18+
  1. Русский макрорегион — новый тренд в русской политологии

Русский макрорегион — новый тренд в русской политологии

Русский макрорегион — новый тренд в русской политологии
После распада СССР на территории СНГ получила широкое распространение идеология «евразийства» Гумилева. С уходом из общественного сознания постсоветских народов объединяющей идеологии социализма, «евразийство» рассматривалось как возможная теоретическая база для сохранения и приумножения совместного опыта и перспектив.

ЦитатаНовая идеология России предлагает Западу примириться — в Евразии «медведь» всему голова. Конец цитаты

Позже если не в развитие «евразийства», то во всяком случае с целью сохранения консолидации стран бывшего СССР, российская политология выпустила в обращение новый термин «народов, комплиментарных российскому-русскому». Сегодня

Россия продолжает разрабатывать новые концептуальные идеи для установления себя в качестве глобальной державы

Наша редакция продолжает публиковать материалы западных политологов, посвященных тенденциям развития Евразии вообще и Центральной Азии в частности. В этот раз американский журнал The National Interest опубликовал статью «Региональный мастер-план России охватывает территории от Турции до Индонезии» Ника Пахомова, политолога и члена Российского совета по международным делам (РСМД). РСМД — политологическая структура, учредителями которой являются российские Министерство иностранных дел, а также образования и науки, в Совет попечителей которого входит министр иностранных дел и ряд других влиятельных лиц русского истеблишмента.

В статье на английском языке обозначены некоторые обобщенные взгляды этого истеблишмента на внешнюю политику России.

Евразийства нет — есть макрорегион

«…Политическое землетрясение, последовавшее после выхода Великобритании из состава Европейского союза, меняет международную политику… Очень небольшое количество экспертов смогло разглядеть, что

возможным последствием Брекзита станет то, что в американской внешней политике потеряет приоритетность «азиатское направление»

При этом Путину, которого многочисленные политологические круги называют главным выигравшим от Брекзита, никакого «направления» определять не надо. Евразийский вектор во внешней политике России определен давно и с каждым годом обретает больше четкости». Автор при этом сообщает западной аудитории, что «евразийство», которое на Западе стереотипно воспринимается как влиятельная идеология, представляет собой аморфное образование. Пахомов пишет, что

российская внешняя политика весьма прагматична и рассматривает Евразию как макрорегион, в пределах которого расположено российское государство,

и многовековая история естественным образом сформировала приоритеты России в ее международных отношениях.

Евразия – русский макрорегион

«Евразия со всеми своими проблемами является достаточно естественным и знакомым России ареалом обитания. Каково бы ни было давление на Россию со стороны Запада, особенно расположенной совсем в другом полушарии Америки, у Москвы достаточно пространства, чтобы контрбалансировать и снижать это давление посредством установления связей с многочисленными странами Евразии, на которые наслаиваются многовековые отношения России с каждой из таких стран. Стратегия России в Евразии реализуется во многих сферах.

России есть что предложить каждому ключевому игроку региона

Это может быть безопасность — как в сфере контроля атома, так и в сфере противодействия экстремизму и фундаментализму или в областях борьбы с распространением наркотиков и киберпреступностью. Это может быть исключительно экономическое взаимодействие в области энергетики, инвестиций, развития инфраструктуры и технологий».

Евразия – русский макрорегион с глобальным влиянием

«Все изложенные факторы надо признать, когда анализируешь русскую внешнюю политику. У Кремля имеются существенные трудности в Евразийском макрорегионе. Часто те цели, что ставит перед собой Россия, выше тех средств, которыми она располагает на конкретный исторический момент. Но будет ошибочно не воспринимать ходы России в Евразии с должной осторожностью. Президент Обама выпустил в свет знаменитое «Россия – региональная держава», на что мы отвечаем – «Даже если оценка Обамы верна, тогда регион – это Евразия, а действия Москвы в этом регионе не могут не иметь глобальных последствий».

Вывод

Наблюдается перемена в том, как словесно оформляет «союз нерушимый» российская политология. Сперва это было романтичное «евразийство» с его метафизически-космической предопределенностью стремления народов Евразии друг к другу до состояния, когда они образуют один по сути этнос. Отсюда пошел бытовой юмор постсоветского исторического периода – «Русские – это пехота кочевников, а кочевники – это конница славян».

Потом появился термин «народов, комплиментарных России», с благожелательным, но не столь высокопарным оформлением вышеуказанного стремления. То есть появилось признание того, что в процессе исторического развития Россия и некоторые присоединенные к ней народы сформировали гармоничную и стройную многоцветную картину, дополняя друг друга и обмениваясь ценным опытом.

Следует все-таки признать, что вышеизложенные два словесных экзерсиса были скорее нацелены на внутреннюю аудиторию Евразийского экономического союза.

Во внешнем мире

Россия приучает Запад к новому термину – «российский – русский макрорегион»

и напоминает о прагматичности российской внешней политики и всех правах на доминирование в Евразии. Слова Путина о том, что в своих лесах русский медведь сам себе хозяин, нашли свою научную формулировку.

Последние новости