18+
  1. Шойгу спасет российский космос?

Шойгу спасет российский космос?

Шойгу спасет российский космос?
В космическую отрасль вновь направят космические деньги - руководство Роскосмоса сообщило: в ближайшие семь лет на госпрограмму «Космическая деятельность России» выделят 1 трлн. 910 млрд. рублей. Но эксперты сомневаются, что эти средства смогут помочь одной из самых кризисных и скандальных отраслей даже после ее реформирования.

Очередная реформа Федерального космического агентства, против которой активно выступал бывший руководитель ведомства, в самом разгаре. Если Владимир Поповкин мечтал превратить эту структуру в госкорпорацию по типу Росатома, то Кремль решил по-другому.

Роскосмос, напомним, разделят на две части - агентство станет госзаказчиком и проводником госполитики в космической сфере, а Объединенная ракетно-космическая корпорация (ОАО ОРКК) будет собирать собственно ракеты и спутники, вобрав в себя большинство разношерстных предприятий отрасли. Таким образом, считают эксперты, вероятнее всего, космические предприятия будут готовить к приватизации, после которой в определенные руки перейдут технологии, в том числе передовые.

Роскосмос больше месяца назад возглавил бывший заместитель министра обороны по науке, генерал-полковник Олег Остапенко, который более 20 лет связан с военным космосом. И если по поводу его назначения у большинства наблюдателей пока нареканий нет, то кандидатура его зама - экс-главы «АвтоВАЗа» Игоря Комарова, который увел с завода свою команду, вызывает вопросы.

Комарова называют временным заместителем Остапенко, потому что именно он, как пишут СМИ, должен стать директором ОРКК. Вряд ли это слухи. По словам заместителя руководителя Роскосмоса Дениса Лыскова, проект по созданию новой структуры (ОРКК) уже подготовлен и представлен на рассмотрение президенту, а другие кандидатуры на пост его руководителя, кроме Комарова, не фигурировали.

Сейчас все будет зависеть то того, кто будет иметь больше веса при дележке космического «пирога». Кроме профильного вице-премьера Дмитрия Рогозина называется имя министра обороны Сергея Шойгу. Вполне вероятно, считают некоторые наблюдатели, что военное ведомство добьется права самостоятельно заключать контракты с ОРКК, тогда Рогозин фактически лишится части влияния в отрасли.

Как заявил «Коммерсанту FM» вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов, уход Владимира Поповкина из Роскосмоса - однозначная победа Сергея Шойгу над вице-премьером. «Остапенко пришел в Минобороны с началом кампании против Сердюкова. Он считает себя человеком, близким к Шойгу, но при этом выросшим в структурах Минобороны, - приводит издание слова эксперта. - Таким образом, Роскосмос, который сохранит статус агентства и не будет преобразован в госкомпанию, останется под контролем именно министра обороны».

Это хорошо не только для премьерских амбиций Сергея Шойгу, но и может послужить благом для отрасли, считают некоторые наблюдатели. Президент Академии геополитических проблем, генерал Леонид Ивашов пояснил «Веку»: в нынешних условиях усиление влияния Минобороны - это единственное, что может помочь космической отрасли выйти из кризиса.

«В условиях, в которые руководство страны поставило нашу космическую отрасль, участие военных может оказаться единственной хорошей новостью, - говорит эксперт. - Для выхода из кризиса отрасль нужно менять системно. Заново создавать мощную исследовательскую и элементную базу, восстанавливать закрытые институты, решать проблему с кадрами. Ставить на руководство случайных людей и дробить отрасль на фирмочки, как это делается сейчас, - это не решение кадровых проблем и не системный подход к выводу из кризиса».

Между тем, отмечает Ивашов, военный космос сейчас не испытывает таких критических проблем, как космос «мирный». И спутники наши все имеют двойное назначение, значит, Министерство обороны не так уж и в стороне от этой «гражданской» отрасли. Если же оно получит над ней дополнительный контроль, это может решить многие проблемы, полагает Ивашов.

«Например, наши «зарубежные партнеры по освоению космоса», то есть прямые наши конкуренты, отлично выстроили систему противодействия. Мы много говорим, что наши спутники не летают, а ракеты падают. Неужели потому, что мы такие глупые? Например, в неудачах в запуске ГЛОНАССов я склонен вспоминать тот факт, что у России нет ни одного технического пункта на территории США. А эти пункты нужны так же, как и вышки сотовой связи. А вот Штаты имеют практически свободный доступ на нашу территорию.

Например, у нас есть сведения о том, что в России под прикрытием различных организаций действуют обслуживающие комплексы системы HAARP - геофизического, психотронного или климатического оружия, а также средства широкополосных помех станциям СПРН на территории Российской Федерации.

То есть, наши «партнеры» подошли к освоению космоса системно, мы - нет. Если космическая отрасль СССР работала на пятом техническом уровне, то сегодня едва ли на третьем, тогда как иностранные державы уже поднимаются до шестого», - заключает Ивашов.

В то же время некоторые эксперты считают, что отставка главы Роскосмоса стала и победой тандема Рогозин-Медведев. По словам директора Центра политологических исследований Финансового университета Павла Салина, в итоге выиграл и гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов, который продвинул Игоря Комарова в «космические» начальники.

Заметим, что господин Комаров до сих пор никакого отношения к космосу не имел - он экономист по образованию и явный пример очередного «эффективного» менеджера на посту главы «АвтоВАЗа». В середине 90-х он всего за четыре года поднялся по карьерной лестнице от замглавного бухгалтера Инкомбанка до вице-президента. Затем он был первым вице-президентом в Национальном резервном банке, после - зампредом правления Сбербанка, еще шесть лет - замгендиректора ГКМ «Норильский никель», а в 2008 году стал советником главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова. С 2009 года и до последнего времени Игорь Комаров был одновременно президентом ОАО «АвтоВАЗ» и председателем совета директоров ЗАО «Джи Эм-АВТОВАЗ».

За это время, напомним, автоконцерн был «спасен» неоднократными госвливаниями на сумму около 75 млрд. рублей, сокращениями персонала и снижением всевозможных издержек. Месяц назад некоторые СМИ отмечали: Игорь Комаров был выбран Кремлем на пост главы ОРКК «за свои организационные способности и таланты». «В частности, он сумел за три года вывести «АвтоВАЗ» из глубочайшего кризиса, получив автогигант в свое ведение в 2009 году», - писал «Коммерсант».

Примечательно, что при этом «АвтоВАЗ» на самом деле стал убыточным. Компания официально представила результаты финансовой деятельности за 2013 год - выручка автоконцерна за девять месяцев сократилась на 2,5 млрд. рублей, а прибыль - на 4 млрд. рублей. В первом полугодии нынешнего года его чистый убыток по российским стандартам бухгалтерского учета (РСБУ) увеличился в восемь раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 3 млрд. 726 млн. рублей, а продажи компании за 9 месяцев упали на 12%. Задолженность же перед кредиторами выросла на 9,8 млрд. рублей, это повлекло за собой рост процентов для уплаты на 0,5 млрд. рублей. Так о каких «таланте и способностях» Игоря Комарова идет речь?

В мае 2013 года «АвтоВАЗ» снизил производство сразу на 51% в сравнении с маем 2012-го. При этом автоконцерн спустя два месяца привлек первую часть кредита Внешэкономбанка с лимитом в 25,224 млрд. рублей и сроком на 10 лет (из 60 млрд. рублей до 2020 года). Чуть ранее компания получила 2,27 млрд. рублей от альянса Renault-Nissan, притом, что российский автогигант принес франко-японскому альянсу убытков на 10 млн. евро в первом полугодии 2013 года.

Итогом деятельности Комарова на посту директора «АвтоВАЗа» стало то, что завод до сих пор лихорадит. Число рабочих на градообразующем предприятии Тольятти сократили почти в два раза (со 110 тыс. до 70 тыс. человек). Условия труда и соцгарантии ухудшились, зарплаты не выросли, зато по итогам 2012 года топ-менеджеры компании получили зарплаты в несколько сотен миллионов рублей, сообщает местная пресса.

Возмущает тольяттинцев и то, что, будучи главой автоконцерна, Игорь Комаров значительно приумножил свое состояние. «Проработав на «АвтоВАЗе» менее пяти лет, он купил трехэтажный особняк в зеленой зоне с яхт-клубом и собственным пляжем за 120 млн. рублей (сейчас продает его за 170 млн. рублей), стал владельцем более 2% акций «АвтоВАЗа», а это совсем не маленькие деньг, а в это время рабочие влачат жалкое существование. Разве это справедливо?» - пишет самарский портал work-engels.ru.

На днях еще один местный сайт «Самара.ру» отметил: программа Сергея Доренко на «Эхе Москвы» закончилась перепалкой между ведущим и директором «АвтоВАЗа» по внешним связям Игорем Буренковым. Доренко тогда, пожалуй, очень метко высказался по поводу ожидаемого назначения Игоря Комарова на пост главы ОРКК. «С моей точки зрения, «АвтоВАЗ» - символ некомпетентности, инженерного краха, невероятного инженерного бескультурья, невероятной архаичности… Окраска деталей - бескультурье, подгонка деталей - бескультурье, сборка - бескультурье. Что может быть хуже «АвтоВАЗа?» - такой тирадой разразился Доренко в эфире «Эха Москвы». - Роскосмос испытывает проблемы. У них ракеты летят не туда. То есть у них запахло «АвтоВАЗом» еще давно. У них то же инженерное бескультурье. То есть сейчас им это нужно исправлять. Но ведь «АвтоВАЗ» - это просто музей бескультурья! Комарова лоббировали большие люди. А, может, я ошибаюсь? Кто знает Комарова - дозвонитесь!»

Вскоре в эфир позвонил Игорь Буренков и сообщил, что, мол, Комаров обещал вывести автоконцерн из кризиса и вывел. «Вы пользуетесь архаичностью людей, - перебил его ведущий. - Ваши машинки на коленке можно разобрать. Вот вы и втюхиваете. Они бы и шестерку с третьим движком до сих пор продавали бы».

За последние годы, как известно, в Роскосмосе произошло множество ЧП, связанных с неудачными пусками ракет, из-за которых были утеряны почти два десятка спутников. Станции «Фобос-грунт» и вовсе иронично прозвали не спутниками, а батискафами - их или не удавалось вывести на орбиту, и они падали в океан, или проблемы возникали уже на старте. И это при том, что по сравнению с остальными космическими державами новых спутников на орбите у нас не так много.

Как известно, последней каплей и приговором для Владимира Поповкина стала июльская авария на космодроме Байконур, когда упавшая через несколько секунд после старта ракета «Протон» уничтожила сразу три спутника российской навигационной системы ГЛОНАСС. Учитывая, что ракетно-космическая отрасль была и остается одной из самых стратегических для страны, она должна находиться не только под особым контролем президента России, но и под руководством наиболее квалифицированных кадров. Каким образом человек, по сути, продолживший разваливать «АвтоВАЗ», может навести порядок в отрасли, где дела и без того хуже некуда, - непонятно. Неужели вся надежда лишь на Сергея Шойгу, усиливающего свое влияние теперь и в Роскосмосе?