Михаил Хазин: Запад активизировался в стремлении незаконно получить от России $50 млрд.

Михаил Хазин: Запад активизировался в стремлении незаконно получить от России $50 млрд.
Фото: https://umerop.ru
Московский городской суд 28 апреля рассмотрит апелляцию на решение о выплате $35 млн. бывшему акционеру ЮКОСа Алексею Голубовичу его экс-супругой Ольгой Миримской. Якобы деньги она получила за продажу акций ЮКОСа 15 лет назад, бывший супруг потребовал свою долю в рамках бракоразводного процесса, который тянется уже 10 лет.

Необычность подобных требований заключается в том, что Миримская никогда не владела долями в нефтяной компании, а Голубович был не только ее акционером, но и занимал кресло директора по стратегическому планированию и корпоративным финансам ОАО «НК «ЮКОС». Экономист Михаил Хазин считает, что это заседание может повлиять на судьбу $50 млрд., которые ЮКОС пытается отсудить у России.

«Некоторое время назад ко мне обратились знакомые с просьбой подписать прошение об изменении меры пресечения Ольге Миримской, которая сидит в тюрьме с декабря 2021 года, хотя следствие по её делу ещё не закончилось. Я на такие просьбы практически всегда отвечаю согласием (если речь не идёт об откровенных злодеях), но всё-таки кое-что по её делу прочитал. И у меня появились мысли.

Вовсе не о текущем деле Миримской, в котором довольно много тонких моментов, которые могут быть как правдой, так и фальсификацией. А о том, что она была женой бывшего акционера ЮКОСа Голубовича (4,4%), который с начала специальной операции на Украине покинул Россию и сейчас, судя по сообщениям Интернета, судится со своей бывшей женой и дочерью в части раздела имущества в Москве и Лондоне. В такой ситуации очень часто бывает выгодно ограничить свободу своего конкурента — на кону больше $30 млн. Особенно если учесть информацию о том, что при аресте у Миримской были изъяты драгоценности, список которых сразу после этого появился у её бывшего мужа в Лондоне. Кстати, а почему его не ограничили в правах, как почти всех русских?

Реклама на веке

Но не исключено, что всё ещё веселее. Дело в том, что акционеры ЮКОСа, пользуясь решениями голландского арбитража, активизировали дело по получению $50 млрд. от России. Фокус тут в том, что до 24 февраля получить эти деньги даже в случае максимально благоприятного отношения западной правовой системы было затруднительно: их просто нигде не было. А вот теперь они появились — это арестованные золотовалютные резервы России. К тому же в ближайшее время суд в Вашингтоне начнёт рассматривать иск ЮКОСа к России на $50 млрд.

В США у акционеров ЮКОСа есть все шансы получить положительное решение суда (кто сказал, что судьи получат долю?) о выделении им 50 млрд. из ЗВР России. В нынешних-то условиях! Напомню, что когда Соединённые Штаты арестовали активы Ирана, то все их компании, которые имели дело с Ираном и которым запретили получать деньги от контрагентов (ничего не напоминает?), подали на него в американский суд и получили из арестованных активов все деньги, которые в принципе можно было насчитать, включая штрафы на Иран за неисполнение договоров.

Кто-то спросит, а тут-то при чём Миримская? А вот при чём. Деньги, которые Голубович пытается отсудить в Москве, Миримская якобы получила за акции ЮКОСа, которых у неё никогда не было. Повесить на женщину эти акции может быть выгодно по двум причинам: отвести от себя подозрения в том, что он может быть бенефициаром решения по 50 млрд., и попутно скомпрометировать показания Миримской против ЮКОСа.

Я уже и писал, и говорил о том, что в США всё сильнее поднимаются голоса в пользу того, что пора с безобразиями, разрушающими мировую экономику и конкретно долларовую систему, заканчивать. А в этом случае ЗВР России выпадут из-под юрисдикции американского суда. И юкосовские воры ничего не получат. Миримская, конечно, повлиять на решение американского суда не может, но она была свидетелем по делу ЮКОСа, и её показания могут замедлить процесс…

Да, это пока не очевидная картина заговора, скорее, можно говорить о подозрениях. Но подозрения эти достаточно обоснованы, поскольку каждый элемент их не просто встречается, но встречается регулярно. Я сам несколько раз в жизни встречался с людьми, которых с помощью фальсификаций сажали в тюрьмы для того, чтобы дезавуировать их возможные показания по куда более крупным делам.

Ну, и в заключение. ЮКОС — это только одна история — да, одна из самых крупных, но и только. А вообще таких историй у нас сотни, и все они в текущих условиях могут быть актуализированы. И вот подумайте, как в таких условиях работает Мишустин, который должен ежечасно пробиваться через эшелонированный заслон либеральных лоббистов. Я, к слову, не просто так про него пишу, поскольку эту ситуацию представлял себе изначально, а сейчас она только усилилась…

Сложная ситуация, в общем и, как отметил бургомистр в фильме «Тот самый Мюнхгаузен»: «Я каждый день хожу на работу… И что-то героическое в этом есть!» - написал Хазин в колонке на своем сайте khazin.ru.

Реклама на веке
ФСБ предотвратила попытку убийства Владимира Соловьева Ростовская дилемма: метро, трамвай, объездная
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются