18+
  1. Расистский аспект событий в Венесуэле

Расистский аспект событий в Венесуэле

Расистский аспект событий в Венесуэле
Противоборствующие стороны в Венесуэле по-прежнему выходят на митинги, но стараются не пересекаться и не обострять обстановку. Оппозиция не смогла свергнуть действующего президента страны Николаса Мадуро, но и он пока не может вернуть себе всю полноту власти. За какое будущее для страны борются оппоненты?

На прошлой неделе в Венесуэле прошла четвертая за последние три недели волна митингов. На акции, прошедшей в Каракасе и организованной оппозицией, ее лидер Хуан Гуайдо объявил 23 февраля днем доставки гуманитарной помощи. После речи лидера оппозиции его сторонники стали расходиться.

Через несколько часов после окончания митинга оппозиции на площади Боливара в Каракасе начался проправительственный митинг в честь Дня молодежи. Перед демонстрантами выступил президент Мадуро. Он не стал прибегать к воинственной риторике и ограничился поздравлением своих граждан с Днем молодежи, сообщает латиноамериканский телеканал Telesur. «Я хочу мира для Венесуэлы, мы все хотим мира для Венесуэлы, чтобы барабаны войны исчезли, чтобы угрозы военного вторжения отступили и чтобы Венесуэла в один голос сказала: мы хотим мира и счастья!» - заявил он во время своего выступления.

Обстановка в Каракасе в день проведения митингов была спокойной, поскольку участники двух акций не пересекались друг с другом. Таким образом, минувший вторник в Каракасе прошел в соответствии с установившейся в последние дни формулой, когда правительство и оппозиция заявляют о нелигитимности оппонентов, но каких-либо насильственных действий не предпринимают.

Между тем, рассказывая о причинах кризиса в Венесуэле, среди которых называют в первую очередь падение цен на нефть, жесткие санкции и политический прессинг США, почти все мировые СМИ обходят вниманием один из самых серьезных факторов кризиса – реинкарнацию стратегии «отбеливания», затеянную отстраненными Боливарианской революцией от власти олигархическими элитами Венесуэлы, которых поддерживает правоконсервативная элита США.

Анализируя причины продовольственного кризиса в Венесуэле, нью-йоркское социалистическое издание Monthly Review пишет, что с XVI по XIX век в стране сложилась экспортноориентированная «экономика тропических плантаций, основанная на рабском труде», которая привела к созданию мощного агроэкспортного комплекса, через который какао, а позднее и кофе поставлялись в Европу и Мексику. Эта система опиралась вначале на рабский, а затем на низкооплачиваемый труд мулатов и метисов.

В 1929 году крах фондового рынка США и связанный с ним обвал цен на сельхозпродукцию вместе с ростом цен на нефть привели к концу периода агроэкспорта и бегству капитала из сельского хозяйства инвестированию его в развивающуюся нефтяную промышленность, причем концессии на нефть шли в основном тем же богатым семьям, которые доминировали в агроэкспортном комплексе.

Это сопровождалось массовой миграцией из сельских районов и ростом численности городской бедноты в связи недостаточной занятостью и слабой инфраструктурой, неспособной поглотить этих новых городских рабочих. Развитие нефтяного сектора еще больше сконцентрировало богатство среди узких кругов правящих элит, а также породило средний класс профессиональных служащих. Возросший потребительский спрос среднего класса Венесуэлы побудил бывших аграрных магнатов, оседлавших нефтяной экспорт, перейти от экспорта к импорту продуктов питания. Со временем в стране сложился мощный агропродовольственный импортно-сбытовой комплекс, всецело зависящий от нефтяных доходов.

В результате было уничтожено собственное аграрное производство. В 1936 году правительство Венесуэлы инициировало программу возрождения сельского хозяйства, финансируемую за счет нефтедолларов. В Венесуэле этот процесс был инициирован крестным отцом так называемой Зеленой революции Нельсоном Рокфеллером, главой нефтяного гиганта Standard Oil.

Венесуэльская программа модернизации сельского хозяйства была частью так называемого «blanqueamiento» (отбеливания). Это нашло отражение, например, в Законе об иммиграции и колонизации 1936 года, который облегчил въезд белых европейцев в Венесуэлу и, по словам министра сельского хозяйства Альберто Адриани, должен был помочь Венесуэле «диверсифицировать сельское хозяйство; развивать новые отрасли и совершенствовать существующие; внести свой вклад в улучшение его расы и повышение его культуры». С этой целью закон поддержал формирование agrícolas (сельскохозяйственных колоний) европейских иммигрантов на самых продуктивных аграрных угодьях страны.

Однако «нефть никогда полностью не преобразовывала Венесуэлу, а скорее создавала иллюзию современности в стране, где сохраняется высокий уровень неравенства», – пишет в своей книге «Life in a Venezuelan Oil Camp» венесуэльский историк, профессор Помонского колледжа (Калифорния) Мигель Тинкер Салас.

И, действительно, в начале Боливарианской революции более половины населения жило в бедности, причем уровень голода был выше, чем сегодня, констатирует Monthly Review.

В 1989 году произошла трагедия, которую назвали El Caracazo – Крушение Каракаса. После того, как президент Венесуэлы Карлос Андрес Перес 27 февраля 1989 года объявил о введении в действие «пакета экономических мер» - тотальной либерализации экономики по планам МВФ для преодоления экономического коллапса, обитатели трущоб Каракаса вышли на улицы столицы. В подавлении протестов приняли участие и полицейские силы. Началась кровавая бойня, продолжавшаяся 10 суток. Когда все было кончено, было заявлено, что число убитых составило 276 человек. Независимые источники называют совершенно другую цифру – 3000 убитых. Возвышение Чавеса и Боливарианской революции - это прямое продолжение El Caracazo и предшествовавших ему восстаний, пишет Monthly Review.

Американское издание The Nation в статье, посвященной деятельности США в Венесуэле, рассматривая другую сторону конфронтационной медали, цитирует бывшего сотрудника американской организации USAID, который сказал, что цель их усилий в стране состояла в том, «чтобы у вас были тысячи юношей, школьников и студентов колледжа… которые были в ужасе от этого индейского парня во власти. Они были идеалистами. Мы хотели помочь им построить гражданскую организацию, чтобы они могли мобилизоваться и организоваться». Другими словами, пишет издание, «USAID стремились воспользоваться расистским страхом (racialized fear) перед Чавесом, чтобы организовать молодежь среднего класса вокруг долгосрочной стратегии победы над ним». Таким образом, то, что происходит сегодня в Венесуэле, можно трактовать как рецидив уже имевшей место попытки «blanqueamiento» (отбеливания), вызвавшей к жизни Боливарианскую революцию.

Текущий момент нынешнего кризиса в Венесуэле состоит в том, что стратегические ошибки, допущенные лидерами Боливарианской антиколониальной революции, сделали кризис, вызванный падением мировых цен на нефть и санкциями США, системным, а прямое вмешательство США и ряда их союзников во внутренние дела страны сделали вероятным падение правительства Мадуро и возврат Венесуэлы к либеральной модели экономики, которая неизбежно превратит страну в прямую колонию США.