18+
  1. «Русский дисконт» Германа Грефа

«Русский дисконт» Германа Грефа

«Русский дисконт» Германа Грефа
19 сентября завершилась история с размещением акций крупнейшего банка страны – российского Сбербанка на мировом и отечественном фондовых рынках. Главный владелец - Центробанк, которому принадлежит более 60% акций Сбера, продал 7,58% бумаг на общую сумму в 5,2 млрд долларов.

Глава банка Герман Греф сказал, что «чувствовал себя как на экзамене, который он успешно сдал», первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев назвал сделку «выдающимся событием в новейшей истории России», а первый вице-премьер Игорь Шувалов увидел в ней «надежду для размещения другого госбанка – ВТБ», и под конец всех похвалил президент Владимир Путин, - пишет Олег Гладунов на сайте «Свободная пресса».

«Это одна из наиболее прибыльных сделок за последние 10 лет в этой сфере после Apple. На каждые 100 долларов, вложенных в Сбербанк десять лет назад, сегодня главный акционер - Центральный банк России - получил 3700 долларов. Это очень хорошая доходность», - передает слова президента Путина агентство РИА «Новости».

Насчет хорошей доходности Владимир Владимирович лукавит – это смотря с чем сравнивать. Например, если сравнить с 2010 годом, то тогда стоимость акций Сбербанка на фондовой бирже ММВБ впервые за два года превысила цену «народного IPO» 2007 года, и выросла почти в семь раз после кризиса, притом что сам индекс ММВБ поднялся лишь в 2,3 раза. В результате капитализация банка (общая стоимость его акций) на мировом рынке достигла 65,84 млрд долларов, а сейчас он стоит около 60 млрд долларов. При этом никакого кризиса в мире после 2010 года вроде бы не было, о нем пока только говорят.

И непонятно, причем здесь Apple? Капитализация самой дорогой компании мира оценивается на сегодняшний день почти в 658 млрд долларов, и Сбер с ней рядом не стоял. Уж если российский банк и нужно с чем-то сравнивать, то с крупнейшими европейскими банками - британским HSBC (142 млрд) или с испанским Banco Santander (63,8 млрд), который стоил дешевле Сбербанка еще два года назад.

«Мы продавали историю России, успешного банковского сектора и самого Сбербанка. Невозможно продать историю, если она не успешна», - заявил Герман Греф в интервью РИА «Новости». Действительно, Сбербанк со своей 170-летней историей – это огромная компания по российским меркам, в прошлом году он заработал 322 млрд рублей прибыли, имеет порядка 20 тыс. отделений и дает работу свыше 220 тыс. сотрудникам. Вот только стоило ли продавать нашу «историю» с дисконтом западным спекулянтам – это вопрос.

Российский секонд хенд

Весной 2007 года Сбербанк провел размещение акций среди широкого круга инвесторов, так называемое «народное IPO», новыми акционерами банка стали 30 055 физических лиц – граждан России. Правда, по сути, это было SPO (от английского слова «секонд», то есть вторичное размещение), так как к этому времени акции банка уже обращались на бирже. Тогда акции продавались по цене 89 рублей за бумагу, и Сбербанк получил от продажи 230 млрд рублей, то есть не 5,2 как сейчас, а все 8,8 млрд долларов.

Нынешний «секонд хенд», как отмечают рыночные аналитики, проходил с дисконтом к мировой рыночной цене акций Сбербанка в 1,8%. Правда, обычно «русский дисконт», который отечественные компании скидывают иностранным инвесторам «за риск» при размещениях превышал 10%. Но и это немало для такого эмитента как Сбербанк, занимающего третье место по капитализации среди банков Европы.

Потому отбоя от покупателей не было: по словам аналитиков, желающих приобрести акции было в 2,5 раза больше чем бумаг, потому что первоначальная стоимости размещения в 91 рубль была ниже рыночной цены в 97 рублей. По словам аналитиков, особенно высокий спрос на бумаги был со стороны крупных западных хедж-фондов. Так называются фонды, которые занимаются рискованными спекуляциями на рынках. Игроки рынка рассказали СМИ, что было три крупных американских фонда: один выставил заявку на несколько сот миллионов долларов, другой TPG - около 1 млрд, а самая крупная заявка, более чем на 1 млрд, поступила от Och-Ziff Capital - хедж-фонда с активами, превышающими 30 млрд долларов. В результате только заявки от этих трех спекулятивных фондов составили около 50% объема предложения акций.

И немудрено - отчего же не купить хорошие активы задешево? Кроме того, акции Сбербанка на российском рынке считаются «защитными» - в них уходят инвесторы в случае кризиса и обвала рынка, так как и их всегда можно быстро продать. Видимо, американские спекулятивные фонды, активно работающие на российской бирже, решили «хеджировать риски» - подстраховаться на случай скорого кризиса и обвала рынка. Интересно, не «по просьбе» ли этих хедж-фондов руководство ЦБ столь срочно проводило SPO?

Ведь на сегодняшний день справедливая цена акции крупнейшего российского банка, по оценкам рыночных аналитиков, составляет не меньше 130 рублей за бумагу, в то время как итоговая цена продажи составила 93 рубля. К тому же, ценовой ориентир в 100 рублей за акцию, который первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев озвучил в январе этого года - как «необходимое условие» размещения акций Сбербанка, даже близко не был достигнут. Так зачем же было торопиться?

К тому же, российские рыночные игроки, почему-то, не особо вложились в «сверхнадежный» Сбербанк. Первоначально, по информации зампреда ЦБ Сергея Швецова, планировалось продать на отечественном рынке ММВБ до 15% акций, потом планку опустили до 10%. Но в итоге на российском рынке было продано бумаг всего лишь на 4,8 млрд долларов, из общей суммы 159,3 млрд в рублевом эквиваленте, что не дотягивает и до 5% размещения.

Кроме того, до SPO акции Сбера на ММВБ торговались дороже 97 рублей за штуку, а после они упали вместе с рынком почти до 93 рублей - едва удержали цену размещения. Выходит, что размещение акций Сбера не помогло отечественному рынку удержаться от падения в результате снижения цены нефти, и особо не прибавило ему капитализации. О каком же «выдающемся достижении» говорит первый зампред ЦБ?

Не в бюджетного коня корм

Правительство запланировало на 2012 год доходы от приватизации в размере 300 млрд рублей, но поступления от продажи пакета Сбербанка не покроют и половину этой суммы. Согласно российскому законодательству, основной акционер Сбербанка – Центробанк – обязан перечислить в казну 75% своей прибыли. Однако в Минфине пояснили, что полученные ЦБ средства «не имеют целевого назначения и пойдут на финансирование общих госрасходов». Но еще не факт, что государству вообще что-то достанется.

Ведь как заявил накануне SPO агентству Reuters зампред Швецов, курирующий в ЦБ операции фондового рынка: «Валюту, которую мы получим, положим в резервы, а рубли - в печку. Мы эмиссионный банк, у всех рубли - это активы, а у нас пассивы. А когда будем перечислять прибыль в бюджет, мы их опять напечатаем». Таким образом, по словам Швецова, размещение 7,8%-процентного пакета акций Сбербанка не окажет давления на валютный рынок. Но и госбюджет не получит «навара» от этой приватизации, целью которой, кстати, изначально называли его пополнение. Вся валюта пойдет в золотовалютные резервы Центробанка, читай – в бумаги ФРС США и ЕЦБ. Конечно, их государственным бюджетам валюта сейчас ой как нужна, но как же российская казна?

«Действительно странно, что ЦБ большую часть средств от продажи Сбербанка направит в резервы, ведь одна из целей приватизации - пополнение доходов бюджета», - удивляется аналитик ИК «Совлинк» Ольга Беленькая. Однако, как поясняет главный экономист российского представительства банка BNP Paribas Юлия Цепляева: «В Резервном фонде около 60 млрд долларов, дефицита бюджета практически нет и беспокоиться в этом плане не о чем». По словам экономиста западного банка, государство снижает свою долю в Сбербанке «не в расчете на какие-то безумные деньги, а чтобы сделать более эффективной экономику»… Остается добавить: и заслужить похвалу от МВФ и ВБ, очередную «медаль» от ФРС США, а также доверие западных инвесторов.

Потому что и самому Сбербанку от вырученных денег ничего не перепадет, кроме «фантиков» - облигаций Центробанка, в которых, по оценкам экспертов, храниться большая часть его капитала. И это не первый случай, когда основной владелец Сбербанка – Центробанк забирает у него деньги, вырученные от размещения акций. Помнится, после прошлого SPO в 2007 году, когда Сбер продал своих бумаг на 230 млрд рублей, его прежний предправления Андрей Казьмин планировал, что на эти средства он будет развивать региональную сеть, чтобы догнать «Почту России» по охвату населения банковскими услугами.

Дело хорошее, но спустя пару дней после размещения, в печати проскочила информация, что Сбербанк покупает у ЦБ «БОБРов» (бескупонных облигаций Банка России) на 200 млрд рублей. После этого, в неформальной беседе автор этих строк спросил у Казьмина, не о тех ли самых деньгах идет речь, и как же тогда с планами Сбера? «Это решение основного акционера, и я ничего не могу здесь возразить», - грустно ответил Андрей Ильич.

Так что, скорее всего и на сей раз Сбербанку опять придется идти с протянутой рукой на тот же американский рынок за кредитами – просить «на развитие». Причем, после того, как вырученные 5 млрд долларов будут вложены через золотовалютные резервы ЦБ в зарубежные активы под 1,5%, ему придется занимать там уже под 8% годовых. К примеру на то, чтобы завершить сделку по покупке турецкого DenizBank у франко-бельгийской группы Dexia за 3,5 млрд долларов, которая должна быть оплачена до конца 2012 года. Вот такая «проданная история» получается…»

На прошлой неделе в публикации «Приватизаторы» Медведева уходят из-под контроля» Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «в Сбербанке и ЦБ не поддержали инициативу Минэкономразвития, связанную с упрощением процедуры приватизации госдоли в банке Германа Грефа.

Ранее главное экономическое ведомство страны предложило сократить участие государства в Сбербанке (речь идет о уменьшении госпакета до уровня ниже 50%), простым согласованием с правительством — все в рамках исполнительной власти. В Сбербанке и Центробанке уверены, что к принятию ответственного решения нужно привлечь законодательную власть — и нужен отдельный федеральный закон.

Снизить доли государства в госбанках (Сбербанке, ВТБ, Россельхозбанке) до уровня менее 50% Дмитрий Медведев, будучи президентом, распорядился в конце марта. Он поручил министерствам проработать механизм таких сделок. Ранее по плану приватизации, утвержденному в ноябре 2010 года, потеря контроля в этих кредитных учреждениях не предполагалась вовсе. Хотя конкретных планов по избавлению государства от контроля в Сбербанке еще не звучало – даже наоборот, летом правительство пошло на попятную – власти разрабатывают механизм, с помощью которого можно будет снизить доли в госбанках до уровня менее контрольного.

Позиции самого банка и Центрального банка (ЦБ) и по вопросу были представлены правительству в начале сентября. Компания и ее акционер выступили против предложения Минэкономразвития внести изменения в ст. 8 закона «О Центральном банке РФ». По этой статье снижение госдоли в Сбербанке, не связанное с потерей над ним контроля, возможно по согласованию с правительством. Если же речь идет о сокращении пакета до уровня менее 50% плюс одна голосующая акция, то для этих целей должен быть разработан отдельный федеральный закон. Минэк считает, что и во втором случае можно обойтись простым согласованием с правительством — так будет оперативнее провести давно откладываемую приватизацию.

ЦБ, не поддержав идею ведомства, указал, что и действующий механизм «не содержит по существу ограничений на приватизацию любой доли» в Сбербанке. Напротив, процедура соответствует положению кредитной организации в банковском секторе как системно значимой, считает регулятор.

Сбербанк также подчеркнул свой особый правовой статус, с учетом которого в условиях финансового кризиса он «выполнял определенные функции в рамках стабилизации банковской системы». И решение данных задач не может быть исключено в будущем. Между тем предложение Минэкономразвития расширяет права правительства как высшего органа исполнительной власти. При этом контроль со стороны законодательной власти исключается, подчеркивают в Сбербанке. Данный факт, учитывая системообразующую роль госбанка, несет регулятивный риск. В числе последствий — нарушение стабильности банковской системы, подрыв доверия со стороны инвесторов — как российских, так и иностранных, аргументируют в Сбербанке.

Сейчас доля государства в уставном капитале Сбербанка равна 57,58%. Согласно плану приватизации от 2010 года, до 2015 года госпакет должен сократиться до 50% плюс одна акция. В ВТБ государству принадлежит 75,5% акций, к 2015-му ожидалось сокращение до того же уровня, что и у «Сбера» (часть пакета в размере 10% была продана в прошлом году). В Россельхозбанке государство — 100%-ный владелец, в течение ближайших лет планировалось сократить долю до 85%. Минэкономразвития летом оценивало 7,58% минусодна акция Сбербанка в 100 млрд руб.

На днях глава Министерства экономического развития РФ Андрей Белоусов заявил, что «речь предпочтительнее вести о продаже [7,58% акций], а не о допэмиссии». Белоусов ожидает, что сделка состоится в этом году», - пишут «Известия».

Подробнее о планах приватизации госактивов читайте в публикации Агентства федеральных расследований FLB «Окольные тропки приватизации».