18+
  1. Лариса Васильева: «Меня не догнали года…»

Лариса Васильева: «Меня не догнали года…»

Лариса Васильева: «Меня не догнали года…»
Свой очередной день рождения (23 ноября) Лариса Васильева отметит на родине – в Харькове, куда писательницу пригласили украинские почитатели ее таланта.

Это - не первая встреча с земляками. Много лет назад Лариса Николаевна узнала, что в квартире, где она когда-то жила с мамой и папой, ставшей потом библиотекой, открыт уголок ее семьи. «Мы гордимся вами, московскими земляками, и хотим, чтобы о вас знали и всегда помнили наши читатели», - написали тогда Васильевой сотрудники библиотеки и пригласили приехать. А гордятся харьковчане не только знаменитой писательницей, но и ее отцом – Николаем Кучеренко, одним из конструкторов легендарного танка Т-34, созданного в Харькове.

С тех пор, когда выходит ее новая книга, Лариса Николаевна отправляет или везет сама несколько экземпляров в харьковскую библиотеку, ставшей ей родной. А написала она немало.

Лариса Васильева - автор нашумевших произведений: «Альбион и тайна времени», «Кремлевские жены», «Дети Кремля», «Жены российской короны», «Душа Москвы», «Жена и муза», «Сказки о любви»... А еще она удивительный рассказчик интересных увлекательных историй, в чем смогли убедиться миллионы телезрителей.

Лариса Васильева: «Меня не догнали года…»

На снимке: Лариса Васильева рядом с танком Т-34. Фото автора

- Что везете на этот раз в Украину? – спросила я Ларису Николаевну во время нашей беседы накануне ее поездки на родину.

- Свои новые книги: «Василиса» и «В прицеле - Прохоровка». Они о прошлом, настоящем, будущем, - вечном. В том числе о войне, о танке Т-34.

- Книги на русском. Их там не переводят на украинский? И на каком языке вы общаетесь со своей украинской аудиторией?

- Хотя моя девичья фамилия Кучеренко, и я хорошо понимаю украинский, но с детства говорю и пишу на русском. В Харькове очень многие говорят и читают по-русски, так что необходимости в переводе нет. Думаю и на этот раз мои встречи с земляками, а их запланировано немало - пройдут при полном взаимопонимании.

- Несмотря на то, что Украина собирается вступить в Евросоюз?

- Вступит или не вступит, время покажет. Но в любом случае, братские отношения между нашими народами никто и ничто не сможет отменить, разрушить, запретить.

- А какие вопросы вам обычно задают на творческих встречах?

- В основном, как я стала писателем, о чем пишу сейчас, какие планы...

- Нашим читателям, надеюсь, тоже будет интересно это узнать. Вы ведь сначала прославились как поэтесса: первая же книга лирических стихов «Льняная луна» удостоилась первой в вашей жизни премии - Московского комсомола. Потом были другие премии, медали, ордена. В честь вас даже названа звезда в созвездии Стрельца!

- Получила недавно и орден Украины «За заслуги» III степени. Но отвечу строчкой из своих стихов: «...совсем не гонялась за славой, удачливой, впрочем, слыла»…

- Слыла или на самом деле была удачливой, Лариса Николаевна? Как складывалась ваша творческая жизнь? Вы ведь с детства писали стихи?

- Даже публиковалась в «Пионерской правде».

- И ваши стихи тогда заметила сама Анна Ахматова и написала вам.

- Великая поэтесса разобрала мои стихи «по косточкам». На полях сделала несколько обидных пометок: «ай-я-яй!», «фи!»... Но в конце добавила странную приписку: «Меня ты не бойся». А я никого и не боялась! Была довольно самоуверенной девчонкой и не сочла тогда нужным ответить Анне Андреевне. Потом об этом всю жизнь жалела. Ахматова же не раз снилась мне.

- Поэтому вы написали свою необыкновенную сказку о любви-ненависти «Мишень»? Где два главных героя: Он и Она. Анна и Иосиф. Узнаваемые Ахматова и Сталин. Они действительно встречались в жизни?

- Возможно, все так и было.

- А вы, говорят, встречались с Ним?

- Это громко сказано. Первый раз увидела, когда была ребенком и вместе с Климом Ворошиловым в его доме наряжала елку. Поскольку я сидела наверху, то разглядела "маленькое блюдечко плеши" на голове вождя и запомнила на всю жизнь его реплику: "Высоко забралась - больно падать будет". Второй раз увидела много лет спустя, в гробу, когда Сталин умер.

- А ведь первая половина его реплики сбылась!

- Лишь бы не вторая!..

- Вы уже были известной поэтессой, и вдруг однажды в «Новом мире» появляется замечательная публицистика Ларисы Васильевой - записки об Англии - «Туманный Альбион», которыми просто зачитывалась вся страна. А стихи вы в Лондоне писали?

- В Англии я была с мужем, Олегом Васильевым, корреспондентом "Известий", и сама работала для "Литературной газеты". Стихи конечно писала. Они лечили мою ностальгию. Но, приехав туда, я поняла, что буду писать прозаическую книгу. Я пишу прозу, но всегда ощущаю в себе то, что свойственно людям с поэтическим мировоззрением, - образное мышление. По-газетному писать не могу. Моя книга об Англии абсолютно лишена политики. Это - первое за долгие годы «холодной войны» произведение советского писателя, не проявлявшего себя негативно по отношению к государственному устройству обеих стран. В то время такое писание было смелым, даже непозволительным.

Эта книга имела успех наверное потому, что была первой "такой". "Альбион и тайна времени" - так она была названа у нас, а в Англии ее озаглавили: "Лара в Лондоне". Мне говорили, что книгу до сих пор рекомендуют в качестве пособия для студентов-международников. У нас с Олегом Васильевым была еще одна книга - "Встречи в Британии».

- На протяжении ряда лет вы читали лекции и вели семинары в университете Ноттингема, имея титул «special professor». Так хорошо знаете English?

- Знаменитый английский писатель Чарльз Перси Сноу, который дал мне рекомендацию для вступления в члены Библиотеки Британского музея, назвал мой язык «Ларисиш». Англичане любят, когда иностранцы плохо говорят на их языке. Чувствуют свое превосходство. Я давала им такую возможность

- Почему не остались в Англии?

- Я прожила шесть лет в Англии. Но ехать туда не хотела! А тем более остаться там. Здесь у меня шла, развивалась моя жизнь. Люблю быть самой собой. Потому что знаю, что любой иностранец, живущий в чужой стране, сколько бы он не имел машин, квартир, денег – все равно для коренного населения останется чужим.

В Англии меня принимали на самом высоком уровне только потому, что знали: мы с мужем не собирались там оставаться. Я люблю Лондон, но Москву люблю больше.

- Вы даже посвятили ей замечательную книгу: «Душа Москвы».

- Меня привезли в Москву в десять лет. Отца перевели сюда. В тот год отмечалось 800-летие столицы - с праздничным салютом, флагами, цветами! До сих пор помню, как это было красиво. Я даже тогда по этому поводу свои детские впечатления выразила в стихотворной форме.

- Лариса Николаевна, вы - человек литературы, однажды вдруг стали инициатором создания первого и единственного в мире музея танка Т-34.

- Да не вдруг! Музей посвящен истории танка и всем, кто создавал, строил и воевал на этой боевой машине. А мой отец - один из создателей Т-34. Их было трое, руководителей КБ, награжденных в 1942 году Сталинской премией за этот танк: знаменитый Кошкин, Морозов и он, Кучеренко Николай Алексеевич. Отец всю жизнь занимался танками, и умер в День танкиста, 12 сентября 1976 года. Ему было 68 лет.

Москва в тот день, как обычно, отмечала праздник салютом. А я читала отцу, который умирал при полном сознании, свои стихи, что-то ему рассказывала и пообещала: «Я напишу о тебе книгу! О твоей жизни, об истории танка Т-34...»

Книгу написала. Не ожидала, что так много придет на нее откликов. Люди не просто писали письма, присылали фотографии, документы. Все это и легло в основу будущего музея. Сначала создала его на своей даче. А потом, когда иностранцы стали проявлять неподдельный интерес к материалам и предлагали мне их продать, я поняла: музей должен быть доступен всем. Написала об этом мэру Москвы и губернатору Подмосковья. И музей появился.

- Потом вышла ваша книга: «Правда о танке Т-34».

- Она подготовлена в соавторстве с моими коллегами – редактором Галиной Чиковой и полковником Игорем Желтовым. Книга построена на многочисленных архивных и музейных материалах. Позже мы вместе с Желтовым выпустили еще две книги, посвященных легендарному танку: «Николай Кучеренко. Пятьдесят лет в битве за танки СССР» и «В прицеле - Прохоровка» о великом танковом сражении. Обе эти книги я везу в Украину. Буду говорить о них на заводе, где была создана «тридцатьчетверка», и куда меня тоже пригласили.

- Еще вы собираетесь познакомить своих читателей с книгой «Василиса»? Книгой необычной...

- Я ее наконец-то закончила и издала. Это - главная тема моей жизни. Всегда ощущала в себе то, что называется "диктантом свыше".

- Ахматова диктовала?

- Зря иронизируете. Ангел-хранитель есть у каждого, только не каждый ощущает его в себе. Мне посчастливилось. Но это не Ахматова. Моего Ангела, который диктует мне, зовут Василиса. Без нее я не написала бы ни строки.

- Мистика какая-то...

- Ощущение диктанта пришло шести лет от роду, может быть вместе с первым стихотворением. Люди, пишущие стихи, да и не только стихи, как правило, чувствуют в себе то, о чем я сейчас говорю. Никакой тут мистики нет, есть незримая реальность бытия.

- Вообще-то ЭТО всегда называлось вдохновением, присущее талантливым людям. А выходит, только благодаря каким-то высшим силам вы закончили филологический факультет МГУ, писали стихи, издавали книги, получали признания?.. И почему – Василиса?

- Я родилась в Харькове, но в военное время завод отца перевели на Урал. 1943-й год. Зимой по утрам темно. Я, первоклассница Лариса Кучеренко, иду в школу. Приближаются два огня – грузовик. Отступаю и падаю в кювет. Глубокий снег. Надо мной бездонное, черное небо. В нем – звезда. Впервые ее показала мне мама: «Полярная. Там живет Василиса из твоей любимой сказки про царевну-лягушку».

Январь 1957 года. Свадьбу мы с Олегом Васильевым сыграли на Крещенье. Медовый месяц проводили в подмосковном доме отдыха. Приснилась мне высокая женщина, укутанная в разноцветную ткань.

- Здравствуй, - сказала она. – Теперь ты – Лариса Васильева. Я – Василиса. Созвучно. Ты входишь в мою судьбу. Позабочусь о твоей.

Скрипнула дверь, я проснулась. На тумбочке лежала записка: «Дорогая Василиса! Жаль тебя будить. Ушел завтракать. Целую, твой Олег».

Мог ли муж подсмотреть мой сон? Мы с Олегом прожили вместе тридцать пять лет. Он был журналистом-международником, всегда был очень чутким, близким мне человеком, нас многое объединяло, помимо нашего сына. Но никогда более Олег не называл меня Василисою.

- Зато вы ее часто вспоминали. Даже однажды поэму в стихах назвали «Василиса». Теперь вот закончили Василису в прозе - удивительное произведение! Его несколько месяцев печатал журнал «Наука и религия».

- У меня такое ощущение, будто всю жизнь писала эту книгу. Ее присутствие ощутимо во всем, что выходило из-под моего пера. В той или иной степени все это – весть Василисы. Это книга об Истине, сокрытой в каждом из нас. Она – о возможности избежать катастрофы нашей цивилизации.

- Это произведение совсем не похоже на ваши прежние бестселлеры. Новое, неожиданное по жанру и по идее. Мрачноватое в своих оценках и прогнозах. На мой взгляд, в книге много спорного, а какие-то вещи просто заводят в тупик...

- Главный редактор журнала «Наука и религия» сказал менее деликатно: «Мы, конечно, эту фигню напечатаем»... Не успела я возмутиться, как из бутылки, стоящей на столе, вдруг выскочила пробка и угодила редактору прямо в висок.

- Опять считаете: знак свыше?

- Вообще, конечно, спокойнее промолчать на эту тему, а время потратить для написания детективов. Но оглянитесь, что творится на Земле. Человечество стремительно приближается к роковой черте. Ему, как больному существу, необходима помощь. Если я, хоть мало-мальски, могу ее оказать, то не стыдно ли думать о том, как буду выглядеть со своими взглядами? Заранее знаю. Одни скажут: «На старости лет сошла с ума». Другие объявят мои взгляды «эзотерической чушью». Третьи посоветуют: «Лучше бы «Кремлевских жен» продолжила. Однако найдутся четвертые, думающие как я.

- Кстати, кто подсказал вам идею написать про кремлевских жен?

- Мой муж. Я многие годы изучала древнерусскую литературу, язык, историю. По крупицам собирала женские судьбы, поступки, женское поведение. Интересное складывала в папки. И пыталась рассказать, что же случилось с женщиной за два прошедших века. Так рождалась книга "Жены русской короны".

Но однажды муж мне сказал: "Смотри, уходят из жизни недавние жены Кремля, даже дети... Пропустишь". И я "побежала". Помогало мне то, что жизнь моя каким-то образом была связана с Кремлем и что я была в то время уже известной поэтессой.

Почему книга стала такой популярной? Можно сказать, стала мировым бестселлером, вызывая к себе интерес в разных странах. Ведь ее не раз переиздавали, у нее огромный тираж – более четырех миллионов. Перевели на несколько языков.

-Телевидение заинтересовалось, уже не раз показывали серии из цикла «Кремлевские жены» и «Дети Кремля».

- Потому что многим хотелось узнать то, что долгие годы скрывалось за кремлевской стеной. А то, что недоступно, обрастает легендами, слухами, сплетнями.

- Реальные факты чаще менее интересны, чем сплетни. Но лучше их все-таки узнать.

- Не все так считали. Меня не только хвалили, но и ругали. В основном мужчины резко коммунистического направления - за то, что посягнула на Ленина, на Сталина, на других кремлевских небожителей, верней на женщин, их окружавших.

- А как реагировали ваши герои – те, кто тогда был в живых?

- Вдова Брежнева - Виктория Петровна - приняла книгу благосклонно. Это была милая 90-летняя женщина с мягким приятным голосом и с голубыми, уже незрячими глазами. Она мне призналась: "Я всю свою жизнь отдала мужу и детям. Но мои дети - неудачники. Хотя я их очень люблю".

Последняя жена Буденного мне даже показала Георгиевские кресты, полученные Семеном Михайловичем еще от Николая II. В сталинские времена знаменитый маршал предпочитал о них не рассказывать, но втайне все же продолжал гордиться своими царскими наградами.

Хорошие отношения сложились и с дочерью Хрущева Радой Никитичной, а вот Сергей Никитович за что-то на меня в большой обиде.

"Кремлевскими женами" много раз интересовались европейские и американские кинопродюсеры. Там вышло несколько документальных фильмов.

- Не собираетесь ли продолжить «Кремлевских жен»?

- Они закончились в прошлом веке. Мне предлагали написать про жену Ельцина, Горбачева, Лужкова... Но я ведь не про жен писала, как вы поняли.

- Вы давно занимаетесь женской проблематикой. Скажите, почему, на ваш взгляд, так мало женщин-политиков? Особенно в нашей стране.

- У политики – мужское лицо. Поэтому те женщины, которые пробиваются во власть, играют по мужским правилам, иначе они во власти не удержатся.

- Тем не менее, даже в диких странах женщины пробиваются на самую вершину власти! А у нас? Равноправия как не было, так и нет.

- Вот схватились женщины за лозунг: «Равные права и равные возможности»! Это изначально порочный лозунг.

Мы по возможностям разные! Физически, психически. Не хуже и не лучше – другие! Мы дру-ги-е! Как ночь и день. Хорошо это или плохо, но так есть!

Я никогда не была феминисткой, и не призываю к борьбе за равные права. Много лет выступаю за то, чтобы в обществе наступило взаимопонимание. Считаю, что спасением человечества будет гармония между женским и мужским началом везде – в семье, на улице, в школе, на работе...

Я кричу тихим голосом: равновеликость, а не равноправие! И ратую за со-правление. Мир обречен, если он не почувствует и не примет идею равновеликости.

- А чем иначе это может закончиться?

- Катастрофой. Ее можно остановить, если мужчины и женщины будут дополнять друг друга. Ведь в каждом мужчине есть женские начала, а в каждой женщине – мужские.

Когда поглотит все живое,

Война или волна.

В мире земном останутся двое –

Она и он. Он и она.

Когда-то гармония создала этот мир. Гармония может и воссоздать его.

- Лариса Николаевна, в одном из ваших стихотворений есть строка: «Я главного слова еще не сказала»... Это было написано давно. А теперь что скажете накануне своего дня рождения?

- Вот только не надо подводить какие-то итоги и напоминать мне про возраст! Зачем? Кстати, полностью абзац стихотворения, строку из которого вы процитировали, звучит так:

Я главного слова еще не сказала,

Грядущего с прошлым узлом не связала,

А значит, меня не догнали года,

и я – молода...

- Вы прекрасно выглядите. Поделитесь секретом молодости.

- Мало ем, по утрам обливаюсь холодной водой. Стараюсь не злиться, хотя поводов хватает. Много работаю. И радуюсь жизни.

Последние новости