18+
  1. Особенности национального следствия

Особенности национального следствия

Особенности национального следствия
В забавную игру играют с обществом органы, призванные бороться с коррупцией, взятками и прочим злом: громко сообщают об очередном аресте, а потом вдруг начинают играть в молчанку.

ЦитатаПочему затягивается следствие по делу заместителя руководителя Краснодарской таможни Сергея ЧернышоваКонец цитаты Достаточно часто бывает, что в коридорах правосудия и залах Фемиды заводится маловразумительное, неподкрепленное доказательной базой рыхлое дело, которое стыдно прикрыть либо из-за непрофессионализма «борцов» с криминалом, либо — уж извините! — из-за отсутствия «состава преступления». Примеров – множество, но подмечают их почему-то не юристы, что было бы вполне логично, а… журналисты. При этом, как известно, пресса не вправе выносить вердикты, вся ее возможность — задавать вопросы.

Вот и мы ничего не можем сказать относительно юридических аспектов уголовного дела по обвинению первого заместителя руководителя Краснодарской таможни Сергея Чернышова, поскольку пока говорить (по существу) не о чем: уголовное дело, возбужденное почти год назад, не только не завершено, но по нему еще нет даже утвержденного прокуратурой обвинительного заключения. При этом Сергей Чернышов уже год находится под стражей, из них полгода — в одиночной камере краснодарского СИЗО-1. По мнению стороны защиты, следствие, похоже, уже исчерпало все «улики» и надеется только на весьма, увы, обыденный в нашей практике психологический прессинг обвиняемого. Хотя, как известно, опытные «следаки» говорят: если по делу не достигнут прогресс на «горячем дыхании» в первые пару месяцев, то жди «висяка»…

А ведь как шумно всё было начато! 26 июня 2013 года после задержания Сергея Чернышова правоохранители через сайт Следственного комитета России и телеканалы отрапортовали: возбуждено уголовное дело в отношении первого заместителя начальника Краснодарской таможни по ч. 5 ст. 290 УК РФ (получение взятки в крупном размере). «Запал» в виде заявлений ответственных лиц буквально «взорвал» блогосферу и сетевые СМИ — в эфире телеканала «Кубань» руководитель следственного отдела на транспорте Южного следственного управления на транспорте СК РФ Александр Потоцкий заявил: «Сейчас проверяются нами сведения о возможно длительном характере противоправной деятельности и иных фактах взяточничества, имевших место ранее со стороны Чернышова». Потом, правда, «имевшие ранее» факты взяточничества из текстов осторожно удалили. Зато долго и охотно рассказали через СМИ про обыски в рабочем кабинете таможенника и «следственные действия, направленные на закрепление доказательственной базы»…

Гвоздем этой, без преувеличения сказать, информационной кампании были тут же попавшие в эфир 28.06.2013 г. «оперативные кадры», на которых запечатлены первые минуты после задержания Чернышова. Кадры оперативной видеосъемки силовых органов, как вы понимаете, не журналисты выкрали из сейфов правоохранителей, они были — что особо подчеркивалось в комментариях телеканалов «Россия-1», «Кубань», и других ТВ — «предоставлены журналистам». Главное: момент изъятия у Чернышова взятки в ходе задержания на видео отсутствует, хотя к операции органы, судя по рапортам, готовились загодя, с 30 мая 2013 г. ведя прослушку телефонов «объекта». Зато на видео крупным планом долго показывают чьи-то руки в надетых для изъятия вещдоков резиновых перчатках, мусолящие 5-тысячные купюры под комментарий телеведущего: «Сотрудники правоохранительных органов раскладывают деньги — они едва умещаются на капоте машины. Всего без малого миллион рублей». На оперативной съемке «капот» (уж простим комментаторов) - это пустое переднее пассажирское сиденье внутри машины, на полу возле которого для отчета сфотографировали лежащий пластиковый файл с пачками купюр в журнале. Сергей Чернышов, правда, версию переднего сиденья подмочил, рассказав на допросе: «Я вышел из кафе, сел на заднее сиденье автомобиля БМВ-525 дизель, где в это время находился водитель, сказал водителю ехать домой. После этого кто-то открыл мою дверь и дверь водителя, меня вытащили из машины и надели на меня и водителя наручники. Дверь автомобиля была открыта, меня и водителя посадили на корточки сзади автомобиля, я не мог наблюдать за происходящим в салоне автомобиля. Через некоторое время в автомобиле были обнаружены денежные купюры, происхождение которых я пояснить не могу, к ним отношения никакого не имею».

При этом выясняется, что в момент задержания Чернышова на улице вдруг «ослепли» все окружающие видеокамеры, которые могли подтвердить или опровергнуть наличие у подозреваемого суммы, которая «едва уместилась на капоте машины». Стали уже притчей во языцех в уголовных делах якобы «поломки» уличных камер видеонаблюдения именно в те минуты, когда с их помощью можно опровергнуть или подтвердить обвинение следствия. Или когда несовпадающие с оперативной версией видеозаписи стирают «по ошибке», или из-за истечения двухмесячного срока хранения.

Задержание замначальника Краснодарской таможни 26 июня 2013 года — яркий пример подобных чудес с техникой. Сергей Чернышов в момент задержания был одет в легкую футболку, под нее инкриминируемые 875 тысяч рублей взятки не спрячешь при всем желании. Со встречи в кафе он идет через торговый зал (а эти записи изъяты и расшифрованы) и спускается по эскалаторам без какого-либо файла или журнала с толстыми пачками денег. На улице его автомобиль припаркован рядом с отделением Сбербанка, у которого также имеются свои видеокамеры. Однако почему-то ни в Сбербанке, ни на банкоматах не осталось никаких записей того момента, когда Чернышов садится в автомобиль. «Взяткодатель» также почему-то не был оборудован видео или аудиотехникой. Да и у оператора группы захвата — вот конфуз! — не оказывается видео этого наиважнейшего для следствия момента. Съемку заранее подготовленной операции почему-то начинают с момента, когда Чернышов и его водитель лежат уже на капоте автомобиля. Ну, совсем неопытный оператор!

Такие «черные дыры» видео и аудио записей при резонансном задержании офицера-таможенника, о котором оповестили всю Россию, конечно, можно было бы списать на недоработку оперативников, вот только не одни эти факты вызывают вопросы. По утверждению адвокатов, следователь Краснодарского следственного отдела Южного следственного управления на транспорте СК России почему-то наотрез отказал им в проведении экспертизы обнаруженного (или подкинутого в машину?) файла с деньгами. Ведь если обвиняемый брал в руки этот объемный пластиковый файл, принес его в автомобиль, то на нем должны оставаться отпечатки пальцев подозреваемого, либо его потожировые выделения или различные микрочастицы. Есть методики производства выемки улик — обязательно в одноразовых перчатках (а в них, как помним, и пересчитывал на видео деньги оперативник). Но в данном случае следователь заявляет, что материал исследования «заляпан», и решает не отправлять улику на экспертизу. Таким образом, масса подобных просчетов следствия сделала невозможным сразу расставить точки над «i» в этом деле.

Если проанализировать следственные успехи за год, прошедший с момента громкого задержания Сергея Чернышова, то они ничтожны. Ничего не дало также обещанное через СМИ «закрепление доказательственной базы». В результате прокурор Краснодарской транспортной прокуратуры, получив от следствия обвинительное заключение, вынес постановление о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительных следственных действий…

Однако кроме юридических есть еще и другие зримые итоги громкого ареста первого заместителя начальника Краснодарской таможни Сергея Чернышова. Лежат они, как ни странно, в плоскости «помидорных войн».

В 2012 году Сергей Чернышов и начальник таможни нанесли серьезный удар по местной фруктовой мафии: в Туапсинском таможенном порту были задержаны 120 тонн дешевых турецких помидоров, упакованных в коробки с надписью «Дары Кубани» для отправки в Москву под видом более дорогих кубанских томатов. Контрафактная партия была уничтожена. Но потери дельцов, стоявших за транзитом в Россию турецких помидоров — выращиваемых с помощью специальных препаратов и выдаваемых за качественную кубанскую продукцию — были куда выше. Краснодарские таможенники обрушили налаженную схему, приносившую теневым хозяевам помидорной мафии баснословные барыши.

Местные эксперты утверждают: южные дельцы, борясь за теневые поставки плодоовощной продукции в Россию, не менее бесцеремонны, чем «зеленое чудовище», или «банановый спрут» (так журналисты США и Латинской Америки называли за грязные методы «Юнайтед фрут кампани», экспортировавшую тропические фрукты из стран третьего мира). Недаром одна из газет в Краснодарском крае в отношении этого уголовного дела опубликовала материал под загловком «Томаты довели до ареста».

Сергей Чернышов, направленный в сентябре 2011 года на укрепление Краснодарской таможни после того, как исправил ситуацию в Брянской области, которую до его прихода фактически контролировали «воры в законе», оказался для многих неудобной фигурой. В Брянске он, что называется, железной рукой уволил всех прежних заместителей, начальников служб, почти всех руководителей таможенных постов и функциональных отделов. Жестко поступал Чернышов и на новом месте в Краснодаре. Сейчас, после заведения уголовного дела на заместителя начальника таможни, можно сказать, что у здешних фруктовых королей наступил на улице праздник: уже год их никто не докучает серьезными проверками.

По иронии судьбы Сергея Чернышова обвинили как раз «по фруктовому делу» — как бы за взятку от фруктовых предпринимателей. Якобы он должен был способствовать исполнению Краснодарской таможней решений арбитражных судов и полученных по ним исполнительным листам в пользу ООО «ИН фрут» и ООО «ЭкспоТ». Т.е. не возражать против возврата фирмам крупных сумм. Но вот что странно: Сергей Чернышов утверждает на допросах, что ему известны не менее пяти работающих на Туапсинском таможенном посту Алиевых, но не знает, кто из них Омар Алиев (владелец упомянутых компаний, якобы пославших через посредника ему взятку). Что интересно, этому предпринимателю, поначалу заключенному под стражу, вдруг неожиданно изменили меру пресечения на домашний арест…

Сергей Чернышов уже год пребывает в СИЗО. Он полностью изолирован, первое и единственное свидание с супругой было предоставлено спустя 11 месяцев после задержания. Сейчас адвокаты просят дать возможность встретиться с Чернышовым его дочери, которая собирается замуж, но ей в этом отказывают.

Между тем, будет не лишним пристальней взглянуть на меру пресечения и на срок следствия. Есть ли вообще основания для содержания Сергея Чернышова под стражей целый год? Судя по тому, что при обысках даже не изъяли загранпаспорт, который до сих пор лежит у него дома, в побег Чернышова не верят даже сами правоохранители. Он даже не уволен с работы. После того, как следствие допросило всех подчиненных ему сотрудников Краснодарской таможни — с ничтожным в общем-то уловом компромата, какое воздействие на потенциальных свидетелей «с целью сокрытия информации» может быть у Чернышова?

Достичь результатов за установленный законом после задержания срок не удалось. Однако 20 сентября 2013 года срок предварительного следствия по уголовному делу в отношении Чернышова был продлен на два месяца, а всего — до 5 месяцев. Как вытекает из текста постановления следователя, дополнительный срок ему необходим для того, чтобы (перечислим частично):

- осмотреть все предметы, изъятые в ходе следствия, с учетом информативной ценности определить процессуальный статус и места хранения,

- истребовать заключения направленных ранее экспертиз.

- допросить свидетеля Алиева О.Г.,

- при необходимости провести очные ставки между процессуальными участниками,

- с учетом сведений, полученных в ходе предварительного следствия, дать окончательную юридическую оценку действиям Чернышова С.И.,

- выполнить требования ст. ст. 215-127 УПК РФ, составить обвинительное заключение и т.д.

Дальше новые продления шли одно за другим – с теми же самыми доводами. В январе 2014 года следователь шлет в суд свое очередное постановление, при этом практически полностью повторяются прежние доводы, и таким образом срок следствия продлевается до 26 марта 2014 года, чтобы следователь мог: осмотреть документы…, допросить свидетеля Алиева О.Г…, при необходимости провести очные ставки…, дать окончательную оценку… и выполнить требования ст.ст. 215-271 УПК РФ.

Подобную болезнь «прокукарекать, а там хоть рассвет не наступай» мы всё ясней наблюдаем у кубанских правоохранителей. Но странность ситуации заключается в том, что и местные суды безропотно идут на их поводу. И это несмотря на неоднократные жалобы адвокатов и декларируемую властями демократизацию законодательства в части избрания меры пресечения в виде домашнего ареста, согласно Постановления Пленума РФ № 41 от 19.12.2013 г. Неоднократные жалобы защитников на волокиту следствия также остались неуслышанными как в тех же судах, так и среди вышестоящего руководства следствия (ЮФО и Москва).

Вот и в отношении краснодарского таможенника Сергея Чернышова местные пинкертоны публично пообещали сообщить о расследовании этого «и иных фактах взяточничества». А теперь, казалось бы, куда отступать? На какого прокурора валить развал дела и отсутствие доказательств? И что делать в этой ситуации Сергею Чернышову, который все сидит и сидит на нарах …