18+
  1. "Приватизация "Роснано" — это в каком-то смысле цирковой номер"

"Приватизация "Роснано" — это в каком-то смысле цирковой номер"

"Приватизация "Роснано" — это в каком-то смысле цирковой номер"
Корпорацию планируют полностью продать частным инвесторам к 2020 году. Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг и ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев прокомментировали ситуацию ведущей Дарье Полыгаевой.

Глава корпорации Анатолий Чубайс направил в правительство проект ее развития. Согласно плану, к 2020 году "Роснано" станет частной компанией, а объем продаж продукции увеличится в 10 раз. В приватизации корпорации будут участвовать в том числе и зарубежные инвесторы.

— Господин Гринберг, как вы относитесь к этому предложению Чубайса? Насколько это реально?

Р.Г.: Реально, конечно. Было же реально за три копейки продать многомиллиардные активы в свое время, и здесь тоже реально. Другое дело, полезно ли это — это другой вопрос.

— Как вы считаете, полезно это?

Р.Г.: Я думаю, что здесь смысла особого не имеет эта сделка. Она непонятно почему, но носит чисто идеологический характер. Обычно когда продают активы? Когда либо уже совсем плохо с государственными финансами, надо там наводить порядок, либо когда уже актив превратили в более или менее привлекательный, а потом уже можно продавать. А здесь что-то ни то, ни другое не просматривается. Поэтому это в каком-то смысле это такой цирковой номер.

— Что будет с "Роснано", если все-таки в частные руки попадет корпорация?

Р.Г.: Да ничего не будет, просто заглохнет потихонечку, как мне кажется, потому что, в принципе, это многообещающее было дело. Но с самого начала были подозрения, там же ведь проблема в том, сколько реально стоит актив. Этого никто не знает, а поскольку нет массового производства, которое могло бы приносить прибыль, то понятно, что здесь все дело темное.

Анатолий Борисович –– очень большой мастер приватизации, монстр российской трансформации. В свое время там был еще какой-то смысл за три копейки продавать дорогие активы, в начале нашего пути рыночного, а сейчас это как-то не очень понятно.

— Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев присоединяется к нашей беседе. Господин Гуриев, как вам предложение Чубайса?

С.Г.: Это не новость. Дело в том, что "Роснано" с самого начала планировалось так или иначе приватизировать. Это институт развития, созданный не навсегда, а на ограниченный срок. После того, как это рынок будет создан, развит, "Роснано" должно уйти с рынка. Это не работа государства — заниматься бизнесом. Поэтому в этом нет ничего неожиданного.

Кроме того, напомню, что сначала "Роснано" было создано в форме госкорпорации, потом по предложению президента Медведева было перерегистрировано в ОАО, акционерное общество, и, более того, разделено на коммерческую часть и некоммерческую часть, так называемый инфраструктурный фонд, который занимается развитием инфраструктуры наноотрасли. А вот остальная часть "Роснано" — это бизнес-компании, которые должны заниматься бизнесом, поэтому и приватизация этой компании — это абсолютно нормальное дело.

— Как вы считаете, насколько успешен этот бизнес? За последние годы как он показал себя?

С.Г.: Ох, здесь, конечно, трудно судить. Это бизнес, где пока рано говорить о том, принесли ли вложенные деньги прибыль. Как раз здесь, когда приватизация будет привлекать частных инвесторов, я надеюсь, что это будут настоящие частные инвесторы, а не госфонды или госбанки, тогда мы сможем судить, насколько частные инвесторы считают эти инвестиции успешными. Более того, когда "Роснано" начнет выходить из своих инвестиций, мы увидим, сколько частные инвесторы готовы платить за те активы, которые были созданы, развиты, которые были проинвестированы в средства "Роснано".

— Господин Гринберг, добавите что-то?

Р.Г.: Я бы сказал, что самое главное замечание, которое Сергей Гуриев произнес, это "ох". Это очень точно. Дело в том, что все непрозрачно, и не очень понятно, сколько этот актив стоит, что там творится. Из идеологических соображений можно говорить, что, конечно, частник лучше. Но непонятно, почему нужно обязательно, чтобы он пришел сейчас, когда все не очень ясно с компанией. Будет стоить это совсем малые суммы, и тогда мы придем к выводу, что это вообще нужно закрывать? Это вообще странная история. Здесь не имеет значения, частник или не частник, имеет значение стоимость актива, приносит он доход или не приносит. А мы этого ничего не знаем, поэтому не имеет ровно никакого смысла заниматься приватизацией, потому что это что-то похожее на уход от ответственности. В конце концов, это очень уж была такая серьезная затея, очень похожая на "Нью-Васюки".