18+
  1. Путчу не хватило пиара

Путчу не хватило пиара

Путчу не хватило пиара
В пятницу в Москве на 74-м году жизни скончался вице-президент СССР Геннадий Янаев, один из идеологов ГКЧП, активный участник путча, человек, который должен был заменить на посту президента СССР Михаила Горбачева, если бы переворот удался.

Инженер-механик сельского хозяйства по образованию, Янаев с 1963 по 1968 год был вторым, а потом и первым секретарем Горьковского областного комитета ВЛКСМ, после чего 12 лет возглавлял Комитет молодёжных организаций СССР. До 1990 года – секретарь и председатель ВЦСПС. С декабря 1990 по август 1991 года – вице-президент СССР.

Именно Янаев в августе 1991 года объявил на весь мир о том, что Михаил Горбачев болен, поэтому власть он берет в свои руки. И весь мир тогда заметил, что руки эти дрожали. Вот что Янаев говорил в одном из своих интервью два года назад: «Да, ручонки действительно подрагивали, и объяснение этому могло быть самое простое: мол, старик вчера надрался. Демократические циники вовсю эксплуатировали эту тему. Но на самом деле решение о введении ГКЧП было принято в обход меня, и я о нём узнал в самый последний момент, в 21.00, когда группа товарищей уже слетала к Горбачёву в Форос. Меня уламывали в буквальном смысле до 12 ночи, чтобы я подписал соответствующие документы, и только в начале первого я это сделал. Бессонная ночь, нестандартное решение (это же вам не высморкаться!), пресс-конференция, на которой я должен объявить, что Горбачёв болен… Но я её переношу на 17.00, потому что у меня нет никакого документа о его болезни. У меня была обычная человеческая реакция. Что я, робот, что ли?! Сижу перед миллионами советских людей, перед всем миром и в ответ на вопрос, чем болен президент, ничего сказать не могу... Естественно, я волновался. А вот если бы не волновался и сидел бы как истукан, то было бы ясно: пора стреляться. Я же живой человек и до сих пор каждый день пропускаю через своё сердце все эти события».

В своем воззвании путчисты утверждали, что население негативно относится к демократическим реформам, утверждали, что «развитие страны не может строиться на падении жизненного уровня населения» и обещали жёсткое наведение порядка.

План путча состоял в следующем: отстранить от власти президента СССР путём его изоляции, установить постоянный контроль за местонахождением руководства РСФСР и Москвы, народных депутатов СССР, РСФСР и Моссовета, имеющих демократические взгляды. Всех их затем планировалось задержать. Совместно с частями Советской Армии и подразделениями МВД задумывался штурм здания Верховного Совета РСФСР с последующим интернированием захваченных в нём лиц, включая руководство России. Однако ничего из этих планов осуществить не удалось.

За участие в попытке переворота Янаева привлекли к уголовной ответственности, на внеочередном V Съезде народных депутатов СССР сняли с должности вице-президента и поместили в «Матросскую тишину», откуда он вышел спустя 3 года после амнистии, объявленной Государственной Думой России. «Путч провалился потому, что население в то время было граждански очень активным, - сказал «Веку» писатель Эдуард Тополь. – Сегодня подобный переворот было бы осуществить гораздо легче, чем тогда, ведь у народа – социальная апатия, он устал от политики. Конечно, речь не идет о возврате к коммунистическому прошлому, это уже закрытый вопрос, но вот какая-нибудь новая идеология вполне могла бы иметь сейчас успех».

С писателем не соглашается депутат Государственной Думы Елена Драпеко. «Думаю, с тех пор мало что изменилось – ни ситуация в стране, ни сами люди, - сказала она «Веку». – Кроме, разве что, информационного пространства. Ведь путч провалился потому, что заговорщики не доверяли своему народу, вместо того, чтобы рассказывать о своих замыслах и «продвигать» свои идеи, они закрылись от людей. Помните, что в те дни показывали по телевизору? Правильно, балет «Лебединое озеро». Что ж, сегодня информационные методы отлично развиты. Если бы путчисты были ими вооружены, переворот бы удался».

Добавим, что среди тех, кто вышел на защиту Белого Дома, были Мстислав Ростропович, Андрей Макаревич, Константин Кинчев, Маргарита Терехова, будущий террорист Шамиль Басаев и руководитель компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский

Сам Янаев потом не раз утверждал, что Белый Дом они штурмовать вовсе не собирались. «Никогда такого решения ГКЧП не принимал!, - рассказывал он в том же интервью. - Да, отдельные разработки были, потому что развитие ситуации надо было учитывать во всех плоскостях, но их в дело никогда бы не пустили, потому что нужно было именно политическое решение. Технические возможности взять Белый дом у нас были, и крови пролилось бы меньше, чем в октябре 1993 года. Но у нас не было ни желания, ни стремления реализовывать подобный сценарий… Если бы был приказ, куда бы делись все офицеры и генералы!.. Но дело в том, что приказа не было. А вот если бы я был политическим циником и держался за власть, как ныне покойный Борис Ельцин (пусть земля ему будет пухом), то мы на штурм пошли бы. И, кстати, история и жизнь нас оправдали бы».

Жертвами путча стали 3 человека - они погибли в ночь на 21 августа во время инцидента в тоннеле на Садовом кольце, где сторонники Бориса Ельцина столкнулись с колонной бронетехники Таманской дивизии. Всем троим посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза «за мужество и гражданскую доблесть, проявленные при защите демократии и конституционного строя СССР». Трое заговорщиков – Борис Пуго, Сергей Ахромеев и Николай Кручина – после того, как путч провалился, покончили жизнь самоубийством. Оставшиеся путчисты были арестованы.

«Формально получается так, что каждый из этих людей (кроме Варенникова), принявших амнистию, как бы согласился с тем, что он виновен, и как бы согласился с тем, что он виновен в том, в чём его обвиняли, в том числе и по 64-й статье, - пишет генерал-лейтенант юстиции в отставке Анатоолий Уколов. - Формально так. Но все они принимали амнистию с оговоркой: «Я невиновен. И только лишь потому, что мы устали, нам надоело, в интересах общества, в интересах государства, откликаясь на решение Государственной Думы об амнистии, только поэтому мы принимаем амнистию».

В ночь на 20 сентября 2010 года Геннадий Янаев почувствовал себя плохо – он страдал от заболевания легких и был госпитализирован в тяжелом состоянии в Центральную клиническую больницу. Ему поставили диагноз «рак легких», врачи оценивали состояние пациента как очень тяжелое. Консилиум специалистов принял решение провести сложнейший курс химиотерапии для того, чтобы продлить жизнь политическому деятелю. Однако медики признавали, что болезнь была в запущенном состоянии, и не гарантировали благополучного исхода лечения. Через четыре дня Геннадий Янаев умер.