18+
  1. Неудавшийся оранжевый большевик

Неудавшийся оранжевый большевик

Роль так называемых «альтернативных» профсоюзов в России порой странна и непонятна. В основном они проявляются только на критике крупнейшего профобъединения страны Федерации Независимых Профсоюзов России, а так же себе подобных «альтернативщиков».

Поэтому когда бы ни проводили какие-либо акции российские профсоюзы, у западных СМИ обычно имеется под рукой "дежурный" комментатор. Чаще других в этой специфической роли выступает 51-летний Юрий Николаевич Миловидов.

Политические друзья обычно называют Миловидова учёным, хотя он носит скромную степень кандидата исторических наук и, пока его не уволили, работал всего лишь старшим научным сотрудником Академии труда и социальных отношений . К тому же согласно вузовскому диплому Миловидов и не гуманитарий вовсе, а физик: мечтал поступить в МГУ, да срезался и окончил в итоге физфак родного Челябинского университета. До поры он ничем особенным не выделялся из советских и постсоветских вузовских преподавателей средней руки: участвовал в написании и редактировании коллективных монографий, в которых пережёвывались марксистские тезисы о рабочем движении, с грехом пополам читал по-немецки и по-английски, любил долго спать по утрам… Однако капитализм многих заставил вертеться, особенно скромных преподавателей, имеющих большую семью, а у Миловидова были четыре дочери на иждивении.

В начале 90-х в стране стали массово создаваться негосударственные образовательные учреждения, куда любой мог поступить безо всяких экзаменов, оплачивая, естественно, в дальнейшем своё обучение. И хотя они негосударственные, однако, получали государственную аккредитацию и, среди прочих благ, предоставляли отсрочку от армии. В результате "поголовье" студентов в России увеличилось вдвое, а преподаватели смогли зарабатывать кое-что "детишкам на молочишко". Среди таких вузов – Международный институт экономики и права (МИЭП). Вот как отзывается о нём один из посетителей сетевого форума, подписавшийся "Серж": "Учусь в МИЭП, чтобы откосить от армии, да и напряга не надо - одна халява".

Наш герой сумел так вовремя подсуетиться, что Академия труда и социальных отношений стала сдавать в аренду МИЭП свой учебный центр в подмосковном посёлке Салтыковка, а Миловидов в благодарность получил должность проректора МИЭП. Иными словами, будущий страстный обличитель "профноменклатуры" сам использовал служебное положение, обеспечивавшее короткий доступ к народному добру, переданному советским государством профсоюзам, чтобы присовокупить к основному заработку в Академии немного "халтуры" в МИЭП. Но "халява" не может быть вечной. Всеобщая конфедерация профсоюзов (правопреемник ВЦСПС), на балансе которой находились пансионат и учебный центр в Салтыковке, продала этот имущественный комплекс процветавшему в ту пору банку "Столичный", а новый владелец расторг договор с МИЭП. Вот это досадное для Миловидова происшествие и превратило заурядного, прежде неизменно лояльного научного сотрудника профсоюзного учреждения в неистовую фурию, в сурового обличителя традиционных профсоюзов: сначала в плане их хозяйственно-экономической деятельности, а затем и в целом . Послушать его, выходило, что пока имущество профсоюзов могло использоваться аппаратными работниками в своих целях, это было правильно, а когда его стали распродавать, это оказалось уже неправильно.

Попутно, как это нередко случается с неискренними советскими обществоведами, Юрий Николаевич сменил своего кумира: Карл Маркс уступил место Максу Веберу. Последнего Миловидов объявил "творцом капитализма". Ну, а капитализм – это, конечно же, хорошо. А раз капитализм хорошо, то выступления трудящихся против капиталистов – это не очень хорошо. И когда в марте 1997 года ФНПР готовила очередное "весеннее наступление" против задержек зарплат, Юрий Миловидов осудил эту общероссийскую акцию в интервью одному из телеканалов. Здесь уже не хозяйственный спор внутри организации, а вопрос принципиальный. Исполком ФНПР расценил позицию Миловидова как "штрейкбрехерство". Академии труда и социальных отношений было предложено уволить штрейкбрехера "за совершение аморального поступка", несовместимого с преподавательским статусом.

Миловидов стал искать защиту в суде. Однако Фемида признала, что ФНПР была вправе назвать его "штрейкбрехером". Другое дело, что штрейкбрехерство, как установил суд, нельзя расценивать в качестве аморального поступка. Безусловно аморальным суд счёл только преступление либо административное правонарушение. Так или иначе, штрейкбрехер всё же оказался за пределами ФНПР и какое-то время мыкался без работы. Вновь обрести себя ему позволило создание в 2002 году Центра поддержки профессиональных союзов и гражданских инициатив "Профцентр", где Миловидов занял должность исполнительного директора.

Председателем этой общественной организации был первоначально экс-секретарь Совета безопасности РФ Иван Рыбкин. В связи с чем многие предполагали, что "Профцентр" финансировал бывший подчинённый Рыбкина Борис Березовский. Однако сейчас на официальном сайте «Профцентра» сообщается, что генеральный секретарь Центра Владимир Подопригора, а председатель совета – Михаил Кислюк. Иван Рыбкин не упоминается вовсе. Конечно, после событий февраля 2004 года - внезапного, в тайне от жены и коллег, отъезда зарегистрированного кандидата на пост президента РФ Рыбкина в Киев и его столь же внезапного появления на публике с какими-то странными заявлениями, будто кто-то пытался его похитить - в России больше нет такого политика как Рыбкин. А потому для него не нашлось и места на сайте. Возможно, разочаровавшись в ветреном Иване Петровиче, Березовский перестал давать деньги на «Профцентр». Так что отрицая всякую связь с опальным олигархом, в "Профцентре" не лгут: наверное, им было нелегко выкручиваются, чтобы наскрести деньжат на канцелярские скрепки и прочую мелочь, без которой невозможно поддерживать профсоюзы. А про те времена, когда Борис Абрамович давал свои грязные деньги, им, видимо, даже вспоминать противно.

Зато теперь "Профцентру" обеспечена поддержка достойных людей: в совет этого общественного объединения входит советник председателя Совета Федерации Сергея Миронова Ирина Рукина. А 10 апреля текущего года учреждён Фонд защиты профсоюзных лидеров. Президентом Фонда стала госпожа Рукина, а исполнительным директором – опять-таки наш герой. В официальном сообщении «Профцентра» об учреждении Фонда выражена особая признательность господину Миронову, что не оставляет ни малейших сомнений в нынешних политических ориентирах Миловидова.

Немногим раньше они, впрочем, были иными. Средства массовой информации широко цитировали высказывания господина Миловидова в январе 2005 года, когда на фоне выступлений бывших льготников, недовольных монетизацией льгот, он делал громкие заявления в духе оранжевого большевизма. "Характеризуя положение в стране в связи с монетизацией льгот, - сообщало информационное агентство "Маркетинг и консалтинг" 20 января 2005 года, - исполнительный директор Профцентра заявил: “Мы обращались к Совету Федерации и президенту, указывая на то, что пакет законопроектов не проработан и не обеспечен организационно, финансово и, если хотите, нравственно. Мы указывали, что его поспешная реализация приведет к митингам, забастовкам и протестам. Сейчас идет поиск виновных, тех, кто якобы спровоцировал эти стихийные выступления. Господам Грызлову, Миронову и Исаеву я рекомендую посмотреть в зеркало, чтобы увидеть, кто виноват в этих стихийных беспорядках в стране”". (6) Лидер партии думского большинства Грызлов – это понятно. Председатель профильного думского комитета и заместитель председателя ненавистного ФНПР Исаев – тоже понятно. Но будущий политический покровитель и благодетель Миронов! Какая недальновидность!

Впрочем, наш кандидат исторических наук и в целом, как мы теперь видим, делал тогда совершенно не дальновидный политический прогноз.

"Социальный курс правительства провокационный, безответственный, – заявлял Миловидов в интервью тому же информагентству "Маркетинг и консалтинг" в январе 2005 года. - Для правительства все это кончится плохо, его отправят в отставку. Но никто ни за что опять отвечать не будет. Сейчас на правительство взвалили все непопулярные меры, которые ко всему прочему никак экономически непросчитанны. Такое ощущение, что они действуют как враги. Отставка ждет и Кудрина, и Грефа, которые не экономисты, я уж не говорю про Фрадкова, который публично ни за что не хочет отвечать, и весь силовой корпус.

- Возможна ли дальнейшая активизация стихийных протестных действий, которые начали пенсионеры, по всей стране?

- Я склонен считать, что социальные протесты будут нарастать как снежный ком. Будет и вторая, и третья, и восьмая волна протеста. Потому что люди столкнутся уже в ближайшее время с повышением цен за жилищно-коммунальные услуги, за телефон. Потом наступит летняя пора, и они столкнутся с необходимостью оплачивать санаторно-курортные путевки. Потом люди поймут, что все те прибавки, которые обещают в 200 или 240 рублей, их многократно съест инфляция, уже к осени. Поэтому волн протеста будет много, и к осени мы увидим цунами похлеще Таиланда.

- В случае подобного развития ситуации Вы как альтернативные профсоюзы будете поддерживать волну народного возмущения?

- Мы и есть тот самый народ! Мы вместе с ними просто-напросто. Мы полностью разделяем и выражаем недовольство всем тем, что сегодня происходит. Нас не слышат, нас – это народ, это граждан России. И не слышат нас много лет подряд! Мы хотим же сделать, чтобы услышали. Мы говорим: давайте сядем за стол переговоров. Но с этими министрами уже садиться не имеет смысла, эти должны ответить за то, что сделали!"

Самое забавное, что все эти воинственные, самоуверенные до шапкозакидательства речи, произносившиеся словно с броневика, звучали в контексте известия о том, что II Всероссийский съезд рабочих отложен на неопределённый срок. "Профцентр" намеревался провести его 22 января 2005 года, приурочив к столетию первой русской революции. Однако пришлось отложить затею в долгий ящик. Не готов оказался российский рабочий класс к революции. Ни к красной, ни к коричневой, ни тем более к оранжевой…