18+
  1. «Нефтяные санкции» взбодрят отрасль

«Нефтяные санкции» взбодрят отрасль

«Нефтяные санкции» взбодрят отрасль
Нефтяные компании РФ могут оказаться в ловушке: им придется не только развивать собственные технологии, но и оперативно пересматривать существующие проекты. Завтра США должны ввести обещанные санкции, ограничив поставки оборудования для нетрадиционной добычи нефти. Впрочем, эксперты не склонны драматизировать ситуацию.

В среду, 6 августа, вступит в силу новая политика экспорта в Россию технологий, используемых в нефтегазовой отрасли, которую 1 августа утвердил замминистра торговли США Эрик Хиршторн. Эксперты отмечают, что санкции американцев более жесткие, чем у Евросоюза, запретившего на минувшей неделе поставлять в РФ технологии для глубинной добычи нефти, освоения арктического шельфа и разработки сланцевых нефтяных запасов. В частности, Минторг США определил «глубоководные» проекты (deepwater) как проекты на глубине более 500 футов (152,4 м), что по меркам нефтяной отрасли относительно неглубоко. В санкционных правилах ЕС понятие «глубоководный» никак не уточнялось, отмечает РБКdaily.

Под особый контроль подпадают, помимо прочего, буровые платформы, детали для горизонтального бурения, подводное оборудование, морское оборудование для работы в арктических условиях, программное обеспечение для ГРП, насосы высокого давления и дистанционно управляемые подводные аппараты. Также под экспортный запрет подпадают программное обеспечение и данные, используемые в глубоководных арктических или сланцевых нефтяных проектах.

И если Евросоюз предусмотрительно для себя вывел из-под санкций газовые проекты, США включают экспортный контроль и в отношении определенных товаров, предназначенных «для глубинной (более 500 футов) разведки и добычи, морских арктических или сланцевых проектов с потенциалом производства нефти или газа в России». По «голубому топливу» американцы готовы рассматривать каждый конкретный случай.

Наконец, США не дают никаких «поблажек» для уже заключенных контрактов между российскими и американскими компаниями, тогда как ЕС «могут выдать разрешение на поставку, если экспорт относится к исполнению обязательства, вытекающего из контракта или соглашения, заключенного до 1 августа 2014 года» (дня вступления евросанкций в силу).

Еще до прошлой недели крупные зарубежные НК, работающие в России - ВР, ExxonMobil и Royal Dutch Shell, успешно противостояли давлению властей, да и сейчас надеются, что их многомиллиардные проекты не понесут ущерба. Тем не менее, после объявления о введении отраслевых санкций по отношению к российским добытчикам «черного золота» упали котировки не только «Роснефти» и «Новатэка», но и их западных коллег.

Между тем, эксперты предупреждают, что санкции могут ускорить падение добычи на зрелых нефтяных месторождениях Западной Сибири. Об этом, в частности, сообщило агентство Fitch Ratings. Запасы этих месторождений истощаются, их доразработка требует усовершенствованных технологий, аналогичных тем, что попали под эмбарго ЕС и США, отмечает агентство.

Соответственно, нынешние «нефтяные» санкции могут довольно ощутимо ударить по энергетическим проектам в Арктике, на которые сегодня в основном и делают ставку российские нефтяники. Например, только у «Роснефти» с ExxonMobil в сентябре ожидалось начало бурения на арктическом шельфе - стоимость проекта $700 млн.

Так почему же наша самая стратегическая отрасль вовремя не сделала ставку на собственное развитие? Нефтяные компании с их высокими доходами вдруг оказались в ситуации, когда нужно то ли срочно начать самолично разрабатывать с нуля технологии, которых мы почему-то до сих пор не имеем, то ли искать других партнеров. Из числа российских компаний, которые могут серьезно пострадать из-за санкций, аналитики Fitch Rating перечислили «Роснефть», «Газпром нефть» и в меньшей степени «ЛУКОЙЛ», «Новатэк» и «Татнефть».

Казалось бы, что мешало, к примеру, «ЛУКОЙЛу, с 1991 года находящемуся на отечественном рынке, или, тем более, всемогущей «Роснефти» по максимуму развивать собственные технологии вместо того, чтобы тратить миллионы на их приобретение за рубежом. Но, отмечают отраслевые эксперты, не все так просто в нефтянке.

Как говорит управляющий директор ГК «Алор» Сергей Хестанов, развитие всегда идет по пути наименьшего сопротивления, а использовать профессионалов почти всегда выгоднее, чем развивать сложное, наукоемкое направление самостоятельно.

«Немедленных, сиюминутных проблем (для нефтяной отрасли) санкции не вызовут. Реальные проблемы возникнут не ранее, чем через год - два, - пояснил эксперт «Веку». - Если за это время не удастся вновь наладить отношения с Западом, то либо придется создавать все необходимое оборудование и технологии самостоятельно (а это время, деньги и технические риски), либо объемы добычи заметно упадут. Большая часть месторождений находится в стадии падающей добычи, и даже сохранение нынешних уровней требует внедрения все более и более эффективных технологий».

«Российские нефтяные компании все эти годы успешно развивались, причем, делали это именно самостоятельно, - заметил, в свою очередь, «Веку» ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» Дмитрий Баранов. - Компании сами вырабатывали свою стратегию развития, сами искали финансирование, сами выполняли практически весь объем работ. Привлекали ли они в качестве партнеров иностранные компании? Да, привлекали. Но наибольший объем работ выполнялся российскими специалистами с использование российских технологий и российского оборудования. Кстати говоря, в привлечении западных компаний для выполнения части работ нет ничего необычного. Также работают нефтяники и газовики по всему миру, и, заметьте, никто их не обвиняет в том, что они «не развиваются самостоятельно». Россия добывает нефть уже свыше 100 лет, и именно в нашей стране появился ряд уникальных технологий добычи нефти и газа. В стране создано свое нефтяное и газовое машиностроение, имеется одна из ведущих научных школ в мире в данной отрасли, идет непрерывный процесс подготовки соответствующих кадров, так что не стоит считать, что теперь, с введением санкций, мы окажемся отброшены на много лет назад. Как добывались нефть и газ в стране, так и будут добываться в дальнейшем».

Все возможные последствия от введения санкций заключаются в том, что часть работ по освоению углеводородных месторождений на шельфе и добыче сверхвязкой нефти могут быть перенесены на некоторый срок из-за необходимости разработки собственных технологий для этих целей и/или поиска других поставщиков таких технологий, полагает эксперт.

«Но эту ситуацию можно рассматривать и с другой стороны. Во-первых, Россия начнет добывать эти ресурсы позднее, то есть будущим поколениям достанется нефти и газа больше. Во-вторых, страна разработает собственные технологии добычи нефти и газа, а это означает снижение зависимости от других стран, а к тому же еще их можно будет экспортировать в другие страны. В-третьих, деньги останутся в стране, а это поддержка нашей науки, промышленности, образования, так что санкции - это не только плохо, это своего рода и инструмент мобилизации всей страны, сплочения ее перед трудностями», - подчеркивает Дмитрий Баранов.

«Конечно, наши компании планировали развиваться самостоятельно и делали это, - подчеркнула «Веку» аналитик «Альпари» Анна Кокорева. - Проблема в том, что процесс освоения технологий и производство соответствующего оборудования под конкретные технологии - процесс не быстрый. Например, платформа на месторождении Приразломное была сконструирована и собрана в России, но на это ушли годы и все равно без консультаций западных специалистов не обошлось. Для того, чтобы освоить ту или иную технологию, лучше работать с теми, кто подобными работами занимался, осуществив один такой проект, остальные мы сможем делать сами. Однако есть проблемы с патентами, многие технологии являются запатентованными, что влечет за собой ряд сложностей. Плюс в производстве оборудования для добычи газа и нефти задействована длинная цепочка предприятий из различных отраслей, и если одно из них отсутствует в стране, то и возможность полностью работать самостоятельно пропадает».

Со времен распада СССР Россия сильно отстала в развитии собственных технологий, говорит эксперт. По сути, гонка на опережение началась несколько лет назад, но даже для того, чтобы хотя бы чуть-чуть приблизиться к западному уровню, понадобятся десятилетия. «Санкции ударят в основном по новым проектам, это добыча на шельфе, сланцевые месторождения и СПГ, - предполагает Анна Кокорева. - Для нас это не освоенная ниша, и опыт коллег из стран Европы и США нам необходим. Сроки их реализации могут сдвинуться».

«Процесс разведки и добычи нефти и газа на морском шельфе действительно выполняется в значительной степени с использованием зарубежных технологий, - говорит экономист Дмитрий Адамидов. - Но чаще всего это реализуется не путем покупки технологий, а через привлечение иностранных подрядчиков (аренда буровых установок, супервайзинг бурения и другие сервисные услуги), которые отработали по контракту, а по завершении работ забрали свое оборудование и перешли на другой объект. На заключение таких контрактов санкции, как я понимаю, не распространяются.

Кроме того, по большинству арктических проектов работы до коммерческого открытия (получения первой нефти) финансируются западными партнерами: прежде всего, американской ExxonMobil, а также норвежской Statoil и другими компаниями. Как правило, это регулируется специальными соглашениями, которые были заключены до введения санкций и тоже под них не подпадают», - пояснил эксперт «Веку».

Так что не все так страшно, считает Дмитрий Адамидов. Под угрозой в основном могут оказаться проекты по модернизации нефте- и газоперерабатывающих мощностей, которые действительно предусматривают поставку и монтаж на территории России технологических комплексов. Но это также можно сравнительно легко обойти: большинство компаний физически производят (либо же собирают) оборудование в Китае, Южной Корее или Малайзии и могут по документам перепродать его азиатскому посреднику, который уже самостоятельно поставит оборудование в Россию. Санкции, безусловно, создадут неудобства, но вряд ли остановят крупные нефтегазовые проекты. Прежде всего, потому, что это не в интересах западных компаний», - делает вывод эксперт.

«В ближайшие три года эта история с санкциями скажется не сильно, потом начнет сказываться ощутимо, - заявил, однако, «Веку» аналитик Дмитрий Голубовский. - Что-то можно скомпенсировать, сотрудничая с Китаем, но и того, чтобы попытаться разработать что-то свое, избежать не удастся. Это потребует значительных вложений в разработки и покупку мозгов. Справится ли с этим нынешний менеджмент - вопрос открытый. В сущности, решение проблемы - лишь вопрос денег. Однако эффективность освоения бюджетов в России столь низка, что задача может оказаться неподъемной. В этом случае мы начнем терять рынок в пользу американцев».

Заметим, в 2013 году Россия стала второй по добыче нефти в мире - 12,9%, «золото» - у Саудовской Аравии (13,1%), а на третьем месте стремительно догоняющие нас США - 10,8% от общего мирового объема «черного золота». Причем, Штаты за минувший год нарастили добычу просто бешеными темпами - на 13,5% в сравнении с 2012 годом. Россия за этот же период прибавила «в весе» всего на 1,3%, говорят статданные ВР.

Пока российским компаниям все еще удается реализовывать совместные проекты с западными партнерами. Например, «Роснефть» на днях закрыла сделку по приобретению активов Wheatherford в области бурения и ремонта скважин в России и Венесуэле, которые позволят ей обеспечить потребности в буровом сервисе, отмечает Дмитрий Адамидов.