18+
  1. «Мультипликатор» Матвиенко и курортный Артяков

«Мультипликатор» Матвиенко и курортный Артяков

«Мультипликатор» Матвиенко и курортный Артяков
Связь между политическими успехами чиновника и бизнесом его детей будет тем более заметна, если мы примем к сведению, что собственные предприятия есть у наследников 23 глав регионов, причем 9 человек и них значительно моложе тридцати лет.

ЦитатаБиснес-успехи детей чиновников намертво привязаны к политической судьбе их родителейКонец цитаты Причем, как нетрудно заметить, потомки практически поголовно достигают предпринимательских успехов в тех административных единицах, которыми правит их старшее поколение. И очень часто получается так, что уход с должности родителя кончается крахом для его ребенка. Причем так происходит даже в тех случаях, когда чиновник бросает свой регион в связи с повышением по службе, примером чему может послужить в частности сын нынешнего спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

Пять лет назад казалось, что из всех губернаторских детей он добился наибольшего успеха в бизнесе, пишут "Ведомости" в расследовании, посвященном судьбам детей чиновников. Создавать его он начал в 2003 г. одновременно с назначением Валентины Матвиенко губернатором Санкт-Петербурга. Тогда он учредил компанию «Империя». К 2009 г. она превратилась в один из крупнейших региональных холдингов, стоимость которого петербургская пресса оценивала в $1 млрд. Но в 2011 г. Матвиенко ушла в отставку с поста губернатора и была назначена спикером Совета Федерации. А за следующие три года ее сын растерял все свои активы в Санкт-Петербурге и переключился на правовую защиту больных наркоманией. Чем вызван такой поворот?

Что было у Матвиенко

«Начинаем с гудвила, потом переходим на мультипликатор, потом мультиплицируем, потом переходим в EBITDA, потом опять на гудвил, а потом на новый виток спирали» — так Матвиенко-младший несколько лет назад изложил в телеинтервью Олегу Тинькову формулу успеха своего бизнеса. Применял он ее в самых разных сферах: в «Империю» входили девелоперские, торговые, клининговые и телекоммуникационные компании. Они поставляли по госзаказам компьютерную технику, устанавливали программное обеспечение, оказывали транспортные услуги и проводили в Санкт-Петербурге Восточноевропейский музыкальный конвент (EEMC). Еще у Матвиенко были доли в охранных и рекламных предприятиях.

За шесть лет петербургские компании Матвиенко только на госзаказах получили 2,8 млрд руб., подсчитали СМИ в 2010 г. Больше всех — 2,14 млрд руб. получила компания фиксированной связи «Метроком», в которой до 2010 г. у Матвиенко было 55%, а 45% — у города.

Пытался Матвиенко вести бизнес и за пределами Петербурга. Вместе с совладельцем и предправления «Новатэка» Леонидом Михельсоном он решил заняться нефтедобычей. В 2005 г. Михельсон и одна из компаний Матвиенко учредили фирму «Бренд», в которой Матвиенко получил 18%, а совладелец «Новатэка» — 75%. Фирма стала инвестором разработки Ворга-Миссюрского участка в Ненецком автономном округе по соглашению с нефтегазовой компанией «Горный», созданной Санкт-Петербургским горным институтом. Вуз в том же 2005 году получил лицензию на разработку месторождения, но, не имея средств на начало работ, привлек инвестора, объяснял ректор университета Владимир Литвиненко. «Бренд» получил в «Горном» 27,5%. Правда, этот проект так и остался на бумаге. В 2010 г. Матвиенко вышел из «Бренда», а через год Михельсон ликвидировал эту компанию.

Но лучше всего у Матвиенко получалось запускать девелоперские проекты на участках, выделяемых властями Санкт-Петербурга. В 2007 г. принадлежащая Матвиенко компания «М» и «ВТБ девелопмент», гендиректором которого в то время работал Матвиенко, запустили проект «Невская ратуша». По инвестиционному соглашению с городом они обязались построить на месте бывшего трамвайного парка офисный комплекс, в который собиралось переехать большинство департаментов городского правительства.

Компании Матвиенко также получили от города под реконструкцию памятники Дом Юнкера А. Ф. и Дом Байбакова, участок площадью 43,7 га на острове Котлин в Кронштадте, на котором планировалось построить комплекс «Кронштадтские паруса» — жилье и коммерческую недвижимость для Военно-морской академии им. адмирала Кузнецова.

Вместе с тогдашним советником губернатора, бывшим чиновником Смольного Александром Кожиным Матвиенко участвовал в строительстве многофункционального комплекса на 6 га в парке 300-летия Санкт-Петербурга на Приморском проспекте. А в партнерстве с Вадимом Финкельштейном планировал построить рядом академию боевых искусств.

Что осталось у Матвиенко

Валентина Матвиенко всегда отрицала, что помогала бизнесу сына, и грозила судом журналистам, предполагавшим подобное. Но когда в 2011 г. она ушла с поста губернатора, удача отвернулась от предприятий Матвиенко-младшего. По подсчетам СМИ, за три года он лишился практически всего своего бизнеса. 29 его компаний ликвидированы, а в 14 он отдал свою долю партнерам. Например, 90% в «Кронштадтских парусах» Матвиенко в этом году продал владельцу других 10%, Юрию Саулиди. Сделка была денежной, рассказал Саулиди, но выплаченную сумму не назвал. Комментировать взаимоотношения с семьей Матвиенко он отказался. Правда, сам проект строительства комплекса был прекращен еще в 2012 г.: правительство Петербурга, возглавляемое Георгием Полтавченко, причиной назвало «длительное незаключение договора аренды земельного участка».

Сейчас у Матвиенко остались доли в 10 компаниях. Половина из них занимается поставками компьютерной техники и IT-аутсорсингом, а остальные — недвижимостью. У последних возникли серьезные проблемы с комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (КУГИ). Летом 2013 г. КУГИ в одностороннем порядке расторг договор аренды набережной Кронверкского пролива с компанией«Летучий голландец», в которой структурам Матвиенко принадлежало 10%. В 2005 г. эта компания получила участок для установки плавучего фитнес-центра, в котором открылся еще и ресторан«Летучий голландец». По формальным причинам КУГИ в прошлом году расторг договор аренды. В первой инстанции компании удалось оспорить решение комитета, но апелляцию в мае 2014 г. она проиграла, после чего ей пришлось убрать и ресторан, и фитнес-центр.

В мае же КУГИ обратился в арбитражный суд города с иском к компании«Город мастеров», потребовав выплатить 57 млн руб. долга по аренде. По данным издания «Деловой Петербург», еще в 2008 г. принадлежавший «Империи» «Город мастеров» получил в аренду 6000 кв. м недвижимости на участке в 1,3 га по соседству с крейсером «Аврора» и право не платить аренду до 2014 г. Отсрочка по аренде закончилась, а платежи не начались. Незадолго до подачи иска из «Города мастеров» было выделено ООО «Аврора», вошедшее в «Империю» Матвиенко. А собственником самого «Города» вместо Матвиенко стала некая Наталья Ситова.

Компания Матвиенко в этом году проиграла еще одно дело, инициированное КУГИ. В марте суд обязал его фирму «Мегастрой» выплатить по иску комитета 1,8 млн руб. незаконного обогащения. КУГИ обнаружил, что «Мегастрой» незаконно пользуется более чем 400 кв. м городской земли — полосой между участком, который «Мегастрой» арендовал по всем правилам, и бетонным забором. В том же месяце было вынесено решение суда о взыскании 6,7 млн руб. с другой компании Матвиенко — «Вавилон». Эта фирма в 2009 г. получила в аренду 4653 кв. м земли на Казанской улице, построила на участке гостинично-офисный центр, после чего перестала платить арендную плату, указывал КУГИ.

Есть у компаний Матвиенко проблемы и с другими структурами городского правительства. Так, комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга(КГИОП) отказался подписывать акты приемки Дома Байбакова после реконструкции памятника в гостиницу. «Мегастрой лтд», занимавшийся реконструкцией, во внутреннем дворе дома построил не предусмотренный проектом флигель. Компании удалось через суд получить акт приемки, но оформить строения в собственность пока не удается.

Возможно, Матвиенко перестал интересоваться бизнесом в Санкт-Петербурге потому, что решил заняться общественной деятельностью. В 2011 г. он посетил клинику нарколога Женишбека Назаралиева в Бишкеке и стал вице-президентом всемирной лиги «Разум вне наркотика».

В декабре 2013 г. Матвиенко стал еще и куратором правозащитного проекта лиги «Защитим наркоманов мира». В пресс-релизе лиги говорится, что Матвиенко понравилась концепция создания виртуального сервиса помощи наркозависимым гражданам в разных странах мира. «Западные страны защищают права сексуальных меньшинств, а мы поможем в адаптации и решении проблем наркозависимым», — приводится в пресс-релизе заявление Матвиенко.

Сотрудник лиги «Разум вне наркотика» рассказал, что Матвиенко помог общественной организации спонсорским вкладом в 1,6 млн руб., но не смог рассказать, в чем заключаются обязанности бизнесмена в организации.

«Как только мама Сергея Владимировича [Матвиенко] перестала быть губернатором, так успех его бизнеса и закончился», — говорит заместитель председателя комиссии по городскому хозяйству, градостроительству и земельным вопросам Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский.

Он считает уход Валентины Матвиенко с поста губернатора почетной отставкой.«Статус высокий [председателя Совфеда], а реального влияния у Матвиенко сейчас никакого. Поэтому и бизнес сына закончился», — объясняет депутат. Теперь компании Матвиенко оказались под административным давлением, потому что прохладные отношения между бывшим и действующим губернаторами Санкт-Петербурга ни для кого не секрет, продолжает Вишневский.

Получить комментарии Валентины Матвиенко не удалось. В пресс-службе Совета Федерации сообщили, что председатель и начальник пресс-службы в отпуске, поэтому ничем помочь не могут.

Бизнес Артякова продолжает расти

У детей экс-губернаторов, перешедших на работу в госкомпании, бизнес продолжает успешно развиваться.

Летом 2007 г. экс-президент «АвтоВАЗа" Владимир Артяков стал губернатором Самарской области, а его 20-летний сын Дмитрий Артяков приобрел 25% в компании «Геленджикский курортный комплекс — Меридиан». При уставном капитале компании в 44 млн руб. доля Артякова-младшего стоила 11 млн руб., столько же в среднем, по данным декларации о доходах, зарабатывал в год на посту губернатора его отец. Такие же доли в компании достались Майе Болотовой, дочери президента «Транснефти» Николая Токарева, и сыну президента «Ростеха» Станиславу Чемезову.

Но курортного комплекса или отеля на участке компании до сих пор не появилось. Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального в прошлом году нашел на этом участке, который занимает 0,6 га в престижном районе Геленджика в 100 м от моря, пять коттеджей с бассейном и техническими пристройками. По данным фонда, они используются для личных нужд семей Токарева, Чемезова и Артякова, которые соседствуют не только в курортном Геленджике, но и в подмосковном Акулинине.

«ГКК — Меридиан» не единственное приобретение Дмитрия Артякова в Геленджике. В 2007 г. он вместе со Станиславом Чемезовым, дядей Юрием Артяковым и Майей Болотовой купил в этом городе межрегиональную инвестиционную компанию «Русинвест». Ее активы найти не удалось.

Следующую сделку Артяков совершил в 2011 г.: от матери Татьяны Артяковой ему досталось 50% в торгово-промышленной компании «Профит», еще 50% осталось у Юрия Артякова.

Через год Владимир Артяков подал в отставку и вернулся в «Ростех» заместителем гендиректора госкорпорации. Но на бизнесе его сына это не отразилось, он продолжил приобретать проекты в сфере недвижимости. В 2012 г. Артяков-младший выкупил у кипрской Bronstel Consultants Limited компанию «Тауэр-плаза», а в 2013 г. стал девелопером — приобрел 99,9% в компании«Инвестиции в Московскую область». Единственный проект этой компании — строительство 14-этажного дома в подмосковном Нахабине. Предыдущий девелопер проекта — компания «Развитие Красногорского района — груп» обанкротилась.

Попутно он вместе с компанией «СМ финанс», созданной сенатором от Самарской области и знакомым Артякова-старшего Сергеем Мамедовым, приобрел 60% в брянской Межрегиональной нефтяной компании.

Артяков-старший не ответил на запрос СМИ, связаться с его сыном не удалось.

Ипатова поставила на курорты

Как и Артяков, бывший губернатор Саратовской области Павел Ипатов сам подал в отставку в 2012 г. и вернулся в «Росэнергоатом» на пост заместителя гендиректора концерна, откуда уходил в 2005 г. на губернаторство. Пока он руководил регионом, его дочь Анна Ипатова, закончив учебу в Финансовой академии при правительстве, пошла руководить московским представительством компании«Инэсс» (обслуживает Балаковскую АЭС и принадлежит заместителю главного инженера атомной станции Виктору Кольжанову) и получила 3,2% акций в Балаково-банке, втором по значимости после Сбербанка в Саратовской области.

За два года, прошедших с возвращения Ипатова в «Росэнергоатом», Анна Ипатова увеличила пакет акций в банке до 17%, став третьим по величине акционером. И попутно она и ее бизнес-партнеры стали совладельцами пяти санаториев и пансионатов, которые 15-20 лет назад принадлежали структурам «Росатома» и Балаковской АЭС.

Среди них санаторий «Голубая даль» в Геленджике, расположенный, как указано на его сайте, на охраняемой территории площадью 15 га в окружении ухоженного благоухающего парка с тенистыми аллеями, цветниками, декоративными бассейнами, великолепным розарием, спортивными площадками, питьевым бюветом.

До 2013 г. Ипатовой принадлежало в этом санатории 30% через фирму «Траст-сервис», но она продала эту компанию Анастасии Курочкиной, с которой часто совершала сделки по купле-продаже долей в разных фирмах.

Сейчас Ипатовой через «Волжскую торговую компанию 2003» («ВТК 2003»), выкупленную год назад у Курочкиной, принадлежит пансионат «Юбилейный» в Туапсинском районе, на базе которого работает детский оздоровительный лагерь. А в Кисловодске Ипатовой в 2013 г. от матери Натальи перешел пансионат «Мечта» — это здание сталинской постройки с 17 номерами полулюкс.

На берегу Волги недалеко от села Широкий Буерак расположился еще один санаторный комплекс, доставшийся Ипатовой-младшей, — «Синяя птица». В комплекс входят сам санаторий, гостиница, спа-комплекс и бизнес-центр. Контрольный пакет предприятия распределен среди трех компаний — «Траст-сервис» Курочкиной (29,8%),«ВТК 2003» Ипатовой (27,5%) и ВУТК (29,6%) еще одного их постоянного партнера по сделкам с ООО — Виктора Лысова.

Наконец, в самом центре Адлера Ипатовой достался санаторий«Южное взморье», разместившийся на территории дендропарка в 11,5 га, — с собственным пляжем, теннисными кортами, открытым и крытым бассейнами с морской подогреваемой водой и тренажерами. В списке аффилированных лиц и СПАРК указаны только«Траст-сервис» с долей в 23,37% акций и Ипатова с 3,1%.

По оценке геленджикского агентства недвижимости ТОН, участок санатория «Голубая даль» может стоить более 600 млн руб., а территория «Южного взморья», по данным портала azur.ru, — около 1 млрд руб.

«Совет Федерации в нынешней ситуации — это почетная отставка. Бывшие губернаторы, став сенаторами, теряют влияние на регионы, где они раньше работали. У них остаются все атрибуты власти, но реально сенаторы мало что могут», — говорит политолог Алексей Макаркин. Другое дело, когда губернаторы уходят работать в госкорпорации. «При такой смене деятельности у людей остаются все связи, они остаются востребованными и перед ними открываются новые возможности и перспективы. Это реальные деньги и экономика», — продолжает политолог. Впрочем, он оговаривается, что все зависит от амбиций человека. «Позиция Артякова в“Ростехе” очень сильна, а вот позиция Николая Колесова [экс-губернатора Амурской области] в том же“Ростехе” для меня неочевидна», — добавляет Макаркин.

Охотник и промышленник

В 2012 г. губернатором Брянской области после непростой борьбы был переизбран Николай Денин. Хотя у его семьи еще с догубернаторских времен был один актив — птицеводческий холдинг«Снежка», 33-летний сын Денина Александр в состав его совладельцев не входил, числившись наемным менеджером — гендиректором в хозяйстве «Русский охотничий клуб «Умысличи». Но в 2013 г. Денин-младший стал сразу и законодателем, и предпринимателем: он был избран депутатом Брянского райсовета и создал компанию «Снежка-агро», которая собралась строить в Брянской области кормовой цех. Бизнес-проект Денина включили в перечень инвестиционных проектов Брянской области, и в феврале 2014 г. на заседании рабочей группы инвестиционного совета при губернаторе области «Снежка-агро» получила статус резидента брянского областного промышленного парка. Этот статус дает право на льготы по налогам на имущество и снижение ставки по налогу на прибыль, подлежащую зачислению в областной бюджет. По данным правительства Брянской области, стоимость проект а«Снежка-агро» составляет 340 млн руб., срок строительства — до 2017 г. Заместитель губернатора Брянской области Анатолий Теребунов подтвердил, что по решению инвестиционного совета между правительством области и« Снежка-агро» 30 декабря 2013 г. был заключен договор об инвестировании. Но за истекший период компания правом на получение льготного налогообложения не воспользовалась, каких-либо бюджетных льгот не получала. Вопросы про возможный конфликт интересов Теребунов комментировать отказался, сославшись на то, что эти вопросы находятся вне компетенции администрации губернатора.

Директор и ресторатор

Губернатор Амурской области Олег Кожемяко в 2012 г. также был назначен на второй срок. К тому времени его 22-летний сын Никита успел окончить бакалавриат МГУ, призваться на срочную службу в морскую пехоту во Владивосток и оказаться в числе топ-менеджеров и совладельцев некоторых предприятий отца, управление которыми тот при вступлении на госслужбу передал семье. Среди них были звероводческое хозяйство «Валентиновское», некогда крупнейший в Приморье производитель алкоголя — водочная компания «Арго-1» и одноименный торговый дом. «Арго-1» выпускала пиво под маркой «Харбин», коньяк «Сенатор» и водки под экзотическими названиями «Хайшеньвей», «Шамора», «Мыс Чуркин» и даже «Никита Кожемяко» (названа так в честь сына губернатора). А в самом крупном из предприятий, принадлежащих семье Кожемяко, — одной из крупнейших на Дальнем Востоке рыбопромышленных компаний «Преображенская база тралового флота» (ПБТФ) Никита стал членом совета директоров еще в 2008 г. одновременно с поступлением в университет.

В год переизбрания отца на губернаторский пост Кожемяко-младший, служивший в то время во Владивостоке, запустил свой первый личный бизнес-проект. Он выкупил у итальянского ресторатора Джанванни Мауро небольшую сеть, состоящую из пиццерии, кафе и ресторана. В 2012 г. все эти прежде успешные заведения показали убытки. В 2014 г. Кожемяко на месте ресторана в двухэтажном особняке в центре Владивостока открыл ночной клуб «Особняк».

Вопросы, отправленные губернатору Кожемяко, остались без ответа. В своем блоге в июне он сообщил, что «сын на днях получил диплом об окончании магистратуры МГУ по экономической специальности. Уже в ближайшее время Никита выйдет в море на первую самостоятельную путину. Сначала лососевую, потом сельдевую, минтаевую. Чтобы быть востребованным специалистом, он должен знать все виды промысла, обязательно попробовать себя в судостроении».

Впрочем, в карьере Никиты Кожемяко нет ничего необычного. Ведь его отец стал владельцем ПБТФ еще в 1997 г. Спустя четыре года Кожемяко-старший ушел в политику, став депутатом Законодательного собрания Приморского края, после чего поработал сенатором, вице-губернатором, помощником главы администрации президента. Все это время рыбный бизнес оставался у его семьи и был ее основным источником дохода — совладельцами ПБТФ являются его жена и сестра. В 2013 г. компания выловила 107 500 т рыбы и получила чистую прибыль в 175 млн руб. На долю ПБТФ, по собственным оценкам компании, приходится 2,5% общероссийского и более 13% приморского вылова рыбы. В 2013 г. Кожемяко заработал больше всех губернаторов Приморского федерального округа — 9,2 млн руб. Из них зарплата 2,2 млн руб., остальной доход за счет сдачи в аренду собственной недвижимости.

Ритейлер и девелопер

Бизнес дочки губернатора Ростовской области Василия Голубева Светланы до прошлого года сложно было назвать успешным. Она пыталась развивать в Ленинском районе Подмосковья, которым до 2010 г. руководил ее отец, сеть аптек и книжных магазинов. Еще в то время, в 2004 г., она открыла в Видном две аптеки и два книжных магазина «Твоя книга». В 2010 г. Светлана родила сына и ей стало не до бизнеса, рассказывал Василий Голубев «Деловому Ростову» после своего назначения на пост губернатора области. В 2012 г. компанию, управлявшую книжными магазинами, ликвидировали. А в 2014 г. Голубева решила попробовать себя в девелопменте: в мае она купила 25% компании «Видное Сити — ХХI век». Эта компания в 2006-2010 гг. была инвестором по застройке 5-го микрорайона в Видном, строила три 17-18-этажных дома, школу и детский сад.