18+
  1. «Путин 2.0»: обновление зависло

«Путин 2.0»: обновление зависло

«Путин 2.0»: обновление зависло
Отчет уходящего премьера Владимира Путина перед депутатами Госдумы о проделанной работе правительства предсказуемо превратился в привычный набор радужных идей, правда, без объяснений, как именно они будут реализовываться.

Примечательно, что некоторые из нарисованных будущим главой РФ перспектив ранее категорично отметались его подчиненными.

Так, например, получилось с заявлением Путина относительно взаимоотношений России с НАТО. Премьер-министр, конечно, не преминул назвать НАТО «атавизмом холодной войны», но подчеркнул, что с ним нужно считаться, так как его существование – это геополитическая реальность, а потому Россия, все же, продолжит оказывать помощь миссии альянса в Афганистане.

Владимир Путин выступил с защитой намерения правительства предложить НАТО новую базу на российской территории для облегчения транзита военных грузов в Афганистан. «Нашим национальным интересам соответствует поддержание стабильности в Афганистане и мы публично говорим об этом: мы будем вам (НАТО - ред.) помогать, поэтому транзит будем обеспечивать», - заявил избранный российский президент.

Но как же в таком случае быть с заявлением вице-премьера Дмитрий Рогозина, который на днях написал в своем твиттере о том, что размещать базы НАТО в России никто не будет? «Нет никакой базы НАТО в Ульяновске. Нет, не было и не будет... тот, кто распространяет «новость» про «базы НАТО в РФ», – или провокатор, или просто идиот», - отметил Рогозин, предложивший считать написанное в микроблоге официальным заявлением. Видимо, теперь Дмитрий Олегович примется доказывать, что его шеф имел в виду совсем другое.

Владимир Путин, и правда, накануне оговорился, что в Ульяновской области будет не база НАТО, а транзитный пункт или «площадка подскока» в случае транзита по воздуху грузов для западных солдат в Афганистане. Но проблема в том, что, по словам некоторых экспертов, суть этих понятий все равно одна и та же.

«Политкорректное словосочетание «перевалочный пункт» вместо «пунктов базирования» появилось после того, как российская власть почувствовала неприятие обществом идеи развертывания инфраструктуры снабжения НАТО на территории России, - пояснил «Веку» независимый политолог Игорь Джадан. - На самом деле в договоренности, как это озвучивается в американских источниках, идет речь о «пунктах базирования». Премьер-министр заявляет, что «надо помогать им решать проблему по стабилизации ситуации в Афганистане или придется делать это самим», однако такой подход ставит Россию на одну доску с такими подручными США, как Пакистан и страны Персидского залива».

По словам эксперта, проблема в унизительной для России символике происходящего и асимметрии статуса Москвы в этой сделке: если бы США согласились зеркально на транзит персонала и нелетальных грузов для ВС России (например, в Арктике), было бы гораздо меньше возражений против соответствующих прав НАТО на территории России.

«Если кому-то покажется требование симметрии излишним, пускай вспомнит, что Россия неоднократно просила у Литвы права на переброску военных грузов в Калининград для «экономии средств» и для того, чтобы «помочь решить проблему калининградского транзита», но всегда получала отказ. Как видим, страны НАТО не спешат предоставлять России аналогичные права военного транзита через свою территорию. Договор с США только закрепит этот неравный статус, что крайне неприятно в долгосрочной перспективе для государственных интересов Российской Федерации», - говорит Игорь Джадан.

На этом фоне возникают подозрения, что согласие Путина на развертывание пункта транзита в Ульяновске обусловлено не государственными интересами, а чьей-то личной заинтересованностью, например - обязательствами, данными в обмен на признание Вашингтоном легитимности прошедших президентских выборов в РФ, полагает политолог.

Согласие России способствовать экономии американского бюджета путем открытия пункта наземного транзита, по мнению Игоря Джадана, выглядит довольно двусмысленно: если задача по обеспечению безопасности России возложена теперь на американцев, то зачем кормить собственную дорогостоящую армию? «Для чего у Америки такой огромный военный бюджет - понятно, а вот зачем он России, если ее безопасность на южном направлении обеспечивают морские пехотинцы США - неясно. Получается, что российские военные, которым недавно повысили денежное довольствие, нужны Путину для парадов и запугивания оппозиции, а с талибами пускай воюют США. Странная позиция, плохо согласующаяся с предыдущими заявлениями Путина о необходимости «поднятия России с колен»», - резюмирует политолог.

Действительно, уже который год Владимир Путин заявляет о планах «поднятия страны» на первые строчки всех экономических и социальных рейтингов. Говорил он об этом и в среду в Госдуме: причем, в арсенале избранного президента, как обычно, присутствовал набор красивых фраз без конкретики. Так, в планах вновь приходящего главы России: создание 25 миллионов «качественных» рабочих мест в экономике «в ближайшие годы» (в предвыборной статье Путина эта задача относилась к 2030 году, замечает «Газета.Ru»); демографическая политика, способная остановить депопуляцию страны; развитие Сибири и Дальнего Востока; создание некой новой экономики (видимо, несырьевой, но этого слова премьер не произносил); формирование Евразийского союза.

Кроме этого, важнейшей задачей Путин назвал вывод страны со 120-го места в первую двадцатку государств по инвестиционному климату и в пятерку ведущих экономик «через два-три года» (сейчас Россия занимает 9-ю строчку, и ранее премьер говорил о 2020 годе. — «Газета.Ru»).

Отметим, что вечные обещания «улучшения инвестклимата» уже набили оскомину. По словам многих аналитиков, в любых исследованиях инвестиционной и бизнес-привлекательности Россия занимает место во второй сотне и за время правления Путина, а потом Медведева неуклонно скатывалась все ниже и ниже. Улучшение инвестклимата на 100 позиций за несколько лет при нынешнем курсе власти, очевидно, невозможно.

Кроме того, Владимир Путин не пояснил, как при существующем в стране бизнес-климате он обяжет предпринимателей принять активное участие в создании этих самых заявленных «25 миллионов качественных рабочих мест». Вряд ли делу помогут даже госинвестиции в какие-либо отрасли – по словам экспертов, нет никаких гарантий, что они не будут тотально разворовываться, как это происходило все последние годы.

Осваивать Сибирь и Дальний Восток руководство страны также планирует уже лет 10, но, по всей видимости, гораздо успешней это делает соседний Китай. Сегодня эти регионы стремительно лишаются населения, переезжающего в центральную часть России, а тарифы на железнодорожные и авиаперевозки до сих пор превращают тот же Владивосток в дальнее зарубежье.

Наконец, идея Евразийского союза, как пишут некоторые СМИ, выглядит малореализуемой. Несмотря на Таможенный союз и формально существующее единое экономическое пространство с Казахстаном и Белоруссией, Россия постоянно ссорится даже с этими своими ближайшими союзниками. В качестве примера можно привести очередную недавнюю войну с Минском за распределение полетов авиакомпаний между столицами двух государств.

Но, самое главное – от Владимира Путина накануне опять не дождались ни анализа ошибок власти, ни внятных объяснений целей развития страны и методов их достижения. Как обычно, было налито много «воды», подкрашенной красивыми экономическими терминами и обещаниями типа «всем всего». Однако, по мнению многих наблюдателей, после анализа выступления избранного президента в здании в Охотном ряду, можно уверенно говорить, что никакого «Путина 2.0» не существует. Мы имеем все того же много говорящего и мало делающего чиновника…

Последние новости