед разработчиками проектной документации по Киоту - это копейки по сравнению со счетами, которые «ГалоПолимеру» могут предъявить иностранные партнеры, «сражающиеся» с химическим холдингом в российских судах.

Чуть более года назад «Коммерсант» писал о том, что исполнение первого же контракта на перевод единиц сокращения выбросов (ЕСВ) за пределы РФ в рамках соглашений Киотского протокола вызвало судебные иски. 4,2 млн. тонн единиц сокращений были проданы «ГалоПолимером» (в бытность его еще «Галогеном») два раза: сначала их купил фонд Natsource, инвестором которого являются ConocoPhillips и Repsol, а затем — швейцарский трейдер Vitol. Скандал подкреплялся сообщением о том, что миноритарный акционер продавца оспаривал первую сделку в российском арбитраже как невыгодную, а Natsource настаивал на переносе дела в Лондон.

По сути, как говорят наблюдатели, этой двойной продажей «ГалоПолимер» «кинул» очень солидных покупателей. Ведь в первом контракте в этой роли выступает целый ряд зарубежных компаний, среди которых Amphitheatre LLC, Repsol YPF S.A., ConocoPhillips Canada Limited, Sachtleben Chemie GMBH, Endesa Generacion S.A., Suncor Energy Inc., Hokkaido Electric Power Co.,Inc., ThyssenKrupp AG. Все они поддержали в доводах компанию Natsource LLC.

В апреле 2011 года юридический директор ОАО «ГалоПолимер» Владимир Позняк заявил «Веку», что информация о каких-либо исках является недостоверной. «Я официально заявляю, никаких судебных процессов между какими-либо компаниями группы «ГалоПолимер» и Natsource не было и нет, и сейчас никаких споров вокруг передачи ЕСВ не ведется».

Однако, по слухам, Natsource отнюдь не оставил этого дела и сейчас продолжает судиться с «ГалоПолимером». Причем, говорят некоторые наблюдатели, несмотря на то, что российская компания всячески тянет время, привлекая третьих лиц, которые вообще отношения к этому спору не имеют – шансов выиграть это дело у «ГалоПолимера» крайне мало.

Как сообщает пермская деловая газета Business Class, в августе прошлого года сделку с Natsource попытался опротестовать в суде один из мелких акционеров «ГалоПолимера» Александр Рефляк, которому принадлежит 1 обыкновенная именная акция эмитента. Причем, ответчик по делу, ОАО «Галоген», иск миноритария поддержал, посчитав контракт незаключенным по причине несоблюдения предварительных согласовательных процедур. В числе доводов о ничтожности сделки господин Рефляк привел тот факт, что контракт был заключен без соблюдения письменной формы, было допущено нарушение процедуры согласования сделки, а цена покупки единиц сокращения выбросов (ЕСВ) оказалась ниже рыночной. По договору она составила 9 евро за единицу. Исходя из этого, акционер сделал вывод, что для холдинга эта сделка оказалась убыточной, пишет издание.

Источник «Века», знакомый с ситуацией, пояснил, что, действительно, скорей всего, «ГалоПолимер» хотел расторгнуть контракт с контрагентами из-за слишком низкой цены за ЕСВ. «На момент планирования сделки с Natsource цена в 9 евро за единицу была недостижимой, сделка считалась более чем выгодной. Но уже через год цены выросли, и оговоренная ранее стоимость стала не такой привлекательной для холдинга. На рынке уже звучали цены в 10—12 евро. Тогда, видимо, они и решили: давайте мы лучше продадим Vitol по 10 евро. Кто именно в этом участвовал, остается только догадываться», — отметил наш собеседник.

В итоге суд отклонил иск господина Рефляка, объяснив свое решение тем, что контракт между сторонами все же был подписан генеральным директором ОАО «ГалоПолимер» и представлен в письменной форме. Кроме того, при заключении сделки, как выяснилось, не требовалось ее одобрения ни советом директоров общества, ни общим собранием акционеров.

В дальнейшем Александр Рефляк пытался обжаловать решение суда в апелляционной инстанции, а затем и в кассации. Однако обе его попытки оказались неудачными. Стоит отметить, что ранее, в июле 2011 года, иск с аналогичными требованиями расторгнуть договор «ГалоПолимера» с зарубежными контрагентами поступил в суд от другого акционера российской компании, господина Кушнаренко. Первое заседание по делу состоялось лишь в конце января 2012 года, а следующее назначено на июнь.

«Все эти миноритарии – бывшие или действующие сотрудники самого «ГалоПолимера», - пояснил источник, знакомый с ситуацией. – Можно найти сто таких акционеров: один проиграл, появился другой. Но фактически спор идет между «ГалоПолимером» с его «дочками» и покупателями».

По его словам, такие конфликты, по идее, должны рассматриваться в международных судах, но это достаточно дорого. Поэтому российская компания, с помощью неких акционеров открывает дела о признании сделки с Natsource ничтожной на родине. «Если в России контракт признают ничтожным, неважно на законных или других основаниях – смысла выигрывать в Лондоне нет, потому что исполнять это решение все равно придется в России. А это опять целый процесс», - отмечает источник.

Поэтому, по его словам, иностранцы никуда не торопятся, наблюдая, как развиваются события, чтобы скорректировать свою юридическую стратегию и решить, что делать дальше. Ведь сопротивляться в наших судах можно очень долго. Но главное, руководство «ГалоПолимера», якобы, не хочет ни договариваться с Natsource, ни платить ей компенсацию за упущенную выгоду. Хотя, повторимся, по слухам, от киотского проекта холдинг получил несколько десятков миллионов евро.

Есть и другой нюанс. В прошлогоднем интервью «Веку» представитель ОАО «ГалоПолимер» уверял, что полученные в обмен на ЕСВ средства они могут потратить только на дальнейшую модернизацию производства, а не, например, повышение зарплаты сотрудникам или выплату дивидендов – за этим пристально следит регулятор процесса в лице Сбербанка.

Тогда «Век» писал, что к киотскому проекту структуры холдинга подошли, имея на руках довольно изношенные производственные фонды: заводскому оборудованию, например КЧХК, стукнуло 60 лет. Компания встала перед вопросом: как модернизировать производство, чтобы не нанести ущерб предприятию. «Можно поставить замечательные фильтры, после чего у нас возрастет себестоимость продукции, мы станем неконкурентными, нам придется закрыть завод. А ведь только в Кирово-Чепецке каждая четвертая семья работает на бывшем КЧХК. И до сих пор мы были вынуждены работать на неэффективном оборудовании, ведь альтернативы не было. Пока, наконец, не появились реальные механизмы реализации киотских проектов в нашей стране», - пояснял в апреле 2011 года Владимир Позняк.

Недавно и гендиректор «ГалоПолимера» Максим Дорошкевич заявлял РБКdaily, что компания активно реализует проекты по модернизации производства, а ее инвестиционная программа рассчитана примерно на 14 млрд. рублей. в ближайшие пять лет. «Ресурсная база компании позволяет осуществить намеченные планы. В 2010 году мы получили около $300 млн. выручки и около $40 млн. чистой прибыли. В 2011 году ожидаем существенного улучшения показателей», - отметил Дорошкевич.

Тем не менее, как стало известно «Веку», оборудование на заводах холдинга по-прежнему находится в ужасающем состоянии, а то, что его топ-менеджеры заявляли об инвестпрограмме, похоже, не более чем слова. «По идее, на этих предприятиях нужно вводить жесткий контроль за расходованием средств, модернизировать производство. А сейчас они делают ставку на основные продукты, такие как хладон 22, запрещенный Монреальским протоколом. Причем, на модернизацию они вроде сначала кредиты брали в одном банке, потом в другом, потом по киотскому проекту получили сумасшедшие деньги, на такие средства можно было бы построить современные заводы. Но не уверен, что там даже минимум сделан», - подчеркивает источник «Века».

Получается, холдинг, ставший пионером по передаче единиц сокращения выбросов иностранным компаниям в ходе проектов совместного осуществления, лукавит, говоря о том, что киотский проект прошел без сучка, без задоринки? Кроме того, если на самом деле подобные слухи имеют под собой почву, и обещанная инвестпрограмма так и не стартовала, то непонятно, куда делись деньги, вырученные от первой в истории России передачи нескольких млн. ЕСВ.