Почему так мало заключенных в тюрьмах Нидерландов?

Почему так мало заключенных в тюрьмах Нидерландов?
Фото: https://www.a-tv.md
Голландская судебная система сокращает заполнение тюрем заключенными, предоставляя людям с психическими расстройствами реабилитацию с помощью специалистов-психиатров, пишет theguardian.com.

Когда Стефан Конинг, которому диагностирован психоз, был признан виновным в том, что угрожал прохожему ножом, единственным последствием мог стать длительный тюремный срок. На деле после недолгого пребывания в тюрьме он вновь у себя дома, в Амстердаме. «Во мне есть Боб, который говорит: убей этого человека, такое дело. Если я принимаю мои лекарства, Боб успокаивается», - рассказывает Конинг, имея в виду мистического убийцу из «Твин Пикс».

Конинг из числа тех, кто получает преимущества от нарастающей в Нидерландах тенденции не помещать людей в тюрьму без необходимости. Один из ключевых аспектов – масштабная программа заботы общества о людях с психическими проблемами.

«Мы работаем по двум направлениям: прежде всего – по предотвращению очередного преступления, затем – по тяжелому психическому состоянию и связанными с ним задачами», - говорит Хоммо Фолкертс, судебный психиатр, сотрудник-консультант, помогающий Конингу. - Мы занимаемся не только людьми с депрессией, но и людьми с психической неуравновешенностью, аутизмом, с серьезными проблемами с обучаемостью нередко в сочетании с расстройствами личности, зависимостями, финансовыми проблемами, не имеющими настоящего дома или связей с семьей, эти люди часто травмированы. Никто не одобряет совершенных ими преступлений, но за ними стоит очень печальная ситуация. Чтобы все это исправить, потребуется много времени».

Из-за снижения числа приговоров к тюремному сроку перед Нидерландами встала необычная проблема: для заполнения тюрем не хватает заключенных даже после того, как тюремные места стали сдавать в аренду Норвегии и Бельгии. 23 тюрьмы после 2014 года были преобразованы во временные лечебные центры, приюты и гостиницы.

Эксперты объясняют такое снижение разными факторами, в том числе тем, что многое решается вне судебной системы, например, через штрафы. Но играет роль и особая психологическая реабилитация, известная как программа TBS. «TBS довольно уникальное учреждение в мире, - говорит Бун. – Во многих странах существует выбор: человек или привлекается к ответу за свои действия и приговаривается к тюрьме, или помещается в психиатрическую лечебницу. У нас психиатрические учреждения являются частью системы уголовного правосудия для тех людей, которые не могут нести ответственность полностью или частично».

В отличие от больниц с особым режимом в Британии и в Нидерландах условия TBS весьма специфичны. Программа специально работает по реинтеграции в общество людей, совершивших преступление, срок по которому составляет не менее 4-х лет, и есть вероятность рецидива. Если восстановление не представляется возможным или они отказываются взаимодействовать, их в итоге помещают в обычную клинику строгого режима на неопределенный срок.

В 2018 году по правилам TBS было задержано 1 300 человек, их содержали в лечебном центре, избавляя от психологического состояния, которое, как полагают специалисты, повлияло на совершение преступления. Каждые два года судьи определяют необходимость продления срока, средний срок пребывания в центре – два года.

Амстердамская психиатрическая клиника Inforsa помогла 30-летнему Бас де Вриесу заново выстроить свою жизнь после травмирующего случая в прошлом, приведшего его к совершению разбойного нападения. «Самое важное в TBS то, что они работают, чтобы вы могли вернуться в общество, - говорит он. – У меня был очень трудный путь. Мне было стыдно за то, что произошло, мне было стыдно об этом говорить. В теперешнем состоянии я начал рассказывать об этом, теперь я тот, кто я есть». Теперь у него есть оплачиваемая работа, он возвращается в родной город.

Психиатр Мелина Ракич, директор Inforsa, сообщает, что случаи, с которыми имеет дело TBS, всегда сложны не только из-за психических расстройств, но и из-за социального происхождения людей. Эти люди «ранят себя и других, это те, кто кроме того, что у них психоз, часто выросли с матерью наркоманкой, а отец исчез без следа, нет ни денег, ни еды, ни зимнего пальто… если этого не было в детстве, то вы не научитесь приспосабливаться».

Трудно сопоставить данные по приговоренным к тюрьме и тем, кому предоставлена программа TBS, но, судя по опыту Inforsa, их лечение влияет на сокращение рецидивов.

«Часть мировой и голландской общественности призывает строже наказывать людей, - говорит Ракич. – Но мы знаем, что в случае этих людей наказание не помогает. Они попадают в тюрьму, выходят и через несколько месяцев опять совершают преступление». Гуманный подход просто более логичен, полагает Мириам ванн Дриэл, психолог TBS. «От того, как вы обращаетесь с людьми и в тюрьме тоже, в большой мере зависит, как они вернутся в общество. Если с ними обращаться как с собаками, они будут вести себя как собаки, но если обращаться как с людьми, будут вести себя как люди».

Не обходится без сложностей. В обществе всерьез тревожатся из-за тех личностей, которые не восстанавливаются после досрочного освобождения, особенно после убийства одним из них в 2017 году молодой женщины. Полиция не раз поднимала тревогу из-за незарегистрированных преступлений, связанных, например, с наркотиками. Некоторых аналитиков это заставляет задуматься, не является ли низкая численность заключенных в тюрьмах результатом недостаточного раскрытия преступлений.

«Мы стараемся предоставить возможности реабилитации с помощью нашей программы TBS, - заявил Бун. - Но если мы не преследуем в судебном порядке криминальное поведение, то это не повод для гордости».

Реклама на веке
Как разместить
Путин проедет на поезде по Крымскому мосту 2019 — последний мирный год в России: известный политолог сделал громкое заявление
Нецензурные и противоречащие законодательству РФ комментарии удаляются