18+
  1. Полиция нуждается в помощи медицины

Полиция нуждается в помощи медицины

На октябрь 2011 года по итогам проверки общий ущерб от закупок компьютерных томографов в нацпроекте «Здоровье» составил 5 млрд. рублей. Но из 122 возбужденных уголовных дел до приговора были доведены лишь два.

Сейчас на модернизацию разваливающихся российских клиник и больниц выделено 460 млрд. рублей, а с учётом ресурсов субъектов и фонда медицинского страхования – более 600 млрд. рублей. Но удастся ли перекрыть дорогу к этим деньгам взяточникам и мошенникам, или пациенты по всей России и дальше будут страдать от нечестных закупок медоборудования, как это было в известной афере с томографами, общий ущерб от которой составил 5 млрд. рублей? По-видимому, бюджет здравоохранения по-прежнему останется одним из главных источников дохода для жуликов всех мастей. И каждый новый контракт на приобретение оборудования будет не уменьшать количество больных, а увеличивать число миллионеров.

На прошедшем 25 октября в Совете Федерации (СФ) заседании по вопросу «Модернизация здравоохранения субъектов Российской Федерации на 2011–2012 годы. Ответственность государственного заказчика и поставщика» первый заместитель председателя Комитета СФ по социальной политике и здравоохранению Лариса Пономарёва признала, что «тревожная информация» из субъектов Федерации уже есть. «Лучше вычистить всё на берегу», – заметила она. Однако пока депутаты и чиновники рассуждают на тему, как лучше всё вычистить, любители пилить бюджетные деньги уже определяют, как по максимуму казну обчистить. И, судя по всему, созданные государством условия позволяют им украсть львиную долю из выделенных миллиардов.

На октябрь 2011 года по итогам проверки закупок компьютерных томографов в нацпроекте «Здоровье» было возбуждено 122 уголовных дела. Общий ущерб составил 5 млрд. рублей.

Как рассказал руководитель отдела по контролю за расследованием преступлений коррупционной направленности Главного управления процессуального контроля Следственного комитета при Прокуратуре РФ Владимир Макаров, проверка выявила, что никаких методик определения минимальных цен на медоборудование при закупках не было внедрено, не вёлся и мониторинг цен – их по своему усмотрению диктовали компании-поставщики. Для махинаций специально создавались фирмы-посредники – их в отдельных случаях насчитывалось до семи компаний. Часто они были аффилированы с производителем и иногда появлялись всего за два-три дня до проведения сделок.

В уголовных делах фигурируют аж 86 бывших и действующих чиновников, в том числе высокопоставленные лица Свердловской, Смоленской, Белгородской, Тверской, Калужской, Ростовской, Рязанской областей, республик Карелия, Чувашия, Мордовия и других территорий. 29 из них предъявлено обвинение в мошенничестве, 10 – в превышении служебных полномочий. 75 дел находятся в производстве, 15 – в суде, 8 разбирательств закончены, и лишь 2 (!) приговора в отношении чиновников онкологического центра Волгограда и минздрава Ульяновской области вступили в силу.

Вот так! 5 млрд. украли, почти 100 чиновников так или иначе способствовали этому, но из 122 уголовных дел до приговора доведены лишь два. Неудивительно, что жулики чувствуют свою безнаказанность и продолжают наживаться всё на тех же томографах. Так, в сентябре этого года в четырёх аукционах томографы закупали для нужд Пензенской области.

В материалах заседания комитета СФ указывается, что в трёх аукционах, как было установлено, участник – компания из Санкт-Петербурга представила «заведомо ложную информацию и поддельные документы». В четвёртом аукционе эта же компания претендовала на поставку другого типа оборудования, и у устроителей были подозрения, что и здесь у данной компании «не всё чисто», однако из-за лимита времени на проведение аукциона проверка была невозможна, в итоге конкурсной комиссии пришлось признать компанию победителем. Теперь получается, что единственная возможность предъявить претензии к данной компании появится только при приёмке в конце финансового года поставленного оборудования заказчику. Для приёмки обещанного оборудования будут потрачены миллионы в учреждении, где его ждут.

В результате действующих правил заказчик, даже зная, что имеет дело с недобросовестным участником, вынужден заключать с ним контракт. Такая практика стимулирует мошенников к безнаказанной недобросовестной конкуренции.

Томографы – золотая жила для коррупционеров из-за их большой цены, но злоупотребления происходят и при закупке иного оборудования и медицинских препаратов. Среди причин этого, по заявлению аудитора Счётной палаты РФ Владимира Катренко, занимавшегося закупками в 2010 году, нечёткие требования к оборудованию в технических документах аукционов, комплектование в одном лоте большого количества разного оборудования, что ограничивает количество участников, подписание госконтракта только одним лицом.

Вот в Свердловской области закупается 63 рентгеновских аппарата, и каждый из них – «цифровая телеуправляемая рентгенодиагностическая установка». Однако в требованиях ни о каких параметрах нет и речи и, по заявлению всех экспертов, прописан простейший китайский аналоговый аппарат. Эксперты задаются вопросами: зачем нужны в области в таком количестве простейшие аппараты и почему в техзадании отсутствуют технические требования? А между тем на эту закупку выделено более 611 млн. рублей!

Кроме того, производители и поставщики часто предоставляют заведомо недостоверную информацию о технических характеристиках медоборудования, что вводит в заблуждение заказчиков и конкурсные комиссии, которые не имеют возможности законными методами проверить корректность предоставляемых данных. К примеру, в 2009 году победителем конкурса на поставку медоборудования в Ухте (Республика Коми) было признано ООО «Медтех». Когда оборудование было поставлено, стало ясно, что у него иные характеристики, нежели было заявлено поставщиком в ходе конкурса. Но чтобы доказать это, понадобилось полтора года – именно столько длились досудебные и судебные разбирательства.

Большая проблема и в том, что никак не учитывается или растягивается на месяцы гарантийное обслуживание, так что стоящее миллионы оборудование просто простаивает. Когда в июле 2011 года в Оренбургской области закупали восемь томографов, в контракте указали, что неисправность устраняется за 60 дней, плюс к сроку ожидания можно добавить и ещё 30 дней, то есть согласились на три месяца простоя!

Эксперты доказали, что от правильной подготовки аукционов зависит, насколько существенным может быть снижение первоначальной цены на медицинское оборудование, заявленной на такой конкурс. 21 октября в Нижегородской области закупались 23 рентгеновских аппарата. При первоначальной цене в 11 708 780 рублей в результате аукциона победитель поставит единицу оборудования за 4 941 456 рублей. При выполнении всех требований.

Заместитель начальника Контрольного управления президента РФ Игорь Романов отметил, что эффективность закупок по сравнению с 2008–2010 годами улучшилась вдвое, но сделать эту сферу более прозрачной смогут унификация техзаданий и создание отраслевого центра компетенций, который будет формулировать стандартные требования для госзакупок медоборудования и отслеживать рынок. Эксперты надеются, что положение дел исправит появление в РФ федеральной контрактной системы.

«Всё дело в заказчике, – считает начальник управления контроля социальной сферы и торговли Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Тимофей Нижегородцев. – Необходимо Минздравсоцразвития подготовить «пакеты оборудования», чтобы как минимум три поставщика могли принять участие в аукционе. Тогда меньше будет соблазн покупать «псевдоуникальное оборудование», которое в итоге оказывается банальными «насосами, фильтрами и кнопочками». Пока же в аукционах, проводимых по закупкам медоборудования, по-прежнему часто участвует… один поставщик.

«В 46% электронных аукционов в субъектах заявляется один участник, – сообщил директор департамента имущественного комплекса Минздравсоцразвития Сергей Жук, – до 50% заявок отзывается. В 20% случаев можно подозревать сговор».

Представитель ФАС предупредил, что уже распространяются новые, более изощрённые схемы. Оборудование предлагается по низкой цене, а затем потерянный навар «отбивается» при поставках расходных материалов. «300 млрд уходит за оборудование, а потом ещё столько же требуется за два-три года, чтобы его эксплуатировать», – заметил Нижегородцев. Так что «бизнесмены», паразитирующие на сфере здравоохранения, своего не упустят. А крайними всё равно останутся пациенты.

Последние новости