18+
  1. Передел руками ВТБ

Передел руками ВТБ

Передел руками ВТБ
Телекоммуникационная отрасль переживает скандал с обысками и допросами главы «Ростелекома» Александра Провоторова и акционера компании Константина Малофеева в рамках дела о хищении средств ВТБ. Между тем, вырисовывается более запутанная картина, в которой сам банк не выглядит совсем уж «невинной овечкой».

Не первый день СМИ и эксперты обсуждают дело о многомиллионном кредите ВТБ, причем все чаще звучат предположения, чем вся эта «неожиданно всплывшая» история может обернуться для телеком-отрасли, ради передела в которой, похоже, все и затевалось.

Причина конфликта, из-за которого во вторник прошли обыски в структурах Константина Малофеева, - $225 миллионов, выданных ВТБ в 2007 году в качестве кредита фирме «Русагропром» на покупку молочных хозяйств, принадлежащих фирме «Нутритек» Малофеева. Банк обвиняет бизнесмена в том, что стоимость заводов была завышена более чем в пять раз.

Подробности той процедуры, ставшие известными в ходе заседаний в Высоком суде Лондона, описаны в ряде СМИ. В июле 2007 года Константин Малофеев встретился с главой департамента долгового финансирования ВТБ Константином Тулуповым. Бизнесмен заявил, что владеет компанией «Нутритек» и собирается продать молочные заводы, а покупатель якобы найден. Малофеев попросил ВТБ профинансировать сделку, соглашаясь на все условия банка. При этом опытные британские юристы попытались отговорить банкиров от финансирования сделки с неизвестными участниками. Однако кредит был выдан почти стремительно, банк почему-то даже не стал дожидаться финальной оценки стоимости приобретаемых активов.

Наблюдателей давно интересовал быстрый взлет карьеры и рост активов главного фигуранта этого дела Константина Малофеева. Сейчас его активы превышают $1 миллиард, а созданного им инвестиционного фонда Marshall Capital - свыше $2 млрд.

Без поддержки крупных политиков аккумулировать такие деньги и получить доступ к 10% акций «Ростелекома» невозможно, пояснил Business FM президент Центра политической конъюнктуры России Дмитрий Абзалов. «Малофеев, как и целая плеяда игроков Marshall Capital, входит в ближний круг Игоря Щеголева, который был одним из идеологов укрупнения государственного телекома. И Малофеев, и Провоторов были советниками министра связи Игоря Щеголева, - напомнил эксперт. - Они были десантированы и в «Связьинвест», и в «Ростелеком», фактически контролировали процесс объединения. Поэтому в процессе концентрации активов были выкуплены соответствующие ценные бумаги. Кроме того, когда стало известно об активизации Юрченко, который покинул пост главы «Ростелекома» и пытался вернуться, выкупая миноритарные доли, компания Marshall Capital в качестве защитной меры начала выкупать пакет. Несомненно, чтобы сформировать фонд на 2 миллиарда, необходима серьезная поддержка, причем, помимо структур Скуратова, условно говоря, семейных, помимо Минкомсвязи, есть еще поддержка Минэкономразвития. Поэтому не удивительно, что Marshall удалось получить стратегические активы», - сказал Абзалов.

Как сообщил «Веку» источник, близкий к ситуации, в эту историю с ВТБ и «Ростелекомом», по всей видимости, вовлечены и правительство, и администрация президента. Телекоммуникационную отрасль, скорее всего, решено поделить среди других игроков, отстранив от нее господина Малофеева и компанию. А банковский кредит, выданный структурам бизнесмена несколько лет назад, стал лишь хорошим поводом.

Впрочем, в этой истории и сам ВТБ, довольно беспечно расставшийся с миллионами, выглядит довольно странно. На днях известный оппозиционер, специализирующийся на раскрытии коррупционных схем в госкомпаниях, да еще и миноритарий ВТБ Алексей Навальный заявил, что банк выдал необеспеченный кредит по доброй воле, и следователям не мешало бы провести обыски в самом банке, подарившем крупную сумму ненадежной организации.

«Давайте уж у всех злодеев обыски проводить и их арестовывать, - пишет Навальный в блоге, прямо отмечая, что в потере денег ВТБ виноват не меньше занимателя, так как выдал кредит без предварительных проверок. - Похищенный кредит был выдан таким образом, что нет ни малейших сомнений в том, что сами вэтэбэшники были активными участниками схемы хищения. За месяц до того, как первый транш кредита был переведен на счета «Русагропрома» (для последующего похищения), кредитный комитет банка ВТБ одобрил сделку, заявив, что «Русагропром» помещается в высочайшую «категорию качества 1» благодаря «хорошему финансовому положению этого заемщика». Когда деньги пропали, внезапно выяснилось, что «Русагропром» был просто подставной сделочной конторой».

Ранее, в сентябре, Алексей Навальный совместно с Обществом Генри Джексона, британским исследовательским центром по вопросам демократии, гражданских свобод и борьбы с коррупцией обнародовали доклад о деятельности ВТБ, в котором обобщается информация обо всех сомнительных сделках холдинга за последние годы.

Есть там и история с удивительной сделкой между банком и Marshall Capital.

Во-первых, стало ясно, что «Нутритек» и «Русагропром» принадлежали Константину Малофееву через различные дочерние компании контролируемого им фонда. Было также установлено, что в момент продажи «Нутритек» существенно завысил стоимость своих молочных заводов, в итоге в распоряжении банка оказался ряд активов общей стоимостью не более $35 млн. За счет щедрого кредита банка была профинансирована сделка по продаже компании Константина Малофеева Константину Малофееву же, благодаря которой бизнесмен заработал около $200 млн.

«Судебные документы свидетельствуют, что банк мало что сделал, чтобы проверить достоверность утверждений «Нутритека» и «Русагропрома», хотя оснований для подробной проверки было в избытке», - говорится в докладе. Остается догадываться: то ли руководство ВТБ самостоятельно приняло решение поучаствовать в этой сделке, то ли была дана отмашка свыше - все же в связи ВТБ с российским правительством сомневаться не приходится, ведь государству принадлежит более 75% акций.

В течение нескольких лет банк ВТБ и другие «дочки» группы постоянно оказывались замешанными в финансовых скандалах. Авторы доклада отмечают, что в большинстве стран с современной банковской системой такие результаты деятельности банка неизбежно привели бы к полномасштабному расследованию, как внешнему, так и внутреннему, и даже к вероятному увольнению руководства. Но из-за связи ВТБ с руководством страны никакое расследование не началось, о реформах речи не идет, а руководство банка остается на своем месте.

По слухам, банк, например, активно использует свою двойную прописку в России и Европе в своих целях. Инсайдеры говорят, что банк регулярно переводит более рисковые долговые обязательства из европейских «дочек» в «Банк ВТБ» в Москве по договорам участия, таким образом обходя более строгие правила, установленные Европейским Союзом.

Много шума в свое время наделала история с поглощением ВТБ «Банка Москвы». Руководство ВТБ заявило о том, что внезапно обнаружило сомнительные кредиты на миллиарды долларов, которые были выданы предприятиям, тесно связанным с топ-менеджерами банка, и что почти половина кредитного портфеля «Банка Москвы» оказалась под угрозой дефолта. Тогда Банк России предоставил гарантированные государством ссуды на сумму около $14 млрд. по процентной ставке существенно ниже рыночной.

Творческий подход к бухгалтерскому учету позволил ВТБ нарисовать (по крайней мере на бумаге) - $5 млрд. прибыли от этой сделки, но в реальности, по мнению авторов доклада, Банк России осуществил одну из самых щедрых программ рекапитализации банков в мире.

Бывший президент БМ Андрей Бородин говорит, что сделка была нужна Кремлю лишь затем, чтобы захватить привлекательные активы. Он настаивает, что никакой дыры в балансе «Банка Москвы» не было - ее создали искусственно, чтобы направить государственные деньги в ВТБ и, возможно, скрыть дефицит на балансе самого ВТБ. Он также утверждает, что в результате намеренных манипуляций с бухгалтерской отчетностью его доля в компании была недооценена, и это позволило ВТБ купить ее по бросовым ценам.

Впрочем, это не единственный случай, когда банк засветился в истории, связанной с захватом чужого бизнеса. В докладе упоминается случай, связанный с бывшим топ-менеджером «Сибнефти» Федором Хорошиловым. В 2009 году ВТБ подал против бизнесмена ряд исков в суды России и Великобритании, утверждая, что он перестал платить по нескольким крупным кредитам, которые банк выдал ему для нефтеразведывательных работ в северной и центральной Сибири.

Первоначально дело выглядело так, будто господин Хорошилов - ловкий мошенник, использующий свои хорошие связи и статус нефтяника для того, чтобы вытянуть из ВТБ сотни миллионов долларов. Однако по мере продвижения судебных баталий стало ясно, что банк напрасно пытается выглядеть невинной жертвой. Сама версия представителей ВТБ в суде говорит о том, что банк даже не потрудился задать самые базовые вопросы бизнесмену перед тем, как выдать ему огромную сумму кредита.

По версии Хорошилова, мало того, что ВТБ и его дочерние компании разбазарили $1,5 млрд. - руководители банка еще и занимались откровенно преступной деятельностью, набивая карманы огромными откатами и участвуя в попытке силового захвата потенциально прибыльной нефтяной компании. Так, может, банк и теперь идет по привычному пути в истории со структурами господина Малофеева?

Благодаря Навальному широкому кругу стала известна и история с «буровым откатом», когда в 2007 году кипрская Clusseter Ltd заключила с «ВТБ-лизингом» контракт на покупку 30 буровых установок. Затем оборудование должно было быть передано в лизинг Well Drilling Corporation Ltd. Контракт оценивался в $456,9 млн., с таможенными пошлинами и сборами - $650 млн.

Проблема в том, что «ВТБ-лизинг» приобрел оборудование не у китайского производителя Sichuan Honghua Petroleum Equipment, а у кипрской Clusseter, заплатив за каждую установку без учета таможенных пошлин и сборов более $15 млн., говорится в контракте. Между тем, в годовом отчете китайской компании было указано, что стоимость установок около $10 млн. Общий ущерб при покупке составил около $160 млн., подсчитал Навальный.

По мнению источников, близких к ситуации, заказчики попросту были связаны с топ-менеджерами ВТБ и «ВТБ-лизинга», поэтому им и удалось организовать схему финансирования. Так, членами совета директоров Well Drilling в то время были Виктория Шамликашвили и Шота Ботерашвили. Оба они входили в правление петербургского ЗАО «ВТБ капитал» (сейчас «ВТБ девелопмент»), а Ботерашвили также был главным советником правления ВТБ, членом совета директоров «ВТБ Армения» и Объединенного грузинского банка (сейчас «ВТБ Грузия»). Более того, Ботерашвили называл себя еще и главным советником президента ВТБ Костина.

К слову, фигура руководителя всея ВТБ Андрея Костина в последнее время становится все более популярной. На днях российский Forbes, опубликовавший рейтинг 25 самых высокооплачиваемых топ-менеджеров России, поставил президента и председателя правления ВТБ во главу этого списка. Большую часть доходов, по мнению издания, банкир получает за границей.

Как явствует из документа Навального и британцев, глава банковской группы руководит ею в авторитарном стиле, остальные члены правления только одобряют решения, принимаемые Костиным. А воплощает их в жизнь его заместитель Юрий Соловьев. Правда, свои источники авторы доклада не раскрывают.

«Ничто не делается без одобрения Костина, - приводят они слова «бывшего высокопоставленного сотрудника банка». - Это нормально, если принимаемые решения гениальны. Но это далеко не так, как показывает цена акций компании. Очевидно, что существующая в банке практика - далеко не лучший подход к его управлению».

Впрочем, есть подозрение, что информация о влиянии президента банка Андрея Костина на его оперативную деятельность слишком преувеличена. Стоит вспомнить хотя бы историю с пресловутым buy back акций ВТБ, когда идущий на третий президентский срок Владимир Путин поручил руководству банка произвести обратный выкуп акций у мелких акционеров, купивших бумаги в ходе «народного IPO». Это было расценено наблюдателями не только как попытка увеличить свою политическую поддержку, но и как явный признак ручного управления в стране.

По мнению экспертов, этот эпизод также свидетельствует о том, что ВТБ функционирует больше как подразделение российского правительства, а не как независимая компания, нацеленная на защиту акционерной стоимости. Так что, судя по всему, самые серьезные вопросы в ВТБ решает все же не господин Костин. И если решение о запуске дела против господина Малофеева сотоварищи было принято на самом верху - видимо, бизнесмена ждут не самые простые времена.

Последние новости