18+
  1. Прозрачность – не призрачность

Прозрачность – не призрачность

Прозрачность – не призрачность
В одной из самых обсуждаемых статей последнего времени (а именно в той, что опубликована в «Ведомостях» в конце января) премьер-министр и кандидат в президенты Росии Владимир Путин заявил о необходимости дальнейшего развития российской экономики, конкурентной среды за счет новаций, которые будут также препятствоваьть коррупции.

В частности, наиболее вероятный будущий глава государства предложил, не дожидаясь принятия нового закона о Федеральной контрактной системе, которым предусмотрено обязательное предварительное публичное обсуждение формата государственных закупок и стартовых цен, ввести революционную предваряющую процедуру. А именно: внедрить это открытое обсуждение с участием потенциальных исполнителей, журналистов, общественных организаций по отношению ко всем крупным тендерам на сумму, превышающую миллиард рублей. Предмет публичной дискуссии – своевременность тендеров, обоснованность их стоимости и оптимизация бюджетных расходов, а также справедливый отбор участников с учетом их возможностей и опыта. Комплекс мер, по мнению Владимира Путина, позволит значительно сократить государственные траты, а, значит, повторюсь, будет вводиться оперативно.

Надо отметить, что данное предложение премьера воодушевило значительную часть бизнеса – и тех, кто уже давно участвует в госзакупках, и тех, кто об этом только задумывается, но кого отпугивала излишняя закрытость этой сферы, не вполне четкие критерии и не всегда справедливые правила игры.

Поддержала данную инициативу Владимира Путина и наиболее авторитетная в стране отраслевая общественная организация Союз землеустроителей России – Росземпроект. Союз, который объединяет свыше 60-ти профессиональных землеустроительных проектных предприятий и научно-исследовательских институтов по всей России. Когда-то они входили в «РосНИИземпроект», являясь ведущей земельной службой страны.

Сразу после публикации программной статьи кандидата в президенты РФ, Союз землеустроителей (Росземпроект) направил соответствующее письмо в Федеральное агентство лесного хозяйства (Рослесхоз) с просьбой учесть в деятельности государственной отраслевой структуры позицию руководителя правительства РФ. Тому были свои причины и собственная непростая история взаимоотношений в сфере госзакупок.

Дело в том, что на следующий день Рослесхоз подводил итоги конкурса с начальной ценой лота 1,9 млрд. рублей. Условия тендера были примечательны и, на взгляд других потенциальных участников, дискриминационными. То есть, предварительное публичное обсуждение условий конкурса могло бы привести к значительному снижению стоимости работ при повышении конкурентности отбора претендентов, сняло бы разного рода подозрения в необъективности госструктуры.

Судите сами. Конкурс объявлен словно специально, под самый Новый год (30 декабря). Последующие праздничные каникулы сокращают и без того ограниченное время подготовки необходимой документации – но, конечно, не для тех, кто знал о сроках заранее. Предмет работ – землеустройство 60-ти не связанных друг с другом лесных участков в различных субъектах РФ. Что осуществить под силу только крупной структуре, каковых в стране, кроме Росземпроекта, всего пять. Совершенно безболезненное разделение лота хотя бы на 10 частей позволило бы привлечь к реализации заказа несравнимо большее число исполнителей, включая региональных.

Далее. По оценке Росземпроекта начальная стоимость работ завышена минимум в два раза, то есть можно сэкономить почти миллиард бюджетных средств. С другой стороны, эта гигантская сумма требует от каждого участника конкурса внесение на двухмесячный депозит почти 100 млн. рублей. Что даже для крупных исполнителей, особенно с учетом тех же новогодних каникул, задача проблематичная. И в этом случае снижение суммы лота и его дробление привлекло бы немало участников.

В итоге вся конкуренция сводится на нет, а конкурс в итоге выигрывают аффилированные с Рослесхозом предприятия. Прежде всего, «Рослесинфорг», который, в итоге, оказался единственным участником, и, соответственно, победителем январского конкурса. Независимые профессиональные участники, даже с огромным профильным опытом, оказываются на обочине таких конкурсов. Крупных же «чужаков», вроде Росземпроекта, могут «срезать» еще менее прозрачной системой проставления «экспертных» баллов «за квалификацию». Причем оценки старейшему российскому сообществу могут выставляться настолько унизительные, которые не позволят выиграть даже при пятикратном снижении стоимости работ по тендеру.

Впрочем, и эта система дает сбои. Конкурсная комиссия Рослесхоза настолько запуталась в «экспертных» подходах, что иногда противоречит сама себе. Например, в марте прошлого года Земпроект предложил выполнить работы с начальной ценой контракта 1,3 миллиарда рублей за сумму в 5 раз меньшую. Но получил всего 3,43 балла за квалификацию. Нетрудно догадаться, что тендер выиграл с впечатляющими 18,68 баллами уже знакомый нам «Рослесинфорг». Оценив, правда, свое «высококвалифицированное» участие в освоении бюджетных средств в 4 раза выше предложения Земпроекта.

Но далее произошло следующее. В сентябре Рослесхоз объявил новый конкурс на реализацию работ по лесным участкам, географически странно совпадающим с участками прошлых конкурсов. Опять, конечно, беспроигрышную серию уверенно продолжил «Рослесинфорг». Земпроект подал те же квалификационные документы, что и в марте, но неожиданно получил «экспертную» оценку почти в 2 раза выше прежней. Это не помогло догнать привычного фаворита с его заоблачными баллами, но дало основание для искового заявления в суд.

Дело в том, что если бы подобную оценку Земпроект получил бы весной за такую же заявку, он бы выиграл тендер. И уже заключенный между Рослесхозом и привычным победителем «Рослесинфоргом» госконтракт становился недействительным.

Так и произошло в 2009 году, когда возникла подобная ситуация. И в начале 2010-го суд признал заключенный госконтракт незаконным. Однако и Рослесхоз и «Рослесинфорг» в итоге остались «при своих». Так как половина работ была сделана и уже оплачена, реституцию признали невозможной. Но «безгрешность» взаимоотношений аффилированных структур оказалась официально зафиксированной решением суда.

Когда в 2010 году случились кадровые изменения и в Рослесхозе, и в «Рослесинфорге», новым руководством этих структур было обещано землеустроителям справедливое отношение в конкурсах по части работ в сфере землеустройства лесных участков, что является профильной деятельностью Росземпроекта. Казалось бы, налаживалось взаимопонимание. Поэтому, между сторонами в 2010 году был подписан мирный договор.

Но как только появились новые бюджетные деньги, обещания были забыты, о чем свидетельствует ход конкурсов последнего года. Поэтому предложения Владимира Путина о скорейшем внедрении общественного контроля в сфере госзакупок является более чем актуальной. И хорошо, если бы ведомства реализовали их без дополнительного окрика. Хотя бы начали движение в этом направлении. Для восстановления доверия, устранения пересудов, сбережения народных денег, поддержки не только крупного, но среднего и малого бизнеса. А мы бы могли сделать выводы, кто на деле поддерживает программу кандидата в Президенты России.

Ну а последний, явно несправедливо проведенный конкурс надо бы отменить или хотя бы перенести. И объявить новый – с учетом пожеланий широкого участия профессионального сообщества: снижением начальной цены в 2 раза и разбивкой хотя бы на 10 лотов. Все это позволит привлечь дополнительных участников рынка государственного заказа. И восстановит к нему доверие.

В этом, надеюсь, заинтересованы все.