18+
  1. Не медный бунт

Не медный бунт

Не медный бунт
Власти пока не приступили к аудиту амбициозного проекта Томинского ГОК в Челябинске, но некоторые активисты зеленого движения уже развили бурную кампанию, посеявшую опасения среди некоторой части горожан. Большинство челябинцев, при этом, cчитает борцов против нового предприятия «черными экологами».

ЦитатаКто стоит за движением СтопГок и почему в Челябинской области оно потерпело фиаскоКонец цитаты Итогом агитации последних месяцев со стороны движения «СтопГок» стал воскресный митинг на Алом Поле, по итогам которого собравшиеся решили отправить Президенту Путину обращение с требованием остановить реализацию проекта ТоминскогоГОК «как не отвечающего долговременным интересам российского государства и ставящего под угрозу существование Челябинского промышленного узла». По разным подсчетам, на митинг пришло около тысячи человек. Организаторы говорят о трех тысячах и обещают собрать 100 тысяч подписей под петицией о запрете Томинского ГОК.

Так местные политологи считают, что большинство челябинцев не против строительства предприятия. Об этом, в частности, можно судить по результатам выборов в Заксобрание 13 сентября, когда партия «Яблоко», политизировав экологическую тему, выбрала себе лозунг «Голосуешь за «Яблоко» — голосуешь против Томинского ГОКа!». Она набрала по области всего 1,9%.

Недавний митинг действительно смотрелся куда убедительнее первой акции протеста, прошедшей в сентябре и собравшей менее двухсот человек, членов «Солидарности», РПР-ПАРНАС и КПРФ. СМИ приводят слова губернатора Бориса Дубровского, заявившего, что для него позиция общественности не секрет: «При этом слышны упреки в сторону областных властей. Хочу напомнить, что позиция не менялась: строительство объекта не начнется без независимого аудита». В настоящее время местные власти работают над повторным конкурсом, на котором будет выбрана организация для совершения этого аудита.

К дискуссии вокруг Томинского ГОК подключились ученые и эксперты. Некоторые из них настроены критически, другие полагают, что проект достаточно подредактировать, а третьи считают, что современные способы контроля гарантируют аккуратность работы ГОК.

Прообразом Томинского ГОК стал другой проект – Михеевский ГОК, запущенный ранее и тоже подвергавшийся ожесточенной критике. В августе представители организации СтопГОК обвинили его в ухудшении экологической обстановки в селе Катенино, расположенном близ Михеевского ГОК. После того, как местные жители выразили недоумение по поводу изложенных в докладе экологов «фактов», СтопГОК направил на местность своих инспекторов, и от критики пришлось отказаться. Оказалось, что ранее представители организации не были на месте и передавали информацию только со слов третьих лиц. В итоге разбирательства в движении СтопГОК признали, что экологическая обстановка в районе Михеевского ГОКа с момента его запуска не изменилась, а ожидаемой экологической катастрофы здесь так и не произошло.

Деятельность СтопГОК вообще обращает на себя внимание в связи с высоким градусом политизированности и популистских приемов. Духовное напутствие активисты движения получают от известной оппозиционерки-эмигрантки Евгении Чириковой, средства - от западных и международных фондов с отнюдь не безупречной репутацией, а информационные площадки и «массовку» им предоставляет внесистемная оппозиция. Большую роль в протестах играет местное «Яблоко». Известный активист этой партии Андрей Талевлин возглавляет фонд «За природу», ранее призванный иностранным агентом, а также одноименное движение «За природу», из которого вырос СтопГОК. Подозрения в адрес челябинских активистов укрепляются из-за их тесного сотрудничества с антироссийски настроенными организациями (фонд «Беллуна», норвежская «NorgesNaturvernforbund», американский «GovernmentAccountabilityProject», немецкий Фонд Конрада Аденауэра и другие), а также из-за странных совпадений в действиях и интересах «защитников природы» и некоторых челябинских бизнесменов, которым выгодна шумиха вокруг Томинского ГОК.

Не добавляет доверия челябинским протестующим и «кадровый состав» движения СтопГОК, который включает самую разную публику: от ведического психолога-астролога Марата Хуснуллина, сторонника украинских националистов Константина Жаринова, известного в области «гринмейлера» Черкашина и хулигана-правозащитника Алексея Табалова, до «учителей» г-на Талевлина: А. Никитина, Н. Мироновой и Н. Кутеповой. Первого в 90-х годах подозревали в шпионаже, а возглавлявшие движение политизированных экологов Миронова и Кутепова, как только «раскрутились» в международной медиа-сфере, поспешили покинуть родные просторы: одна теперь проживает в Майами, а вторая – в Париже. Возникает обоснованное подозрение, что и этих экологов защита челябинской природы беспокоит в последнюю очередь.