18+
  1. Правозащитники защищают только своих?

Правозащитники защищают только своих?

В ночь со 2 на 3 ноября неизвестные подожгли офис молодежного движения "Наши". В результате помещению был нанесен значительный ущерб, были уничтожены книги и иконы, собранные активистами движения для православных храмов Южной Осетии и Абхазии. Люди, к счастью, не пострадали.

Ни у кого не возникло сомнений в том, что это была спланированная акция. Некоторое время спустя после происшествия видеоролик о поджоге офиса "Наших" появился на сервисе Youtube. Спустя пару дней пресса вовсю обсуждала версию о причастности к поджогу некоего "движения "Подрабята". Шутка, запущенная в блогах, была воспринята на полном серьезе... Сам Александр Подрабинек принялся открещиваться от какой-либо причастности к "Подрабятам" и, тем более, поджогу офиса "Наших".

Шутки шутками, но смешного в произошедшем мало. Совершено уголовное преступление, в котором только по счастливому стечению обстоятельств не пострадали люди.

Понятно, что в самом молодежном движении отреагировали достаточно резко. "Наши" уверены, что целью поджога было запугивание активистов движения накануне проведения многотысячной акции в День народного единства (напомним, что "Русский марш" "Наших" под лозунгом "Все свои" собрал 20 тысяч человек).

Но что характерно - на произошедшее никак не прореагировали представители правозащитного сообщества. Той самой его части, что так рьяно выступила на защиту Александра Подрабинека, опубликовавшего оскорбительную для ветеранов статью. Не последовало реакции и со стороны совета при президенте РФ по развитию институтов гражданского общества и правам человека, который возглавляет Элла Памфилова. Хотя и руководитель совета, и некоторые его члены весьма активно защищали Александра Подрабинека, после того как активисты движения "Наши" организовали пикеты возле его дома.

Отметим, сам Подрабинек в пикетах не увидел ничего противозаконного, хотя и посчитал это вторжением в частную жизнь. Не усмотрела нарушения закона в действиях активистов "Наших" и прокуратура Перовского района столицы. Но когда офис движения едва не сожгли - памфиловский совет как рот в воды набрал. Не было сделано ни одного заявления, в котором содержалась бы хоть какая-то реакция на произошедшее в ночь со 2 на 3 ноября.

"Четыре дня мы ждали реакции правозащитного сообщества на совершенное преступление. Ее нет и, совершенно очевидно, не будет, - говорится в обращении движения "Наши" по этому поводу. - Промолчала Алексеева, промолчал Пономарев, промолчала Памфилова, промолчали другие либеральные правозащитники".

"Наши", впрочем, обращают внимание еще и на то, что точно также со стороны вышеуказанных правозащитников не было никакой реакции ни на националистические "марши", где постоянно можно видеть знамена со свастикой, ни на заявления Эдуарда Лимонова ("я фашист" и тому подобные).

Впрочем, члены совета, возглавляемого Эллой Памфиловой, ничего предосудительного в происходящем не видят.

"Мне кажется, двойных стандартов (в поведении совета – прим.) нет", - заявил один из его участников, член правления общества "Мемориал" Сергей Кривенко. По его мнению, делая заявления в защиту Подрабинека, совет оставался нейтральным в конфликте.

Относительно же поджога офиса "Наших" г-н Кривенко оказался неосведомлен. "Насчет поджога штаба "Наших" я, откровенно говоря, даже не слышал. Но это дело милиции – они должны этот случай проверить и возбудить уголовное дело. Это, конечно, акт вандализма и мы никогда ни к чему такому не призывали", - подчеркнул Сергей Кривенко.

Конечно же, никто не сомневается, что члены совета по развитию институтов гражданского общества могут быть каким-либо образом причастны к пожару в офисе молодежного движения. Однако удивительно, насколько оказываются неосведомленными правозащитники в тех случаях, когда пострадавшей стороной являются их оппоненты...

Видимо, активисты "Наших" правы - ждать какого-либо заявления со стороны совета не приходится. Позиция, занятая его членами, очень удобна и ни к чему не обязывает: "Пожар? Это дело милиции. Причем здесь мы?"