Махлай ворует в России, а ищет спасения за рубежом

Махлай ворует в России, а ищет спасения за рубежом
Высокий суд Ирландии недавно сообщил о своем намерении вынести решение о том, признает ли он свою юрисдикцию по иску четырех офшорных компаний – Trafalgar Developments Limited, Bairiki Incorporated, Kamara Limited, Instantania Holdings Limited против ...

... компании «Уралхим» и других лиц, которые якобы собираются мошенническим путем завладеть акциями ТоАЗа.

Офшоры являются номинальными держателями контрольного пакета акций ПАО «Тольяттиазот» в интересах скрывающихся за рубежом осужденных: Сергея и Владимира Махлаев, а также их сообщников. Однако своих бенефициаров истцы суду не раскрывают.

Реклама на веке
Как разместить

После новостей о сообщении Ирландского суда Махлаи поспешили объявить себя победителями, в СМИ появились заказные публикации о том, что «хоть в России они все суды проиграли, международные инстанции признали правоту ТоАЗа». Однако ирландскому суду еще только предстоит рассмотреть обоснованность требований этих офшоров, суд пока к разбирательству не приступил, исход процесса пока неясен.

Почему Махлаи не могут дождаться решения суда и пытаются объявить себя победителями даже до начала рассмотрения дела? Возможно, таким образом они хотят прикрыть отчаянное положение, в которое они сами загнали себя своими преступлениями в России.

«Красный директор» завода Владимир Махлай в 1992 году приватизировал завод по той модели, которая должна была применяться лишь для небольших фирм, но зато она предоставляла наибольшие полномочия руководству предприятия. Для этого Махлай коррумпировал местных чиновников из Комитета по имуществу Самарской области, в числе которых были Александр Макаров и Евгений Королев.

Так 20% акций завода оказались в руках Махлая, остальное – у рабочих. Затем он увеличил свой пакет и получил контроль над предприятием. Рабочих вынуждали продавать Махлаю свои акции, в том числе с помощью шантажа и угроз, а самых стойких просто вычеркивали из реестра, который в нарушение закона велся на самом заводе. Вместе с Макаровым и Королевым, перешедшими на высокие должности на ТоАЗе, Махлай образовал руководящее звено преступного сообщества, целью которого стало завладение денежными средствами, акциями и имуществом ТоАЗа.

Так практически за бесценок Владимир Махлай со своим сыном Сергеем стали хозяевами огромного завода. Поскольку воровать в открытую было нельзя, они изменили структуру собственности, чтобы спрятаться от ока закона. В результате приватизированный трудовым коллективом завод удивительным образом оказался в собственности иностранных офшорных фирм с многоуровневой системой трастового управления.

Таким образом условия для хищений были подготовлены. Махлай-старший разработал схему, позволившую нелегально выводить с завода большие деньги. Вот в чем ее суть. Завод стал продавать всю экспортную продукцию швейцарскому офшору Nitrochem Distributions AG (Никтрохем), с которым в 2000 году был заключен кабальный 20-летний договор, не предусматривающий условий расторжения и налагающий огромные штрафы за малейшие нарушения. Nitrochem – 100-процентная дочерняя фирма швейцарской компании Ameropa AG, которой владеет Эндрю Циви. Nitrochem забирал всю экспортную продукцию ТоАЗа по заниженным на 20-40% ценам, затем перепродавал ее мировым потребителям по рыночным расценкам. Разница нелегально выводилась через сеть офшоров и присваивалась членами семейных кланов Махлаев и Циви. Налоги с этой маржи не платились. Поскольку часть схемы хищений реализовывалась за рубежом – в Швейцарии и мировых офшорных зонах, для российской правоохранительной системы и налоговиков она была непрозрачной, что объясняло трудности в расследовании и сборе доказательств преступной деятельности Махлаев и их зарубежных подельников.

Российские правоохранительные органы еще в 2005-2010 гг. возбудили целую серию уголовных дел о мошенничестве и незаконной приватизации, неуплате налогов и отмыванию денег, приобретенных незаконным путем. Обвиняемыми стали Владимир Махлай и Александр Макаров, ставший к тому времени управляющим ТоАЗа. В 2005 году, опасаясь ареста, Махлай бежал в Великобританию, позже к нему присоединился Макаров.

Кстати, именно при методической помощи Макарова, специалиста по имущественным отношениям, в период с 2005 по 2010 годы из состава имущественного комплекса ТоАЗа был незаконно выведен агрегат аммиака N7, самый лучший на заводе. Он был «продан» менее чем за 100 млн руб. при реальной рыночной стоимости не менее 10 млрд руб. – со стократной разницей. Таким же образом из ТоАЗа было целиком выведено производство метанола, и тоже за символическую цену. Из этих активов было образовано ООО «Томет», которое зарегистрировали на гонконгский офшор Triumph Development Ltd, принадлежащий Эндрю Циви. Так «Томет» стал еще одним каналом незаконного вывода денег с пользу преступной группы, завладевшей ТоАЗом. Пострадали от этого государство и неконтролирующие акционеры ТоАЗа: стоимость активов завода резко сократилась, производство, которое стал вести «Томет» на бывшем оборудовании ТоАЗа, приносило прибыль только мажоритарным акционерам, государство недополучило несколько миллиардов налогов от продажи имущества ТоАЗа и от сокрытия значительной части прибыли, выводимой из-под налогообложения.

К концу 2000-х благодаря коррупционным связям Махлая все уголовные дела были прекращены якобы «за отсутствием состава преступления», но на родину ни Махлай, ни Макаров, опасавшиеся новых уголовных дел, так и не вернулись.

Без хорошо организованного и тщательно контролируемого Махлаями финансового центра деятельность преступного сообщества была бы невозможной. Таким центром стал Тольяттихимбанк, до 2011 года принадлежавший Владимиру Махлаю, а затем его сыну. Банк обеспечивал финансовую базу для совершения и сокрытия действий преступного сообщества. Руководил банком Александр Попов, доверенное лицо Махлаев. Он отвечал за создание и работу офшоров, в которые выводились незаконно полученная прибыль, контролировал ее распределение по офшорным счетам Махлаев и Циви, осуществлял отмывание и обналичивание денег, направляемых на коррупционные цели, лично занимался коррупционной деятельностью в интересах владельцев ТоАЗа.

В Тольяттихимбанк поступали деньги от продаж продукции завода, но распоряжаться этими средствами предприятие не могло. Чтобы создать иллюзию легального происхождения денег, Махлаи с Поповым придумали множество схем, похожих на легальные. Выведенную прибыль участники преступного сообщества размещали на депозитах махлаевских офшоров в этом банке под высокие проценты, из них, а по сути заработанных ТоАЗом денег, предприятию выдавались кредиты на закупку сырья, за счет ТоАЗа приобретались векселя Тольяттихимбанка. Попов в настоящее время осужден на 7,5 лет колонии строго режима за коррупционную деятельность по заказу С.Махлая.

В 2011 году сын Владимира Махлая Сергей Махлай, к тому времени уже 17 лет проживавший в США, решил прибрать завод к своим рукам. Он лишил стареющего отца должности президента Корпорации «Тольяттиазот» и обманом отобрал у него акции ТоАза. Сам же назначил себя председателем совета директоров завода. Разразился скандал. Владимир Махлай стал писать письма губернатору с просьбой о помощи, обвинил сына Сергея в «ограблении завода», а тот пригрозил отцу тюрьмой, если он не прекратит раскрывать неудобные для него факты.

Несколькими годами ранее, в 2008 году, миноритарным акционером «Тольяттиазота» стал «Уралхим», купивший 7,5% акций предприятия. Однако с 2008 года размер выплачиваемых дивидендов упал в несколько раз. Заподозрив финансовые махинации, «Уралхим» обратился в СКР.

В 2012 году СКР возбудил уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ – мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору. После пяти лет расследования и полутора лет судебного следствия схема многомиллиардных хищений на ТоАЗе была раскрыта и доказана. В итоге 5 июля 2019 года Комсомольский районный суд Тольятти заочно признал скрывающихся за рубежом Владимира и Сергея Махлаев, их швейцарских сообщников Эндрю Циви и Беата Рупрехта (директора Nitrochem), а также бывшего гендиректора ТоАЗа Евгения Королева, в 2013 году бежавшего в Великобританию, виновными в мошенничестве в особо крупном размере и приговорил их к 8-9,5 годам лишения свободы. Суд признал «Тольяттиазот» и «Уралхим» потерпевшими и обязал осужденных выплатить компенсацию ТоАЗу в размере 77,3 млрд руб. и 10,3 млрд руб. – «Уралхиму».

Однако Махлай и его сообщники не признали решения российских судов и отказались возмещать ущерб. Более того, хищения с предприятия продолжились и после обвинительного приговора, уже не только путем незаконного ценообразования, но и с использованием других незаконных каналов вывода средств: через фиктивные стройподряды, договора судового фрахта, под видом ремонтов оборудования и инфраструктуры. Кроме того, они пытались принять меры, чтобы обесценить свои активы и не допустить обращения на них взыскания. Сначала Махлай и Циви пытались обанкротить подконтрольное им ООО «Томет» и вывести из него деньги. Но суд не признал «Тольяттиазот» надлежащим заявителем, на «Томете» была введена процедура наблюдения, а затем и банкротства с последующей продажей его имущества для выплаты части возмещения ТоАЗу и «Уралхиму» из средств мажотритариев ТоАЗа.

Чтобы хоть как-то спасти свое имущество от взыскания, Махлай пытался устроить фиктивный раздел имущества с женой Ириной, чтобы максимально переписать на нее незаконно нажитое. Эта попытка также оказалась неудачной – 9 августа 2021 года Махлай был объявлен банкротом, а все его имущество арестовано. Оно будет реализовано, а вырученные деньги пойдут на выплату компенсаций потерпевшим по уголовному делу о мошенничестве.

Кроме того, в отношении С.Махлая и других осужденных в 2019-2020 гг. СКР возбудил новые уголовные дела по тяжким статьям, включая организацию преступного сообщества (ст. 210 УК РФ), дачу взятки (ст. 30 и ст. 291 УК РФ) и неуплату налогов в особо крупном размере (ст. 199 УК РФ).

Почему вообще Махлаи подали иск в Ирландии, если ТоАЗ находится в Самарской области, держатели его акций зарегистрированы в мировых офшорных зонах, а сами бенефициары живут в США, Великобритании и Швейцарии? Обратимся к истории этого разбирательства.

К 2016 году, когда был подан иск в Высокий суд Ирландии, в России против группировки Махлаев СКР уже собрал достаточную доказательную базу, были заочно арестованы все пятеро фигурантов дела. Мажоритарный пакет акций и имущественный комплекс «Тольяттиазота» также находились под арестом. Владельцам предприятия стало очевидно, что судебного процесса в России не избежать. Все попытки развалить дело закончились ничем, и они решили попытать счастья в иностранных юрисдикциях на случай, если проиграют в России.

Одним из ответчиков по ирландскому иску проходит зарегистрированная в Ирландии компания Eurotoaz Limited. В 1995 году за 20 млн долларов эта компания приобрела 10-процентный пакет акций ТоАЗа, но вскоре Махлай, которому деньги были нужны, а конкуренты – нет, вычеркнул Eurotoaz Limited из реестра акционеров ТоАЗа. Вскрылось это только через несколько лет, Eurotoaz судился за акции, но не смог ничего доказать.

И вот в 2016 году Махлаи вспомнили про ирландскую Eurotoaz Limited и включили ее в список ответчиков, чтобы подать иск именно в Ирландии. Судопроизводство этой страны известно тем, что может без проблем удовлетворить иск одной стороны, не приглашая и не заслушивая другую. Так суд в Ирландии ничего не будет знать про многомиллиардные хищения и многочисленные уголовные дела в отношении Махлаев и Циви.

Кстати, «Уралхим» в июле 2018 года сообщал, что оспаривает юрисдикцию ирландского суда, поскольку считает, что решение по активу, работающему в России, должен принимать российский, а не иностранный суд.

Вот таким образом сбежавшие за рубеж хозяева «Тольяттиазота» пытаются сохранить себе наворованное. Вряд ли суд в Ирландии будет сознательно покрывать преступников, поэтому скорее всего, прячущиеся за офшорами Махлаи и Циви с помощью армии дорогостоящих адвокатов и консультантов постараются ввести судей в заблуждение. По мнению экспертов, в частности, партнера BGP Litigation Александра Ванеева, «в своем решении ирландский суд пока не делает заключение о всех фактических аспектах дела, для этого потребуется полное раскрытие и изучение доказательств». Вот как раз такое «полное раскрытие» и нежелательно для бенефициарных владельцев ТоАЗа. Это означает, что процедура судебного разбирательства в Ирландии для Махлаев может обернуться новыми неприятными неожиданностями.

Реклама на веке
Как разместить
Умер Жан-Поль Бельмондо: французскому актеру было 88 лет Ryanair прекратила переговоры о покупке самолетов Boeing 737 MAX
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются