18+
  1. Распродажа «оборонки»: «Ростеху» от «Ростеха»?

Распродажа «оборонки»: «Ростеху» от «Ростеха»?

Распродажа «оборонки»: «Ростеху» от «Ростеха»?
Глава «Ростеха» полон экономических планов: Сергей Чемезов заявил, что часть холдингов госкорпорации готова продавать свои акции частным инвесторам. Не исключено, что активы ГК могут быть распределены исключительно по «своим» людям. Эксперты отмечают: сейчас распродажа предприятий ОПК не интересна ни инвесторам, ни государству.

«Ростех» готов к распродаже акций своих холдингов и уже ведет переговоры о реализации долей в оборонных российских холдингах отечественным и зарубежным стратегическим инвесторам. По словам Сергея Чемезова, компаниям для этого не нужно размещаться на бирже, необходимо лишь привлечь финансовых партнеров, которые вошли бы в состав корпорации. Он говорит, что проделана большая работа для того, чтобы ранее убыточные холдинги стали успешными, и напоминает: планы приватизации российской оборонки зрели уже давно.

«Мы давно могли бы провести IPO «Вертолетов России». В 2011 году у нас было уже все подготовлено, но потом начался спад экономики, и по понятным причинам мы остановились с размещением, - заявил Чемезов в интервью «Ведомостям». - Сейчас нет смысла проводить IPO, выгоднее найти стратегического инвестора и продать ему часть актива». Глава «Ростеха» добавляет, что по «Вертолетам России» уже ведутся переговоры с итальянской AgustaWestland. Кроме того, стратегическими партнерами могли бы выступить франко-германо-испанская Eurocopter или некоторые арабские фонды. Однако санкции в отношении России, судя по всему, пока свернули диалог.

Тем не менее, по словам Сергея Чемезова, сегодня часть холдингов госкомпании уже готова к тому, чтобы продать часть акций частным инвесторам. В качестве примеров он приводит «Калашников» или КамАЗ. Как стало известно, «Ростех» не собирается выкупать 23,54% акций крупнейшего производителя грузовых автомобилей у группы инвесторов, куда входят экс-владельцы ИК «Тройка Диалог» и гендиректор компании Сергей Когогин. Зато пакет могут выкупить «китайские партнеры», заявил Чемезов. Напомним, 49,9% компании принадлежит «Ростеху», 23,54% - консорциуму инвесторов, 15% - немецкой Daimler AG, 4,25 и 3,72% - американской KAMAZ International Management и ООО «Финансово-лизинговая компания КамАЗ» соответственно.

Еще в начале года глава «Ростеха» говорил, что акции КамАЗа могут выкупить ВЭБ, РФПИ или сама госкорпорация. Однако затем стало известно, что ГК считает «комфортной» текущую долю в компании, при этом, говорят, китайских партнеров на сегодняшний день у КамАЗа нет.

Что касается концерна «Калашников», созданного на базе стагнирующего НПО «Ижмаш» в августе 2013 года, доля «Ростеха» в нем составляет 51%. 49% были переданы двум частным инвесторам: Андрею Бокареву («Трансмашхолдинг», «Аэроэкспресс») и Алексею Криворучко («Аэроэкспресс»). Сам Сергей Чемезов при этом отмечает: поступления от предприятий ГК не снижаются, экспортные контракты только увеличиваются, растут объем ГОЗ и выручка «Ростеха». Есть ли в таком случае смысл в передаче стратегических российских компаний в частные руки?

«Я исхожу из презумпции невиновности, - предупредил «Век» руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев. - Да, «Ростех», как сообщал Чемезов, решил не проводить IPO своих дочерних компаний, но привлечь стратегических инвесторов. Что тут особенного? Чем отличается от опыта других стран? Он действует в том коридоре возможностей, которые у него есть. А эти коридоры создают другие люди: государство и те, кто его представляет. Чемезов только пользуется. Осталось дождаться результатов».

«Сама по себе идея приватизации государственных предприятий в целом неплохая. Частный бизнес способен очень быстро исключить факты коррупции, хищений и, тем самым, сделать производство более эффективным, - заявил «Веку» аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов. - К сожалению, у госпредприятий, финансируемых из бюджета, этого не получается. В российской прессе достаточно регулярно появляются сообщения о неэффективном и даже странном использовании госсредств. В частности, в оборонной отрасли не так давно вскрылись факты хищений в системе ГЛОНАСС, но есть много и других подобных случаев. Разумеется, приватизация должна проводиться в соответствии с российским законодательством, в том числе с учетом государственной тайны и так далее.

Другое дело, что именно сейчас в российской экономике сложилась такая ситуация, что все активы - в том числе и производственные, заметно подешевели в иностранной валюте. Биржевой индекс РТС, рассчитываемый в долларах США, в настоящее время в 2,6 раза ниже своего максимума в 2007 году. При этом аналогичный индекс ММВБ, рассчитываемый в рублях, ниже максимального уровня лишь на 20%. Такая разница возникла благодаря мощному ослаблению курса рубля к доллару. Если правительству благодаря приватизации нужно получить валюту, то сейчас для этого явно неподходящий момент, а если оно согласно на рубли, то продажа госсобственности вполне может состояться», - резюмирует эксперт.

«У данной проблемы есть два аспекта, - пояснил «Веку» независимый аналитик Дмитрий Адамидов. - С одной стороны, оборонные предприятия действительно нуждаются в инвесторах, в том числе и для реализации конверсионных программ и международных проектов.

Но вот в какой форме это лучше всего реализовывать - вопрос остается открытым. На мой взгляд, оптимальным с точки зрения результативности являются создание дочерних предприятий под каждый конкретный проект и привлечение проектного финансирования. Продажа акций или долей в крупных предприятиях ОПК (например, в концерне «Калашников» или «Вертолетах России») на самом деле не интересна ни стратегическому инвестору, ни государству. В нынешних условиях стратегический инвестор все равно не сможет в своих интересах влиять на политику предприятия, а государство как основной акционер получает дополнительную головную боль (вспомним, как в 1990-е тот же «Боинг» скупал акции «РКК Энергия» явно не в благотворительных целях) и рост расходов на управление».

Интересна данная схема только посредникам и управленцам-чиновникам, полагает эксперт. «На сделке можно хорошо заработать и вдобавок создать еще пару-тройку «избыточных» должностей в совете директоров или управляющей компании с высокой зарплатой. Именно этим фактом я в первую очередь и объясняю не снижающуюся активность «Ростеха» в данном вопросе», - заключает Адамидов.

В памяти наблюдателей еще свежа история с приватизацией крупнейшего производителя титана в мире – «ВСМПО-Ависма», в ходе которой тогда еще ФГУП «Рособоронэкспорт» приобрел 66% акций завода, а на ключевых постах оказались подчиненные Сергея Чемезова. Сам «главный технолог» страны возглавил совет директоров корпорации и совсем недавно был в очередной раз переизбран на пост председателя.

Как известно, продукция «ВСМПО-Ависма» идет на детали для Boeing и Airbus, компоненты авиадвигателей, спутников связи, межконтинентальных ракет и подводных лодок, титановые имплантанты, часы, велосипеды и клюшки для гольфа. В число клиентов корпорации входят также НПО «Сатурн», Воткинский завод, ГКНЦП им. Хруничева, PowerJet и Rolls Royce. Само собой, склонный к тому, чтобы прибрать под крыло «Ростеха» все значимые промактивы страны, Чемезов вряд ли мог пройти мимо такого лакомого куска: компания занимает 30% мирового рынка титана. Но действовать он стал, видимо, как привык.

Осенью 2005 года на заводе появились бойцы ОМОНа и сотрудники Генпрокуратуры. Компанию принялись «шерстить» на предмет незаконных хищений в процессе приватизации. Затем к делу подключилась налоговая служба, якобы обнаружившая недостачу в 2 млрд. рублей за 2005 год. Наконец, владельцев «ВСМПО-Ависма» Владислава Тетюхина и Вячеслава Брешта стали приглашать на беседы в «Рособоронэкспорт» и в администрацию президента. «Основной мотив бесед был такой, - приводили СМИ слова знакомого бизнесменов, - молодцы, что посадили на титановую иглу мировую авиапромышленность. Родина вас благодарит и просит все подарить «Рособоронэкспорту».

Как говорили, уже тогда госкорпорация Чемезова была настроена на полное доминирование и 100-процентное управление корпорацией. Рассказывали, что решение принимали в обход акционеров компании, для расчетов с ними «Рособоронэкспорт» привлек кредит – около $1 млрд. от консорциума госбанков со Сбербанком во главе.

Сколько получили собственники на самом деле – доподлинно неизвестно. Известно лишь, что в 2006 году госкорпорация закрыла сделку, получив 66% акций «ВСМПО-Ависма» (около 4% осталось у Тетюхина, остальное новые владельцы заложили по кредиту). Представители дочерней компании «Рособоронэкспорта» «Оборонимпэкс» Михаил Шелков и Михаил Воеводин вошли в состав совета директоров. Говорят, это одни из ключевых фигур в команде Чемезова. Господин Воеводин недавно вновь был переизбран гендиректором титановой корпорации.

После того как ГК Чемезова фактически «отжала» «ВСМПО-Ависму», аналитики отметили снижение интереса к активу – все ведущие инвестбанки перестали анализировать корпорацию с точки зрения интересов частных инвесторов. Как говорилось выше: понятно, что, войдя в капитал компании, блокпакет которой принадлежит государству, инвесторы не смогут ничего решать. Более того, некоторые банковские аналитики еще в 2010 году сетовали: компания, конечно, фундаментально привлекательна, но постепенно все же становится «черным ящиком», предоставляя о себе мало информации, например, не публикуя отчетности по МСФО.

В свое время Сергей Викторович строил «Ростех», пытаясь собрать воедино все убыточные оборонные активы и вывести их на «новый уровень». Ни для кого не секрет, как именно «чемезовцы» подчиняли себе предприятия, требуя деньги из федерального бюджета на погашение кредитов.

Не случайно бывший вице-премьер правительства РФ Алексей Кудрин писал первому вице-премьеру Игорю Шувалову о том, что передача активов «Ростеху» - не что иное, как скрытая приватизация, которая предполагает непрозрачность механизмов и «направлена на увод доходов от продажи госактивов из федерального бюджета». Кудрин предлагал обязать ГК согласовывать с кабмином любые решения по отчуждению предприятий. Однако Сергей Чемезов, по сути, остался сам себе хозяином, для продажи актива достаточно лишь визы наблюдательного совета госкорпорации, который всегда проходит в закрытом режиме. Председателем Набсовета, к слову, является глава Минпрома Денис Мантуров, которого считают не только давним приятелем главы «Ростеха», но и его партнером по захвату ряда предприятий (например, НПО «Сатурн»).

Видимо, поэтому последующая продажа «Ростехом» пакета «ВСМПО-Ависма» своим же людям прошла без сучка, без задоринки. Примечательно, что еще в октябре 2012 года ГК вроде бы и не помышляла о management buy-out столь ценного актива, но затем Чемезов (также, как и сейчас) объявил о поиске «стратегического инвестора», решив сохранить за собой блокпакет. Причем бывший сотрудник госкорпорации говорит, что от желающих купить предприятие с выручкой более $1 млрд. и многолетними гарантированными контрактами отбоя не было. Однако руководством «Ростеха» были отвергнуты и американская Alcoa, и два инвестбанка. Зато титанового монополиста каким-то чудом удалось приобрести топ-менеджерам в лице того же Воеводина.

Вскоре стало понятно, что покупатели получили компанию, даже не заплатив за нее собственных денег, а просто взяв на себя обязательства «Ростеха» перед Сбербанком (долг, взятый для выкупа долей прежних акционеров в $495 млн.). Сумма сделки, которую профинансировал Сбербанк под залог покупаемых акций, составила $965 - 970 млн., сообщали СМИ. «Ростех» продал менеджменту корпорации «ВСМПО-Ависма» 45,42% акций, ранее команда управленцев скупила на открытом рынке около 4,6% акций предприятия. Эти пакеты были переданы в созданное для данной сделки ЗАО «Бизнес Альянс Компани» (БАК), где 75% плюс одна акция принадлежали менеджменту, а 25% минус одна акция - «Газпромбанку». Таким образом, БАК стал контролировать 50%+1 акция «ВСМПО-Ависма», блокирующий (25%+1 акция) пакет остался у «Ростеха».

Основным бенефициаром сделки издание называло главу «Проминвеста» Михаила Шелкова. Дескать, остальные менеджеры (Михаил Воеводин, Алексей Миндлин, Дмитрий Санников и Артем Кисличенко) выступали лишь техническими игроками с пакетами не более 5%. Получается, что «Ростех» продал акции предприятия фактически самому себе – то есть, представителям команды Чемезова. А заплатил за это госбанк.

Не исключено, что подобный сценарий будет действовать и на сей раз, ведь Сергей Чемезов снова ищет «стратегических партнеров». Видимо, прав был Кудрин: «Ростех» банально проводит скрытую прихватизацию, скупая стратегические государственные активы, да еще и за счет кредитов госбанков? Вот только отечественной оборонке от этого вряд ли будет легче. Вполне вероятно, что она станет такой же «черной дырой» (как в свое время АвтоВАЗ), в которой пачками начнут исчезать бюджетные миллиарды.